ЛитМир - Электронная Библиотека

— Как будет угодно госпоже.

— Хорошо. Так вот, Масакр должен умереть. Я смогу удержать трон, если его смерть будет выглядеть естественной. У тебя полгода времени. Но чем скорее ты все закончишь, тем лучше. Масакр собирается объявить войну заречникам. Я не могу допустить этой войны. Кроме того, в прошлом году умер мой восьмилетний сын. От сонной лихорадки. Умер, когда уже казалось, что болезнь прошла стороной. Масакр видел в нем соперника — и законного наследника трона не стало. У меня осталась четырехлетняя дочь. Принцесса. Пока она жива и здорова. Я не хочу, чтобы с ней что‑нибудь случилось.

— Например, сонная лихорадка?

— Да.

— Я уже сказал, что возьмусь за это дело, моя леди. Я сдержу слово, ведь я действительно в долгу. Но как ты представишь меня королю? И твой эскорт — им тоже нужны объяснения.

— Мои люди верны мне, — от шпионов мужа Агата избавилась в первую очередь, еще в Пустошах. В дороге всякое бывает. — А Масакр — сомневаюсь, что он увидит в тебе угрозу. Скажу, что наняла учителя для дочери, что хочу выдать ее замуж в Инверию. Или еще в какую‑нибудь из стран Союза.

— Он поверит?

— Надеюсь. Вот только шаман, его стоит опасаться. Но раз тебя так долго не могли найти, раз ты не сгорел в том доме, ты ведь сможешь его обмануть?

— Наверняка. Не думаю, что шаман — самоучка сможет мне что‑то противопоставить.

— Он общается с духами!

— Я тоже. А сейчас, моя леди, не могла бы ты заказать какую‑нибудь еду?

На следующее утро королева Тагвая вместе со своими спутниками спустилась в общий зал. Вынужденный подняться с постели ни свет, ни заря трактирщик тоскливо посмотрел на бывших постояльцев. Ну, хоть эти уедут, все проблем меньше. И тут же снова перевел взгляд на мрачные фигуры за столами. Энтузиасты просидели так всю ночь, посменно карауля коня. Как будто будь колдун действительно жив, а не живя только в их воображении, он мог проморгать такую засаду! При звуке шагов предводитель фанатиков встрепенулся и поднял голову — дремота нет — нет, да и брала верх над доблестными стражами. Узнав вчерашнюю спорщицу, презрительно сморщился, но промолчал. Вместо этого внимательно оглядел ее спутников, убедился, что никого нового в свите не появилось, и откинулся на стул, скучающе разглядывая потолок. Тагвайцы тем более не удостоили его и взглядом. Один из охранников приотстал, расплатился с трактирщиком и вернул ключи от комнат. Остальные прошли сразу на выход, вслед за своей госпожой. В дверях возникла небольшая заминка — за Агатой, держа небольшую дистанцию, шли двое мужчин, нагруженных багажом. Выходя, королева и не подумала придержать дверь, и та захлопнулась прямо перед носильщиками. Впрочем, один из соплеменников проскользнул вперед и подержал дверь, пропуская товарищей. А во дворе уже разгорался очередной скандал.

— По какому праву вы не даете мне пройти к моему коню?

— Этот конь не может быть вашим!

— Очень интересно. И почему же?

— Этот конь принадлежит инквизиции… Да не стой ты столбом, сбегай за командиром!

Но командир уже и сам выскочил наружу, оттолкнув одного из тагвайцев. Тем это не понравилось. Им вообще очень не нравилась складывающаяся ситуация. Руки воинов одновременно потянулись к рукоятям мечей, а лица выжидающе обратились к королеве. Достаточно было малейшего знака — повелительного шевеления брови, и началась бы резня. Но Агата не хотела лишних проблем.

— В чем дело? Что опять у вас неладно, дамочка?

— Неладно то, что ваши люди по какой‑то неведомой мне причине не допускают меня к моему коню. Надеюсь, вы разрешите это недоразумение.

— Это конь Темного мага.

— Интересно, с чего вы это взяли? — в голосе Агаты пренебрежение смешалось с иронией.

— Этот конь стоит здесь со вчерашнего вечера, а поскольку в трактире нет ни одного инквизитора…

— По — моему, в этом трактире слишком много инквизиторов. Не удивлюсь, если ее хозяин подаст на вас жалобу — вы распугиваете его клиентов и создаете заведению дурную славу.

