ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я… – Уил поискал слово. «Небогат»? «Непохищаем»? – Никто. Я плотник. Я строю террасы. Балконы. Бельведеры.

– Да, вот поэтому ты и здесь, из-за своих неповторимых бельведеров. Можешь забыть об этом. Мы знаем, кто ты такой. И они знают, кто ты такой, и они здесь, так что давай уберемся отсюда, черт побери, пока нам не помешали.

Уил замер на мгновение, чтобы подобрать слова, потому что у него возникло ощущение, что другой возможности у него не будет.

– Меня зовут Уил Парк. Я плотник. У меня есть девушка, и она ждет меня на стоянке. Я не знаю, за кого вы меня принимаете и зачем вы воткнули ту… ту штуку мне в глаз, но я никто. Честное слово, я никто.

Коротышка упаковывал инструменты в коричневый ранец, забросил его на плечо и уставился на Уила. У него были жидкие волосы и беспокойные брови. Уил принял бы его за бухгалтера в обычной ситуации.

– Вот что я вам скажу, – сказал он. – Я зайду в кабинку и закрою дверь. Двадцать минут. Я выжду двадцать минут. Как будто мы с вами никогда не встречались.

Коротышка бросил взгляд на высокого.

– Я не тот, – сказал Уил. – Я не тот, кто вам нужен.

– Проблема с твоим, Уил, планом в том, – сказал высокий, – что если ты останешься здесь, то через двадцать минут будешь мертв. Если ты пойдешь к своей девчонке, которой, как ни грустно мне об этом говорить, больше нельзя доверять, то тоже будешь мертв. И если ты вообще что-то сделаешь, а не пойдешь с нами, причем быстро и дружно, исход будет тот же. Мы единственные, кто может спасти тебя от смерти, хотя тебе так не кажется. – Он пристально вглядывался в Уила. – Но я вижу, что мои слова не убедили тебя, так что позволь мне переключиться на прямые методы. – Он распахнул пальто. На боку, в длинной кобуре, дулом вниз, висел обрез. Демонстрация оружия не имела смысла, потому что они были в аэропорту. – Пошли, иначе я прострелю твою чертову почку.

– Да, – сказал Уил. – Это веский довод. Я буду сотрудничать.

Главное было выбраться из туалета. В аэропорту полно людей из службы безопасности. Достаточно выйти отсюда, толкнуть одного, другого и ринуться вперед. Вот так он и сбежит.

– Нет, – сказал коротышка.

– Нет, – согласился высокий. – Я вижу. Вырубай его.

* * *

Дверь открылась. По ту ее сторону лежал мир блеклых красок и приглушенных звуков, как будто у Уила были чем-то заткнуты уши, и глаза, и, возможно, мозг. Он потряс головой, чтобы избавиться от этого ощущения, но мир стал еще мрачнее и враждебнее и отказался сохранять вертикальное положение. Миру не понравилось, что его трясут. Теперь Уил это понял. И больше не будет его трясти. Он почувствовал, как из-под него, будто на роликовых коньках, выезжают ноги, и оперся о стену, чтобы не упасть. Стена чертыхнулась и вцепилась пальцами ему в руку – вероятно, это была не стена. Вероятно, это был человек.

– Ты слишком много вкатил ему, – сказал этот тип.

– Береженого бог бережет, – ответил другой человек.

Это плохие люди, вспомнил Уил. Они похитили его. Он вдруг разозлился, хотя исключительно формально, так же, как когда говорят: «Стоять на своих принципах», – ведь в этом случае никто никуда не встает. Он предпринял попытку попятиться на обутых в роликовые коньки ногах.

– Боже мой, – пробормотал человек, тот, высокий и со спокойными глазами. Уилу не нравился этот человек. Он забыл почему. Нет. Из-за похищения. – Иди вперед.

Уил пошел, продолжая возмущаться. В его сознании имелись важные факты, но он не мог отыскать их. Вокруг было сплошное движение. Их подхватил людской поток. Все куда-то шли. И ведь Уил тоже куда-то шел, тогда, раньше. Должен был с кем-то встретиться. Слева от него зачирикала птичка. Или телефон. Коротышка посмотрел на экран.

– Райн.

– Где?

– В зале внутренних рейсов. Прямо по курсу. – Последняя фраза показалась Уилу забавной: говорит, будто про корабль, а терминал – это безбрежный океан. – Мы знакомы с кем-то по имени Райн?

