ЛитМир - Электронная Библиотека

Уил едва не налетел на семейство, катившее перед собой тяжело нагруженную тележку, и мужик даже попытался схватить его за куртку, но он продолжал бежать вперед, и его действие, его бег, стало обретать смысл. Уил начал вспоминать. Как управлять своим телом. Он оглянулся. И тут на него налетел столб.

Во рту появился привкус крови. Кто-то спросил, как он, какой-то подросток стянул с головы наушники. Уил тупо уставился перед собой. Он не понял вопрос. Он налетел на столб, и все мысли высыпались. Он порылся в них и нашел Сесилию. Поднял свое тело, как обломки корабля – из глубин, оттолкнул парня и устремился вперед на гребне его возмущенных возгласов. Наконец он увидел ее, машину Сесилии, белую крепость на колесах с надписью «Вирджиния – для влюбленных» на заднем стекле. Его повела за собой радость. Уил распахнул дверцу и ввалился внутрь. Он никогда не был так горд собой.

– Получилось, – выдохнул он. И закрыл глаза.

– Уил?

Он посмотрел на Сесилию:

– Что?

У нее было странное лицо, и он почувствовал неуверенность. А потом к нему пришла мысль: она выплеснулась с фонтаном ужаса, который начинался где-то внутри и заканчивался в яйцах. Зря он добрался сюда. Зря он привел вооруженных людей к своей девушке. Это было полнейшей глупостью. Уил разозлился на самого себя и впал в смятение, потому что на то, чтобы добраться сюда, у него ушли все силы, а сейчас снова придется бежать.

– Уил, в чем дело? – Сесилия кончиками пальцев коснулась его. – У тебя из носа течет кровь. – Она слегка хмурилась. Он отлично знал это выражение, и ему было грустно, что придется с ним расстаться.

– Я налетел на столб. – Уил потянулся к ручке. Чем дольше он сидел в машине, тем плотнее вокруг него смыкался туман.

– Подожди! Куда ты?

– Ухожу. Я должен…

– Сядь!

– Я должен уйти.

– Тогда я отвезу тебя туда! Сиди на месте!

А это мысль. Отвезти его.

– Да.

– Ты будешь сидеть на месте, пока я веду машину?

– Да.

Сесилия потянулась к ключу зажигания:

– Ладно. Просто… сиди. Я отвезу тебя в больницу или еще куда-нибудь. Договорились?

– Да.

На душе стало легче. Тело вдруг отяжелело. Интересно, спросил себя Уил, будет ли это нормальным, если он впадет в бессознательное состояние. Теперь от него ничего не зависит. Сесилия отвезет его в безопасное место. Этот автомобиль – самый настоящий танк. Раньше он смеялся: машина такая огромная, а Сесилия такая крохотная, но обе в одинаковой степени агрессивны. Сейчас же она спасет его. Поэтому он может хоть на секунду закрыть глаза.

Когда он их открыл, Сесилия смотрела на него. Уил поморгал. У него возникло ощущение, что он заснул.

– Что?.. – Он сел прямо.

– Ш-ш.

– Мы едем? – Они никуда не ехали. – Почему мы не едем?

– Посиди спокойно, пока они добираются сюда, – сказала Сесилия. – Это очень важно.

Уил повернулся к окну. Стекло запотело. Он не видел, что там, снаружи.

– Сесилия. Поехали. Быстрее.

Она заправила прядь волос за ухо – она делала так, когда старалась что-то вспомнить. Уил буквально увидел, как она в какой-то комнате разговаривает с каким-то человеком, и теперь понял, что она пытается вытащить из памяти именно этот разговор.

– Помнишь тот день, когда ты знакомился с моими родителями? Ты дергался, что мы опоздаем. Но мы не опоздали. Мы не опоздали, Уил.

Он стер со стекла конденсат. Из белой мглы к нему бежали мужчины в коричневых костюмах.

– Поехали! Сил! Поехали!

– Сейчас, как тогда, – сказала она. – Все будет хорошо.

Он перегнулся через нее, потянулся к зажиганию:

– Где ключ?

– У меня его нет.

– Что?

– У меня больше нет ключа. – Она положила руку ему на бедро. – Просто посиди со мною минутку. До чего же красив снег, правда?

– Сил, – сказал он. – Сил.

За окном мелькнуло что-то темное, и дверца распахнулась. В него вцепились чьи-то руки. Уил боролся с этими руками, но они были сильными и вытащили его на холод. Он бил кулаками во все стороны, пока что-то тяжелое не обрушилось ему на затылок. Его взвалили на чье-то широкое плечо. Вероятно, прошло какое-то время, потому что вокруг стало темнее. В голове волнами пульсировала боль. Уил увидел асфальт и развевающиеся полы пальто.

