ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Манускрипт
Станция «Эвердил»
Марта и фантастический дирижабль
Половинка
Метро 2035: Питер. Война
Государева избранница
Содержание  
A
A

Баллада о манекенах

Семь дней усталый старый Бог
В запале, в зашоре, в запаре
Творил убогий наш лубок
И каждой твари — по паре.
Ему творить — потеха,
И вот себе взамен
Бог создал человека,
Как пробный манекен.
Идея эта не нова,
Но не обхаяна никем —
Я докажу как дважды два:
Адам — был первый манекен.
А мы! Ошметки хромосом,
Огрызки божественных генов —
Идем проторенным путем
И создаем манекенов.
Не так мы, парень, глупы,
Чтоб наряжать живых! —
Мы обряжаем трупы
И кукол восковых.
Ругать меня повремени,
А оглянись по сторонам:
Хоть нам подобные они,
Но не живут подобно нам.
Твой нос расплюснут на стекле,
Глазеешь — и ломит в затылке…
А там сидят они в тепле
И скалят зубы в ухмылке.
Вон тот кретин в халате
Смеется над тобой:
Мол, жив еще, приятель!
Доволен ли судьбой?
Гляди — красотка! Чем плоха? —
Загар и патлы до колен.
Ее закутанный в меха,
Ласкает томный манекен.
Их жизнь и вправду хороша,
Их холят, лелеют и греют.
Они не тратят ни гроша
И потому не стареют.
Пусть лупят по башке нам,
Толкают нас и бьют,
Но куклам-манекенам
Мы создали уют.
Они так вежливы — взгляни!
Их не волнует ни черта,
И жизнерадостны они,
И нам, безумным, не чета.
Он никогда не одинок —
В салоне, в постели, в бильярдной, —
Невозмутимый словно йог,
Галантный и элегантный.
Хочу такого плена —
Свобода мне не впрок.
Я вместо манекена
Хочу пожить денек.
На манекенские паи
Согласен даже на пари!
В приятный круг его семьи
Желаю, черт меня дери!
Я предлагаю смелый план
Возможных сезонных обменов:
Мы, люди, — в их бездушный клан,
А вместо нас — манекенов.
Но я готов поклясться,
Что где-нибудь заест —
Они не согласятся
На перемену мест.
Из них, конечно, ни один
Нам не уступит свой уют:
Из этих солнечных витрин
Они без боя не уйдут.
Сдается мне — они хитрят,
И, тайно расправивши члены,
Когда живые люди спят,
Выходят в ночь манекены.
Машины выгоняют
И мчат так, что держись!
И пьют и прожигают
Свою ночную жизнь.
Такие подвиги творят,
Что мы за год не натворим,
Но возвращаются назад…
Ах, как завидую я им!
Мы скачем, скачем вверх и вниз,
Кропаем и клеим на стенах
Наш главный лозунг и девиз:
«Забота о манекенах!»
Недавно был — читали? —
Налет на магазин,
В них — сколько не стреляли —
Не умер ни один.
Его налогом не согнуть,
Не сдвинуть повышеньем цен.
Счастливый путь, счастливый путь, —
Будь счастлив, мистер Манекен!
Но, как индусы мы живем
Надеждою смертных и тленных,
Что если завтра мы умрем —
Воскреснем вновь в манекенах!
Так что не хнычь, ребята, —
Наш день еще придет!
Храните, люди, свято
Весь манекенский род!
Болезни в нас обострены,
Уже не станем мы никем…
Грядет надежда всей страны —
Здоровый, крепкий манекен.

Баллада о Кокильоне

Жил-был
учитель скромный Кокильон.
Любил
наукой баловаться он.
Земной поклон за то, что он был в химию влюблен,
И по ночам над чем-то там химичил Кокильон.
Но, мученик науки гоним и обездолен,
Всегда в глазах толпы он — алхимик-шарлатан.
И из любимой школы в два счета был уволен,
Верней, в три шеи выгнан непонятый титан…
Титан
лабораторию держал
И там
он в муках истину рожал.
За просто так, не за мильон, в трехсуточный бульон
Швырнуть сумел все, что имел, великий Кокильон.
Как яблоко, упавши на голову Ньютона,
Толкнуло Исаака к закону о Земле,
Так случай не замедлил ославить Кокильона, —
Однажды в адском супе заквасилось желе.
Бульон
изобретателя потряс.
Был он —
ничто: не жидкость и не газ.
Минуту гений был смущен, но — чудом окрылен,
На всякий случай «Эврика!» воскликнул Кокильон.
Три дня он отвлекался этюдами Шопена,
Охотился, пил кофе и смысл постигал,
Ему шептали в ухо, что истина в вине, — но
Он твердою походкою к бессмертью зашагал.
Он днем
был склонен к мыслям и мечтам,
Но в нем
кипели страсти по ночам.
И вот, огнем испепелен и в поиск устремлен,
В один момент в эксперимент включился Кокильон.
Душа его просила, и плоть его хотела
До истины добраться, до цели и до дна, —
Проверить состоянье таинственного тела,
Узнать, что он такое: оно или она?
Но был
в великом опыте изъян —
Забыл
фанатик начисто про кран.
В погоне за открытьем он был слишком воспален,
И миг настал, когда нажал на крантик Кокильон.
И закричал безумный: "Да это же коллоид!
Не жидкость это, братцы, — коллоидальный газ!"
Вот так, блеснув в науке, — как в небе астероид —
Простой безвестный гений безвременно угас.
И вот —
в нирване газовой лежит,
Народ
его открытьем дорожит.
Но он не мертв, он усыплен, разбужен будет он
Через века. Дремли пока, Жак-Поль де Кокильон!
А мы, склонив колени, глядим благоговейно.
Таких, как он, — немного четыре на мильон!
Возьмем, к примеру, Бора и старика Эйнштейна,
Раз-два, да и обчелся — четвертый Кокильон.
111
{"b":"249","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Древние города
Твоя лишь сегодня
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Вопрос жизни. Энергия, эволюция и происхождение сложности
Катарсис. Старый Мамонт
План Б: Как пережить несчастье, собраться с силами и снова ощутить радость жизни
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Воскресное утро. Решающий выбор