– Ага. Девчонка. Новенькая.

– Черт, – сказал коротышка. – Терпеть не могу стрелять в девиц.

– Привыкнешь, – сказал высокий.

Мимо, держась за руки, прошла пара. Влюбленные. Это понятие показалось знакомым.

– Сюда, – сказал высокий, резко поворачивая Уила к книжному магазину. Тот едва не ударился лицом о стойку с надписью «Новые поступления». Его ноги продолжали катиться; он вытянул руку, чтобы поймать себя, и ощутил острую боль.

– Проблемы?

– Возможно, нет, – пробормотал высокий, – а возможно, Райн уже позади нас, в голубом платье.

В глянцевой обложке промелькнуло отражение. Уил пытался вычислить, что укололо его. Торчащая проволока на вывеске «Новые поступления». Забавно, этот укол помог ему прогнать туман из головы.

– Самое оживленное место в любом магазине – там, где новинки, – сказал высокий. – Они притягивают людей. Не лучшее, а новое. Уил, как ты думаешь, почему?

Уил надавил рукой на торчащую проволоку. Он действовал слишком осторожно, поэтому ничего не почувствовал. Тогда он попробовал снова, сильнее. На этот раз его сознание рассекло лезвие боли. Он сразу вспомнил иголки и вопросы. Его девушка, Сесилия, ждет его на стоянке в белом джипе. Она должна была заехать в ту зону, где можно останавливаться всего на две минуты, – они заранее точно рассчитали время. А он опоздал из-за этих типов.

– Кажется, пронесло, – сказал коротышка.

– Проверь. – Коротышка отошел. – Итак, Уил, – сказал высокий, – через несколько мгновений нам предстоит пересечь зал и спуститься по лестнице. Затем мы окажемся на поле среди снующих туда-сюда пассажирских самолетов и поднимемся на борт очаровательного, уютного самолетика на двенадцать посадочных мест. Там можно будет перекусить. И попить, если тебя мучает жажда. – Высокий внимательно посмотрел на него. – Ты здесь?

Уил вцепился мужчине в лицо. У него не было плана, он не знал, что будет делать дальше, поэтому просто толкал его в лицо, пока тот, пятясь, не споткнулся о картонный стенд. Оба повалились на пол, на них посыпались книги. «Беги», – подумал Уил. Да, это была здоровая идея. Он вскочил на ноги и побежал к выходу. В стекле двери увидел человека с диким взглядом и понял, что это он сам. Услышал крики и тревожные возгласы – это, наверное, высокий поднимался с пола. У него обрез, вспомнил Уил, а обрез – это не та вещь, о которой можно забыть.

Он влетел в океан испуганных лиц и открытых ртов. Никак не получалось вспомнить, что он делает. Ноги предательски подгибались, но вот движение подействовало на него хорошо, помогло прояснить сознание. Уил увидел эскалаторы и устремился к ним. Его спина напряглась в ожидании выстрела из обреза. Люди ловко уворачивались от него, буквально бросались врассыпную, и за это он был им благодарен. Уил добрался до эскалаторов, но ноги в роликовых коньках выехали из-под него, и он упал навзничь. На него стал медленно надвигаться выложенный плитами потолок. Эти плиты были грязными. Они были отвратительными.

Он сел, вспомнив Сесилию. И еще обрез. И, вспомнив обрез, задумался: а как же служба безопасности? Где она? Ведь это же аэропорт. Это же аэропорт, а не что-то еще. Уил ухватился за поручень, намереваясь встать и поискать взглядом людей в форме, но его колени подогнулись, и он опять упал. Из отдаленных частей тела к нему посыпались телеграммы с жалобами. Наконец он встал. Пот заливал глаза. Туман в голове все не рассеивался; зрение было нечетким. Однако он видел свет, который означал «выход», который означал «Сесилия», и Уил побежал. Кто-то закричал. Свет стал ярче. Холодный воздух охватил его со всех сторон, как если бы он нырнул в горное озеро, и Уил втянул его, впуская в легкие. Снег, разглядел он. Шел снег. Снежинки напоминали крохотные звездочки.

– Помогите, там человек с оружием, – сказал он мужчине, который походил на копа. Потом сообразил, что это, вероятно, распорядитель при стоянке такси. Оранжевые автобусы. Зоны для остановок. Те, где можно стоять две минуты, – чуть дальше.

2
{"b":"250263","o":1}