ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Персональный демон
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Бизнес: Restart: 25 способов выйти на новый уровень
Палачи и герои
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Клад тверских бунтарей
Кости зверя
Опасная улика
A
A

- Знаете, меня все это очень тревожит, - ответил полковник, - и.., но я, по-моему, все уже вам сказал. Мне остается только ждать возвращения кареты и считать минуты; ну, а вам-то волноваться особенно нечего.

- Конечно, нет, привычка ведь много значит, - сказал наш мудрый адвокат. Разумеется, это дело меня очень занимает, но я думаю, что как-нибудь скоротаю час-другой, если наши дамы нам что-нибудь сыграют.

- Может быть, дикие утки тоже придутся кстати? - добавил Мэннеринг.

- Вы правы, полковник. Волнение адвоката за исход самого интересного дела вряд ли способно испортить ему аппетит или сон. Однако мне все же очень хочется поскорее услышать стук колес и узнать, что карета вернулась.

С этими словами он встал и пошел в соседнюю комнату, где мисс Мэннеринг по его просьбе села за клавикорды. Джулия вначале аккомпанировала Люси Бертрам, которая прелестно пела народные шотландские песни; потом она сама с блеском сыграла несколько сонат Скарлатти [c236]. Старый адвокат, который немного поигрывал на виолончели и состоял членом музыкального общества в Эдинбурге, был до такой степени пленен ее игрой, что, кажется, ни разу даже не вспомнил о диких утках, пока наконец Барнс не сказал, что ужин подан.

- Скажи миссис Эллен, чтобы она еще что-нибудь приготовила, - сказал полковник. - Я жду, то, есть может статься, что вечером еще кто-нибудь подъедет; пусть лакеи пока не ложатся, и скажи, чтобы ворот не запирали, я потом распоряжусь.

- Господи, - сказала Джулия, - да кого же вы еще ждете сегодня?

- Кое-кого. Люди мне незнакомые собираются приехать сегодня сюда по одному делу, - не без некоторого замешательства ответил ей отец; он думал о том, как неприятно было бы очутиться в смешном положении, если бы все оказалось обманом. - Но это еще точно не известно.

- Ну, если нам испортят сегодняшний вечер, мы им этого не простим, сказала Джулия. - Впрочем, может быть, это будут такие же веселые и симпатичные люди, как мистер Плейдел, мой друг и поклонник, как он себя сам отрекомендовал.

- Ах, мисс Джулия, - ответил Плейдел, любезно предлагая ей руку, чтобы отвести ее в столовую, - было ведь время.., помню, я возвращался из Утрехта в тысяча семьсот тридцать восьмом году...

- Забудьте, пожалуйста, об этом, - прервала его Джулия, - вы нравитесь мне гораздо больше таким, как теперь... Утрехт, господи боже мой! Я уверена, что с тех пор вы только и делали, что старались загладить в себе все следы голландского воспитания.

- Простите, мисс Мэннеринг, - сказал адвокат, - голландцы на самом деле люди гораздо более воспитанные, чем думают их ветреные соседи. Они так же верны и постоянны, как часовой механизм.

- Мне бы это скоро наскучило, - сказала Джулия.

- У них всегда хорошее настроение, - продолжал Плейдел.

- А это еще того хуже, - ответила его собеседница.

- Зато в Голландии, - сказал старый beau garcon, [t86] - невзирая на то, что поклонник ваш укутывал вам шею плащом, и согревал вам жаровней ноги, и катал вас в маленьких саночках по льду зимой и в кабриолете по пыльной дороге летом, - и все это в продолжение трехсот шестидесяти пяти дней, да еще помноженных на шесть, - когда на две тысячи сто девяностом дне, как я на скорую руку могу сосчитать, не сделав, правда, поправки на високосный год, окончится вдруг положенный - Да, - ответила Джулия, - вот это действительно рекомендация для голландца, мистер Плейдел; хрусталь и сердце потеряли бы свою цену, если бы они не были хрупкими.

- Ну, уж если на то пошло, мисс Мэннеринг, сердце разбить трудно, это ведь не стакан. Ввиду всего этого я охотно бы порассказал вам о достоинствах моего собственного сердца, если бы мистер Сэмсон не зажмурил уже глаза и не сложил руки, ожидая конца нашего разговора, чтобы читать молитву. Да, по правде говоря, утки выглядят очень аппетитно.

