ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не пойму, зачем уничтожать «пузырь», если не из-за сорванной сделки?

– Расследование ведете вы, префект. Вы и скажите.

– Вы скоро умрете, – тихо напомнил Дрейфус. – Этого не изменить, что бы я ни сказал и ни сделал.

– Но вы верите, что я говорю правду?

– Я верю, что настоящее расследование еще впереди. Если факты подтвердят вашу невиновность, я позабочусь, чтобы их предали огласке.

– Надеюсь, вы настоящий профессионал.

– Об этом судить не мне.

– Преступники убили тысячу человек. Если добавить экипаж моего корабля, жертв еще больше. Им не понравится, что префект сует нос в их дела и пытается свести их старания на нет.

– Нам платят не за популярность.

– Префект Дрейфус, вы кажетесь человеком порядочным. Я и по голосу это чувствую. Мы, ультранавты, неплохо разбираемся в характерах. Мои люди тоже были порядочными. Даже если не сумеете реабилитировать меня, постарайтесь оправдать их. Такой гибели они не заслужили. «Аккомпанемент теней» ни разу меня не подвел. Он тоже не заслужил такой гибели. – Дравидян замялся, потом спросил: – Как там с боеголовками?

Дрейфус глянул на Спарвера, тот похлопал по рукаву, словно под ним были часы.

– Двадцать минут, шеф.

Том повернулся в сторону движения мертвого корабля. Вдали виднелись Йеллоустон и Блистающий Пояс. Дневная сторона планеты была еще освещена. Нет, не почудилось: Пояс стал шире с тех пор, как Дрейфус любовался им в последний раз. Том различал и «зерна» отдельных анклавов. Немного времени, терпения и доскональное знание орбит анклавов помогут опознать самые крупные. К примеру, серебряный блик у западного края планеты – это, часом, не «карусель» Новая Венеция вращается среди оживленных центральных орбит? А гирлянда рубиново-красных огоньков чуть правее – не характерный знак восьми анклавов Цепи возрождения? В таком случае синеватый блик чуть восточнее – Дом Саммартини или Силвестовский институт изучения затворников.

– Капитан, время почти вышло.

– Маленькое дополнение, префект. Возможно, пустяк, а возможно, вам пригодится. Решайте сами.

– Слушаю вас.

– Переговоры с Раскин-Сарторием велись с соблюдением стандартных норм секретности. Мы так привыкли. Тем не менее кто-то связался с Дельфин из-за пределов «пузыря» и предложил ей условия лучше наших. Получается, кто-то знал, в чем дело.

– Или же дело в удаче. Кто-то знал, что Дельфин продает свои работы, потом увидел ваш корабль возле «пузыря» и сделал очевидные выводы.

– И убедительно перебил нам цену? Вряд ли, префект. Кто-то заранее позаботился, чтобы «Аккомпанемент теней» превратился в орудие убийства. Задача несложная – выставить нас мстителями. Тут требовался правдоподобный мотив.

– Хотите сказать… сорванная сделка – тактическая хитрость, якобы дающая вам мотив для ответного удара?

– Именно так.

Шахматные фигуры в голове у Дрейфуса заняли новую, угрожающую позицию.

– Значит, «пузырь» Раскин-Сарторий уничтожили по другой причине.

– Вам осталось лишь выяснить по какой, – сказал Дравидян.

* * *

Капитан Пелл выпустил торпеды, и они понеслись к «Аккомпанементу теней». При двадцати g они достигли «Аккомпанемента» менее чем за полторы минуты. За миг до попадания они разлетелись веером, потом с разных сторон понеслись к жертве. Яркие выбросы их двигателей казались когтями, хищно сжимающимися вокруг корабля Дравидяна.

Три взрыва слились в одну вспышку. Когда разлетелся мусор и рассеялась радиация, не осталось ни корабля-убийцы, ни его капитана.

С холодной уверенностью, что вся работа впереди, Дрейфус отвернулся от окна.

Глава 7

Уединившись в прохладе своего кабинета, старший префект Шеридан Гаффни смотрел Авроре в лицо. Она приходила по неотслеживаемому каналу, и беседы маскировались под простой обмен служебными данными. В ожидании встречи Гаффни собирался с мыслями, обдумывал вероятные вопросы и ответы, но обычно хватало испепеляющего взгляда Авроры, чтобы он сбился и растерялся. «Наверное, так и до́лжно чувствовать себя на допросе у богини», – уже в который раз мелькнуло в голове у Гаффни.

