ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Поставь защиту на наш разговор, такую, чтобы за час была израсходована годовая энергия.

– Отец… У меня теперь не очень большая зарплата…

– Ерунда!

Виктор пробежал пальцами по клавишам.

– Готово…

– Рассказывай!

– Не надо, отец. Это полный провал.

– Ты уже сдал дела?

– Завтра.

– Вот и отлично. Ты дашь мне всю необходимую информацию, а сейчас отвечай на вопросы. Что нового по этому делу?

Виктор подумал и нажал несколько кнопок. В углу большого экрана видеофона возникло изображение мальчика, играющего со львом. Старик подался вперед. На лице его появилось восхищенно-мечтательное выражение, а на глаза навернулись слезы.

– Боже мой… Да, так и должно быть, – пробормотал он. Встретив хмурый взгляд сына, старик очнулся и кивнул. – Что еще?

– Перегорали приборы то в одной комнате, то в другой, несмотря на их высокую степень защиты. Они просто ломались все одновременно, когда он находился там. Что он в это время делал, мы не знаем…

Старик хмыкнул.

– Зачем тогда нужна была вся эта ваша слежка? Я говорил тебе…

– Это было не мое решение! – перебил Виктор. – Проект «Росток» не мое изобретение и не моя собственность!

– Хорошо, хорошо… – примирительно произнес старик. – Теперь скажи самое важное – как он сумел уйти от вас?

Виктор устало прикрыл глаза рукой.

– Я не знаю, отец. Ты не представляешь, насколько возросло его биополе. У нас зашкаливали приборы. Мы были уверены, что засечем его в любом случае.

– В этом деле нельзя быть уверенным ни в чем. Продолжай.

– Он научился управлять своим полем. Он вошел в состояние комы, потом клинической смерти, потом просто встал и побежал…

– Подожди, обо всем этом ты судишь по показаниям приборов?

– Да.

– Пока не произошел Прорыв, думаю, рано говорить о том, что он управляет биополем. Скорее всего, просто воздействует на приборы.

Виктор покачал головой.

– Не знаю. Сразу после моего разговора с тобой мы получили сигнал с северной Вертикали седьмого уровня. Приборы показали, что он там. Группа же обнаружила дорожного рабочего с рюкзаком в руках. В рюкзаке была его одежда, и датчики работали, словно одежда все еще на нем.

– Интересно…

– Этот рюкзак попросил передать своему отцу мальчик, которого рабочий встретил на шестом уровне, у западной Вертикали, – наш мальчик… Но датчики заработали только тогда, когда рабочий прибыл на место.

Старик побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.

– Хитер… Теперь скажи, вы, конечно, проверяли все грузы у северной Вертикали? Как?

– Открывали каждый контейнер, сканировали его, проводили герметизацию и тут же отправляли с грузовым модулем на орбиту к ожидающему его кораблю. Все – на пределе сил… чтобы уложиться в график… За две недели мои люди вконец вымотались.

– Да… – протянул старик, – я тоже попался на его удочку. Это ведь я послал тебя к северной Вертикали седьмого… Но ты-то должен был сообразить, что раз он отправил туда свой рюкзак, его самого там не будет! И вероятнее всего, он в противоположной стороне, у южной Вертикали, у пассажирских модулей! Вы так допекли его, что он мечтает как можно скорее расстаться с вами.

– Думаешь, мы там не дежурили? Да там мышь не проскользнет, не то что мальчишка!

– Не называй его мальчишкой, – переменившись в лице, сказал старик. Виктор взглянул на него и отвел глаза. – Так. Мне нужна вся информация о людях, грузах и кораблях, покидающих Забаву с того самого дня, когда он исчез.

– Это правительственный доступ, отец…

– Ты продолжаешь блюсти их интересы? После того, что они с тобой сделали? Это наш единственный шанс, сын, – то, что я, может быть, его вычислю. Так почему бы нам не попробовать?

4.

Огромный кабинет соответствовал той власти, какой был облачен диктор. Здесь все дышало роскошью и основательностью: пол и стены из модного розового камня с Вансеи, бассейн с живыми рыбками и фонтаном, диковенные черные цветы из пещер Даррада, буйство голографических занавесей на окнах и под прозрачным потолком, дорогие картины на стенах.

