ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бьёрн, сын Торда, сказал:

— Должно быть ты, Эрлинг, нарушил свою клятву и использовал против скрелингов колдовскую силу.

Эрлинг ответил:

— Не было здесь колдовства, друг Бьёрн. Это Анга вела нас в бой.

Потом Эрлинг сказал, что собирается пойти дальше на север.

— Ведь кроме этого селения есть и другие, и я не успокоюсь, пока не уничтожу их все.

Торфинн, сын Одда, сказал:

— Тогда нам следует вернуться в Вестрибюгд и хорошо подготовиться к этому походу. Ведь нас осталось только тридцать пять человек.

Эрлинг сказал:

— Вы могли убедиться в том, что победа не всегда оказывается на стороне тех, кого больше. Каждый из вас стоит сотни скрелингов. К тому же я не могу оставить Вестрибюгд совсем беззащитным, ведь от христиан Восточного поселения можно ожидать чего угодно. Впрочем, если вы считаете, что задача нам не по силам, то я готов вернуться.

Тогда все воины сказали, что пойдут с Эрлингом, куда он прикажет. Они взяли в селении скрелингов только то добро, которое было им нужно для долгого похода: меховую одежду, шкуры для палаток и запас пищи. Вскоре они вышли в море и поплыли дальше на север. Они не заходили во фьорды, потому что Эрлинг знал обычай скрелингов селиться на мысах и островах. После двух или трех дней пути они встретили небольшое селение. Эрлинг и его люди дождались темноты, а затем напали на скрелингов и многих убили спящими. Остальные пытались защищаться, но толку от этого было не много. Скоро все скрелинги были убиты, кроме тех, кто успел убежать и спрятаться. В этом селении викинги не взяли никакого добра и не стали разрушать жилища. Они отдыхали несколько дней, а потом двинулись дальше. Эрлинг нападал на все селения, которые им встречались, и повсюду ему сопутствовала удача. Гренландцы всегда появлялись внезапно, так что скрелинги не успевали приготовиться к бою. Лодки Эрлинга продвигались на север так быстро, что вести об их походе не могли их опередить. Спустя какое-то время они начали встречать в море большие льдины.

Погода стояла очень холодная. Эрлинг сказал:

— Ранняя нынче выдалась зима. Похоже, нам недолго осталось плыть.

И вот льды преградили им дорогу на север. Тогда викинги вытащили лодки на берег и на лыжах добрались до ближайшего селения. Они напали на скрелингов и вновь одержали победу. К тому времени из сорока воинов, что отправились в этот поход, в живых осталось восемнадцать.

Эрлинг сказал:

— Мы немало потрудились, и теперь нам пора отдохнуть. Проведем здесь зиму, а весной пойдем дальше и доведем войну до конца.

Они зазимовали в этом селении, и скрелинги не тревожили их до самой весны.

XII

Жил человек по имени Кетиль Тюлень. У него был двор на Ранга-фьорде в Западном поселении. Он был набожный христианин и друг Паля священника. Когда Эрлинг созывал бондов на тинг в Стейненснес, Кетиль сказался больным и не поехал. После тинга он объявил, что отказывается от христианства и принимает старую веру. Люди, однако, говорили, что Кетиль продолжает тайно совершать христианские обряды. Кетиль Тюлень не пошел в ополчение Кольбейна и Одда, а после не вступил в дружину Эрлинга, как сделали почти все мужчины в Вестрибюгде. Тюлень был человеком спокойным и рассудительным. Он никогда не ссорился с соседями и не ввязывался ни в какие распри.

В конце лета, когда Эрлинг был на севере и воевал со скрелингами, Кетиль принялся снаряжать свою лодку для дальнего плавания. Торбьёрг, дочь Сигхвата, узнала об этом и приехала к Кетилю на Ранга-фьорд с несколькими дружинниками. На Торбьёрг был алый плащ и соболья шапка из Гардарики. [47] Она сидела на красивом коне вороной масти. Торбьёрг спросила Кетиля, куда это он собрался.

Кетиль сказал:

— Хочу поехать на юг, в Аустрибюгд. Я получил там небольшое наследство, и вот теперь собираюсь забрать его.

Торбьёрг спросила:

— Вернешься ли ты сюда, когда закончишь это дело? Может быть, ты хочешь остаться в Восточном поселении?

Кетиль сказал, что был бы не прочь купить в Аустрибюгде какое-нибудь жилье.