– Давно мы не разговаривали, Шеридан.

– Извини, – отозвался Гаффни, вытирая лоб кулаком. – У нас тут возникло немало проблем, но сейчас все под контролем.

– Прямо-таки все, Шеридан? Ты полностью уверен, что инцидент с Раскин-Сарторием не возымеет нежелательных последствий?

– Я так не думаю.

Гаффни смотрел на женщину-дитя, на отроковицу неопределенного возраста, сидящую на простом деревянном троне. Поверх огненно-красного парчового платья с золотым узором Аврора накинула темно-зеленую мантию, тоже из парчи, тоже с золотой отделкой. Девичьи пальцы теребили подлокотники не от раздражения и не от скуки, а скорее от беспокойства. Золотисто-каштановые волосы, разделенные прямым пробором, идеально-симметричными прядями ниспадали на плечи, обрамляя поразительно безмятежное лицо. На стене, как раз за головой Авроры, блестел золотой барельеф, наподобие нимба. Прозрачные синие глаза лучились умом и смотрели с удивлением. Гаффни знал: ради этих глаз, ради этого лица он готов на все.

– Ты так не думаешь? – спросила она.

– К сожалению, расследование ведет Дрейфус. Если бы он не вынюхивал и не ворошил это дело, было бы проще, но я не смогу отстранить его, не привлекая внимания к себе.

– Ты глава Службы внутренней безопасности, Шеридан. Где твоя изобретательность?

– Мне и с подготовкой почвы для Талии Нг забот хватило. Без изобретательности там никак, уверяю тебя.

– Тем не менее этот человек, Дрейфус, – источник опасности. Его необходимо приструнить.

– Все не так просто, – возразил Гаффни, которому казалось, что данный вопрос они обсуждали уже тысячу раз. – Дрейфус – любимчик Джейн Омонье. Вопреки моим возражениям, она дала ему допуск «Панголин». При моем чрезмерном вмешательстве Джейн мигом уши навострит, ну, образно выражаясь. – Гаффни попробовал улыбнуться Авроре. – Сейчас это не лучший вариант.

– Джейн – проблема серьезная, – сказала Аврора, демонстративно игнорируя его улыбку. – С ней тоже нужно разобраться, вечно откладывать нельзя. Как только с Талией все уладится, сосредоточься на устранении Омонье.

Гаффни аж разозлился:

– Надеюсь, ты не просишь ее убить?

– Мы не убийцы, – напомнила Аврора, сделав вид, что шокирована таким предположением.

– Мы только что уничтожили девятьсот шестьдесят человек. Если это не убийство, то что? Чудесный способ завести друзей?

– Шеридан, те люди – неизбежные жертвы уже начавшейся войны. Я горюю по ним. Могла бы спасти хоть одного, непременно сделала бы это. Нужно думать о миллионах, которые мы спасем, а не о сотнях, которыми пожертвуем.

– Если Джейн нам помешает, ты убьешь ее, глазом не моргнув.

– Шеридан, ей необязательно умирать. Джейн храбрая женщина и хороший префект, но у нее принципы. Они по-своему восхитительны, однако идут вразрез с нашими планами. Верность «Доспехам» для нее дороже высшего блага людей.

Гаффни обдумал имеющиеся варианты.

– В последнее время у Омонье хватает забот.

– Достаточно, чтобы обеспокоить доктора Демихова?

– Похоже на то.

– В ближайшем будущем у верховного префекта забот точно не поубавится. Не стоит ли ее пожалеть и освободить от должности?

– Нацелюсь на ее место – другие старшие префекты не согласятся.

– Шеридан, наша цель не создать тебе проблемы, а сместить Джейн. Криссел, Бодри, Клирмаунтин – кто из ключевых игроков по умолчанию станет ее преемником?

– По умолчанию старшинство у Бодри.

– Что это сулит?

– Бодри компетентна, но, в отличие от стратега Джейн, сосредоточена на мелочах. Когда мы начнем игру, у «Доспехов» появится немало проблем. Думаю, с некоторыми из них Бодри не справится.

– Иными словами, нам она подходит идеально.

Аврора казалась довольной, но им или собой? Определить это Гаффни обычно не удавалось.

15
{"b":"249146","o":1}