Центром кабинета был необъятный рабочий стол и кресло, в котором восседал сам диктор, глава некоего ведомства, грузный холеный мужчина средних лет с проницательными карими глазами. Он только отдал очередное распоряжение, как секретарь вновь обратился к нему:

– Господин диктор, запрашивает канал по связям с общественностью. Сейчас у вас по расписанию час ветеранского доступа. Заявки сделали четырнадцать человек.

– И что этим ветеранам неймется? Вечно клянчат… – раздраженно буркнул диктор. – До них мне сейчас, что ли?

– Общественный департамент будет недоволен, – терпеливо напомнил с экрана секретарь.

– Ну, хорошо… Только один. Первый по списку. Пять минут.

Диктор включил большой боковой экран на стене, встал и подошел к бассейну. В кипящей от струй фонтана воде резвилась стайка изумительных изумрудно-зеленых рыбешек. Чтобы вывести породу с такими рельефными золотистыми султанами и длинными кружевными хвостами геометрических форм, понадобилось немало времени – рыбки стоили баснословно дорого. Диктор выбрал на пульте программу и запустил в бассейн голографического хищника – серую безжалостную тень с усеянной острыми зубами пастью. Он жадно смотрел, как рыбки в панике заметались по бассейну. Одна их них, не выдержав напряжения погони, вдруг забилась в воде, дернулась в последний раз и всплыла на поверхность, показав нежное серебристое брюшко.

– Естественный отбор! – назидательно сказал диктор рыбам, убрал программу и повернулся.

Удовольствие от зрелища было испорчено: возникшее на экране лицо не предвещало приятной беседы.

– Никита… – с напускным добродушием приветствовал диктор. – Давно тебя не видел.

– Как говорится, и еще бы столько?

– Ну, зачем ты так?

– Два дня не могу пробиться к тебе, помогли старые связи, – мрачно сказал старик.

– Дела-дела, – развел руками диктор.

– Не догадываешься, о чем я собираюсь говорить с тобой?

Лицо у диктора поскучнело.

– Пять минут. У тебя есть пять минут, чтобы высказаться.

Старик почувствовал, что закипает от гнева, но сдержался.

– Думаешь, я буду сейчас ныть, почему вы так поступили с Виктором? Нет, у нас будет разговор повеселее. – Старик сделал паузу и презрительно произнес, глядя в пустые, холодные глаза: – У меня есть то, что вам нужно.

Он проследил на лице своего собеседника целую гамму чувств, вызванных этими словами: удивление, потом слабую догадку, вспыхнувшую вдруг надежду, недоверие, жгучий интерес и снова недоверие. Когда наконец на этом лице появилось выражение страха, что пообещавший невозможное человек сейчас возьмет и исчезнет, старик усмехнулся и отключил связь.

Он сидел и с удовольствием представлял, как диктор лихорадочно нажимает кнопки, пытаясь выяснить его номер. Через десять секунд запищал зуммер. Старик подождал еще двадцать секунд и включил видеофон. Диктор нервно моргал.

– Что-то ты разволновался, – сказал старик.

– Разволнуешься тут… Я не ослышался, дядя? У тебя есть то, что нам нужно?

– Ты даже вспомнил, что я твой дядя… Жаль, ты не помнил этого, когда увольнял своего брата. – Диктор пытался возразить. – Помолчи! Принцип семейственности доминирует в нашей организации уже шесть поколений, время подтвердило его полезность, и не тебе его отменять! – Старик закашлялся.

– Виктор допустил серьезный промах, очень серьезный, – быстро вклинился в разговор диктор. – Комиссия рассмотрела все обстоятельства этого дела и пришла к выводу, что наказание должно быть суровым…

– Ты вышвырнул моего сына на улицу! После двадцати лет его беспорочной службы!

– Твой сын бездарь! – вскипел диктор.

Старик взял себя в руки.

– Ладно… Знаешь, племянничек, достаточно того, что у моего сына есть отец, который может о нем позаботиться.

Диктор был рад сменить тему.

– Что именно ты нам предлагаешь?

4
{"b":"24980","o":1}