— Вы прекрасно понимаете, что не о нас речь. А таких лошадей выводят специально для инквизиторов, эту породу с другой не спутаешь.

— Вот именно! Порода! Поэтому я и купила вчера утром этого коня у какого‑то оборванца. У нас, в Пустошах, понимают толк в лошадях. Превосходный экземпляр! Возможно, теперь удастся вывести у нас таких же.

— Вы хотите сказать, что кто‑то продал вам этого коня? Оседланного? Вы думаете, я в это поверю! Ни один инквизитор не расстанется с конем добровольно!

— На что вы намекаете? — в голосе добавилось металла.

Телохранители переглянулись, и мечи наполовину покинули ножны. Фанатики, вышедшие из трактира вслед за командиром так же схватились за оружие.

Инквизитор нервно оглянулся. Драка ему была совершенно ни к чему. Пока его самодеятельность терпят, хихикают за спиной, крутят пальцем у виска, но хотя бы не препятствуют. Но если он затеет свару с иноземными гостями, пусть и дикарями из Пустошей, если будут жертвы! Его деятельность резко свернут, влепят выговор, а могут и вовсе начать разбирательство.

— Человек, продавший вам коня, мог быть тем самым Темным магом. Попытайтесь вспомнить, как он выглядел.

— Потом я могу уехать?

— Разумеется, — инквизитор попытался изобразить самую доброжелательную улыбку. Получилась гримаса, как если бы его заставили разжевать лимон.

— Кион, Иссар, приготовьте лошадей! Признаюсь честно, на этот вопрос мне будет не так‑то легко ответить — я не приглядывалась к продавцу. Конь занимал меня гораздо больше. Я пыталась найти в нем какие‑то недостатки — просто не верилось, такое животное по смешной цене! Видимо, этому типу нужны были деньги. По — моему старик. Мне так показалось. Хотя… под тем слоем грязи и не разглядишь.

— И он не объяснил, откуда у него конь? Вдруг животное краденое?

— Вам кто‑нибудь заявлял о краже коня? В таком случае, я могу вернуть животное хозяину, но только хозяину.

— Нет, но я уже говорил, конь породистый.

— Это я и сама вижу. Или вы принимаете меня за туго соображающую дикарку?

Именно так командир и думал, но вслух в этом, естественно, не признался.

— Нет, просто подумайте — может, вспомните еще хоть что‑то?

— Нет, не припоминаю. А вон и лошади готовы. Я надеюсь, вы больше не будете нас задерживать? Мы спешим.

Инквизитор недовольно поджал губы, но велел своим людям отойти от коня. Вот и очередная зацепка отправляется в Пустоши. И задержать этих людей он действительно не имеет права. И кто вообще позволил бабам разъезжать туда — сюда и командовать мужчинами? Их дело — дети и тряпки, а они в серьезные дела лезут, за мечи и арбалеты хватаются. А те, что магией владеют и вовсе ни с кем не считаются. Тоже мне, королевы. Ведьмы!

Агата легко вскочила на свою лошадь, черного жеребца повел под уздцы один из охранников. Инквизитор проводил их раздраженным взглядом — спешат они, видите ли! А по улице шагом поехали. Процессия, чтоб ее! И махнул рукой своим людям — сидеть в трактире больше не было смысла.

Проехав пару улиц, Агата оглянулась назад, проверяя, не последовали ли за ними ищейки, но слежки не было. Женщина приказала приостановиться.

— Ты здесь? — тихо спросила она пустоту.

— Да, можно ехать, — шепнул Арий, только что вскочивший на спину Злыдня.

Телохранители слушали этот разговор с непроницаемыми лицами. Своей королеве они доверяли — решила она захватить с собой мага — преступника, значит, ей это действительно необходимо. Так же спокойно, не задавая лишних вопросов и не пытаясь переубедить королеву, они выслушали утром ее план и пожертвовали магу кто что смог из одежды. Сейчас Арий выглядел уже вполне прилично, вот только оценить этого никто не мог — невидимость надежно скрывала от посторонних глаз. Сбросил ее покров с себя мужчина уже за городом. Тогда же телохранитель передал ему поводья, и небольшой отряд подхлестнул лошадей.

Проехать действительно предстояло немало, а время ждать не собиралось.

98
{"b":"249229","o":1}