С этими словами наш почтенный адвокат сел за стол и на время отложил свои любезные речи, чтобы воздать должное расставленным перед ним вкусным блюдам. От него можно было только услыхать, что утка зажарена превосходно и что соус, который миссис Эллен приготовила из бургундского вина, лимона и кайенского перца, восхитителен; обо всем остальном он позабыл.

- Я вижу, - сказала мисс Мэннеринг, - что в первый же вечер, когда мистер Плейдел объяснился мне в своих чувствах, у меня появилась опасная соперница.

- Простите меня, моя прелестная дама, - ответил адвокат, - если я был столь неучтив и увлекся в вашем присутствии ужином: виной этому ваша неприступность. Может ли кто выдержать ваш суровый взгляд, не подкрепившись? По этой же причине, и не по какой другой, я прошу вас выпить со мной вина.

- Это тоже, вероятно, утрехтский обычай, мистер Плейдел?

- Простите меня, сударыня, - ответил адвокат, - сами французы, являющие собой образец галантности, называют своих трактирщиков restaurateurs, несомненно намекая на то облегчение, которое они приносят безутешным юношам, сраженным жестокостью своих возлюбленных, и мне самому так нужна подобная помощь, Restaurateur - по-французски одновременно значит и "содержатель ресторана" и "восстанавливающий". что я побеспокою вас, мистер Сэмсон, и попрошу еще вот это крылышко. Это не помешает мне немного погодя попросить у мисс Бертрам кусок пирога; крылышко просто оторвите, мистер Сэмсон, резать не надо. Барнс вам поможет, ну вот так, спасибо... А теперь, Барнс, стакан пива, пожалуйста.

В то время как наш седовласый кавалер, радуясь, что мисс Мэннеринг так весела и внимательна, без умолку болтал, развлекая ее и себя, полковник начал терять терпение. Он вышел из-за стола, сославшись на то, что никогда не ужинает, и быстрыми шагами стал ходить взад и вперед по столовой; он то открывал окно, чтобы взглянуть на погруженную во тьму лужайку, то как будто прислушивался, не едет ли кто вдалеке. Наконец он больше не мог себя сдержать, вышел из комнаты, накинул плащ, надел шляпу и пошел по дороге, как будто это могло ускорить приезд людей, которых он ждал.

- И зачем это полковник в такую темь на дорогу выходит? - сказала мисс Бертрам. - Вы, наверное, слыхали, мистер Плейдел, какое у нас тут ужасное происшествие было недавно.

- Ах, с контрабандистами! - ответил адвокат. - Это мои старые приятели; еще много лет тому назад, когда я здесь шерифом был, я кое-кого из них под суд отдал.

- А какая тут потом стряслась беда, - добавила мисс Бертрам, - когда один из этих негодяев решил отомстить.

- Когда ранили молодого Хейзлвуда? Да, я и об этом слыхал.

- Можете себе представить, милый мистер Плейдел, - продолжала Люси, - в каком мы с мисс Мэннеринг были ужасе, когда на нас кинулся этот негодяй, человек неимоверной силы, с таким страшным лицом!

- Надо вам сказать, мистер Плейдел, - заметила Джулия, которая не могла подавить негодования, слыша, как незаслуженно чернят ее поклонника, - что молодой Хейзлвуд у наших девушек слывет таким красавцем, что рядом с ним кто угодно им чудовищем покажется.

"Однако, - подумал Плейдел, у которого была профессиональная привычка внимательно подмечать выражение лица и, интонации голоса, - тут, кажется, в молодых леди согласия нет".

- Знаете, мисс Мэннеринг, когда я видел молодого Хейзлвуда, он был еще мальчиком; может быть, все наши соседки и правы, но уверяю вас, чтобы увидеть настоящих красавцев, вам надо поехать в Голландию; самый красивый юноша, которого я когда-либо видел, был именно голландец, хотя у него и было какое-то варварское имя, не то Ванбост, не то Ванбустер, неважно. Теперь он, верно, уж потерял всю прежнюю красоту.

При случайном упоминании этого имени Джулия, в свою очередь, слегка смутилась, но тут как раз вошел полковник.

- Все еще ничего не слыхать, - сказал он, - по расходиться мы все-таки подождем. А где Домини Сэмсон?

- Я здесь, господин полковник.

97
{"b":"25021","o":1}