– Черт, – сказал кто-то, причем раздраженно. – Забудь о самолете. Они больше не могут нас ждать.

– Забыть о самолете? А тогда что?

– За этими зданиями есть пожарный въезд. Вези нас на шоссе.

– На машине? Ты шутишь? Да они перекроют пожарный въезд.

– Не успеют, если мы поторопимся.

– Не успеют, если мы?.. – сказал коротышка. – Проклятье! Все к черту, потому что ты отказался уходить, когда я говорил!

– Ш-ш, – сказал высокий. Они остановились. Дул сильный ветер. Кто-то пробежал, и Уил услышал двигатель. Остановилась машина.

– Вылезай, – сказал высокий, и Уила запихнули в крохотный автомобильчик. Коротышка сел рядом. С зеркала заднего вида свисал дискошар. С приборной панели ему улыбались плюшевые зверюшки с огромными глазами. Голубой кролик держал флаг – Уил так и не понял, какой страны. Он подумал, что можно было бы древком этого флага ткнуть кого-нибудь в глаз. Потянулся к нему, но коротышка опередил его.

– Нет, – сказал он, конфискуя кролика.

Двигатель взревел.

– Ну что, Уил, не вышло с девчонкой? – спросил высокий. Он развернулся вокруг столба с обозначением Д3, и Уил понял, что они на парковке. – Теперь ты готов признать, что мы знаем, что делаем?

– Это ошибка, – сказал коротышка. – Безопаснее было бы пешком.

– Машина – это здорово.

– Не здорово. Ничего не здорово. – У него на коленях лежал сердитого вида пистолет-пулемет; раньше Уил этого почему-то не заметил. – Вульф преследует нас с самого начала. Они знали.

– Не знали.

– Бронте…

– Заткнись.

– Бронте обдурила нас! – рявкнул коротышка. – Она обдурила нас, а ты этого не видишь!

Высокий направил машину к приземистым ангарам и похожим на склады зданиям. Когда они подъехали ближе, на них набросился ветер, бесновавшийся в узких проходах между стенами, и стал плеваться в них льдом. Машину закачало. Уил, зажатый между мужчинами, валился то на одного, то на другого.

– Чертова машина, – сказал коротышка.

Из мрака впереди появилась маленькая фигурка. Девушка в голубом. Она стояла неподвижно, а ветер трепал ее волосы.

Коротышка подался вперед:

– Это Райн?

– Наверное.

– Сбей ее.

Двигатель взвыл. Девушка стремительно приближалась к лобовому стеклу. Уил даже разглядел цветочки на ее платье. Желтые.

– Сбей ее!

– А, черт, – сказал высокий, слишком тихо, чтобы его расслышать, и машина начала кричать. Мир сдвинулся с места. Уила мотало из стороны в сторону. За лобовым стеклом все двигалось. На них набросилось какое-то существо – бегемот с горящими глазами и серебряными зубами. Машина накренилась, ее развернуло. Зубы – это радиаторная решетка, сообразил Уил, а глаза – фары, потому что существо – это грузовик. Тот смял перёд джипа, заревел, закачался и влетел в кирпичную стену. Уил закрыл голову руками, потому что вокруг все рушилось.

Он услышал стоны. Шарканье. Щелканье в остывающем двигателе. Поднял голову. Ботинки высокого исчезали в зазубренной дырке на месте лобового стекла. Коротышка возился с дверной ручкой, но то, как он двигался, навело Уила на мысль, что ему трудно подчинить себе свои руки. Изнутри салон приобрел странные формы. Уил попытался спихнуть что-то со своего плеча, но это оказалось крышей.

Коротышкина дверца взвизгнула и замерла. Снаружи появился высокий и открыл ее. Коротышка выбрался и оглянулся на Уила:

– Вылезай.

Тот покачал головой.

Коротышка чертыхнулся, отошел, и в проеме появилось лицо высокого.

– Эй, Уил. Уил. Посмотри направо. Наклонись немного вперед. Вот так. Видишь?

Боковое стекло было затянуто паутиной трещин, но через него Уил все же смог разглядеть машину, которая атаковала их. Это был белый джип. Его перёд был смят о стену. Из-под вывернутых передних колес поднимался пар. На заднем стекле была наклейка: «Вирджиния – для влюбленных».

3
{"b":"250263","o":1}