— Ведь у меня там немало родичей. Но и свой дом на Ранга-фьорде я не собираюсь продавать. Надеюсь, мы еще встретимся, Торбьёрг.

Торбьёрг спросила, велико ли это наследство, которое он получил.

— Десять марок серебра, — ответил Тюлень.

— Согласишься ли ты остаться и никуда не ездить, если я дам тебе вдвое больше?

— Нет, госпожа, — сказал Кетиль. — Ведь теперь в Вестрибюгде трудно что-то купить за деньги. К тому же здесь стало слишком шумно для меня, старика. Сам я человек тихий, и хотел бы провести остаток жизни в местечке поспокойнее.

Торбьёрг сказала:

— Что ж, поезжай. Надеюсь, в Аустрибюгде не станет намного шумнее после твоего приезда, раз ты такой тихий человек. Однако может случиться и такое, что скоро в Восточном поселении будет еще больше шуму, чем здесь. Тогда тебе придется уехать подальше, в такое место, где тебя уж точно никто не потревожит. [48]

После этого Торбьёрг вернулась на Стейненснес, а Кетиль вышел в море и благополучно добрался до Восточного поселения. Епископом в Гренландии был в то время Ивар, сын Барда. [49] Он жил в епископском дворце в Гардаре в Восточном поселении. Тюлень направил свою лодку в Эйнарсфьорд и причалил прямо напротив дворца епископа. Кетиль подошел к дворцу и сказал стражникам, что он из Западного поселения и хочет сообщить епископу важные новости.

— Речь идет о спасении христианства в Гренландии.

Вскоре епископ принял Кетиля, и тот рассказал ему обо всем, что произошло в Вестрибюгде. Ивар выслушал его внимательно, а потом сказал:

— Дело это очень важное и секретное. Ты, Кетиль, поступил мудро, что пришел сразу ко мне и никому больше не рассказывал об этих событиях. Я хочу, чтобы ты и твои люди остались на зиму в моем дворце, а весной мы поедем в Западное поселение и постараемся вернуть заблудших в лоно святой церкви.

Кетиль провел зиму у епископа. Он и его люди крепко держали язык за зубами, так что никто, кроме Ивара, не узнал о случившемся в Западном поселении.

XIII

Весной Эрлинг сказал своим воинам:

— Нам пора отправляться дальше на север, а море, похоже, еще не скоро освободится ото льда. Возможно, впереди нас ждут еще более холодные места, чем эти. Думаю, лучше всего нам поехать на собаках по обычаю скрелингов.

Торфинн сказал:

— Не понимаю, зачем нам ехать дальше. Мы и без того уже забрались так далеко на север, как не заходил еще ни один белый человек. Скрелинги, которые живут в этих землях, никогда не будут угрожать Вестрибюгду.

Многие дружинники поддержади Торфинна. Тогда Эрлинг сказал:

— Вы потому так говорите, что видите не дальше собственного носа.

Ведь те инуиты, что напали на Западное поселение две зимы назад, еще недавно жили в этих местах. Скрелинги переселяются к югу, потому что с севера наступают холода. Если мы не доведем эту войну до конца, за наше малодушие придется расплачиваться детям и внукам. Тогда воины согласились идти дальше на север до тех пор, пока это будет возможно. Они запрягли собак и отправились в путь. Теперь им попадалось очень мало селений. Кругом были только лед и снег. Морозы стояли такие сильные, какие редко бывают в Аустрибюгде и в середине зимы. За неделю до дня равноденствия викинги встретили большое селение и напали на него. Скрелинги храбро защищались и убили восемь гренландцев. Викингам пришлось отступить. Они отошли вглубь страны и построили иглу. Потом они стали ловить и убивать тех скрелингов, которые удалялись от селения поодиночке. Так им удалось убить десять или пятнадцать человек. После этого они повторили нападение, и на этот раз одержали победу. Теперь уже все воины говорили, что продолжать поход было бы безумием.

вернуться

47

47. Гардарики — Русь.

вернуться

48

48. Где тебя уж точно никто не потревожит — Торбьёрг запрещает Кетилю под страхом смерти рассказывать кому-либо в Восточном поселении о том, что произошло в Вестрибюгде.

вернуться

49

49. Ивар, сын Барда — историческое лицо, начальник гренландской епархии.

14
{"b":"250300","o":1}