ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тогда Торд ударил Бьёрна по лицу и сказал:

— Замолчи, щенок! Посмей только уйти к этому разбойнику, и я отрекусь от тебя, так что ты не получишь ни фартинга из моего наследства.

Бьёрн сказал:

— Смотри, как бы эта пощечина не обошлсь тебе дороже, чем мне твое проклятие.

Той же ночью Бьёрн убежал из Исабьёрга с тремя верными людьми. Он пришел к Эрлингу и рассказал ему, что замышляют против него бонды.

— Я хотел бы остаться с тобой, — сказал Бьёрн. — Меня теперь ничто не удерживает, ведь Торд отрекся от меня.

Эрлинг был очень доволен. Он сказал:

— Мне нечего бояться, раз лучшие люди Западного поселения переходят на мою сторону.

В тот же день в Бьёрнарстадир пришли Эндриди и Торфинн, сыновья Одда, сына Торкеля, с острова Херьольвсей. Оба юноши остались у Эрлинга, как и Бьёрн, и обещали во всем его поддерживать. Вечером Эрлинг позвал своих названых братьев, Атангана и Инапалука, и сказал им:

— Этой ночью мы должны рассчитаться с одним человеком. Зовут его Торд. Это совсем ничтожный человек, и я не стану вызывать его на поединок. Не заслужил он такой чести. Я думаю, нашим врагам придется не по нраву, если мы начнем наносить им урон прежде, чем они соберутся выступить против нас.

Инуиты и Эрлинг запрягли собак и выехали, как только стемнело. Лед во фьордах был еще крепок. Они ехали быстро и успели затемно добраться до Исабьёрга. Торд и его люди накануне выпили много браги и оставили дверь незапертой. Эрлинг вошел в дом, прокрался к скамье, на которой спал Торд, и проткнул его копьем. Торд застонал и сразу умер. Какой-то работник проснулся и спросил, кто здесь ходит.

Эрлинг сказал:

— Это я, Торд. Хочу выйти во двор, видно, слишком много я вчера выпил.

Эрлинг вернулся к своим братьям-инуитам, которые ждали его у дверей. Атанган спросил, почему Эрлинг не разбудил Торда и не дал ему взять оружие. Эрлинг сказал: — Он большой трус, этот Торд. Он поднял бы такой крик, что разбудил бы всех в доме, и тогда нам пришлось бы сражаться с ними со всеми. А ведь среди них, возможно, найдется немало таких, кто потом будет стоять на нашей стороне.

После этого Эрлинг, Атанган и Инапалук поехали обратно в Бьёрнарстадир. Через два или три дня к Эрлингу пришли восемь человек из Исабьёрга. Их привела Тордис, служанка Сигхвата. Все они остались в Бьёрнарстадире и поклялись верно служить Эрлингу. Всего у Эрлинга собралось к тому времени тридцать два человека, не считая женщин. Это были большей частью молодые люди, которые надеялись, что Эрлинг сумеет освободить страну от скрелингов. Вокруг дома насыпали высокий вал и приготовились к защите.

VII

Вскоре до Эрлинга дошли слухи, что Кольбейн уже собрал свое войско и хочет выступить в ближайшие дни. Говорили, что у Кольбейна более сотни воинов.

— Не боюсь я этих людишек, — сказал Эрлинг. — Они все так обленились и разжирели, что едва не падают на ходу. Каждый мой человек стоит десятка этих трусливых баранов.

Торбьёрг сказала:

— И все же я не советую тебе вступать с ними в открытый бой. Никогда не следует идти навстречу желаниям врагов. Я думаю, мы причиним им больший ущерб, если спрячемся в тайном жилище и будем совершать оттуда внезапные набеги.

— Верно ты говоришь, — сказал Эрлинг. — Так мы и сделаем.

Той же ночью Эрлинг и все его люди ушли из Бьёрнарстадира и поднялись на ледник, где у них был снежный дом. С собой они взяли только собак, лошадей и оружие.

Эрлинг сказал:

— Пусть бонды поживятся моим добром: недолго им радоваться этому богатству.

Они построили на леднике еще несколько иглу, так что все смогли свободно разместиться.

Вскоре Кольбейн со своим войском пришел в Бьёрнарстадир. Воины надели доспехи, прокричали боевой клич и ринулись в бой. Они перелезли через вал, ворвались в дом и только тогда поняли, что сражаются с собственной тенью. Кольбейн был очень разгневан, а многие в его войске перепугались. Они решили, что Эрлинг теперь будет появляться в любое время там, где захочет, и мстить им за это нападение. Люди Кольбейна разграбили усадьбу и забрали все добро, какое смогли унести. После этого они поехали на остров Херьольвсей к Одду, сыну Торкеля. Там было много жилых построек. Кольбейн решил оставаться на острове с войском до тех пор, пока не представится возможность сразиться с Эрлингом. Но его людьми овладел такой страх, что многие из них разбежались по домам прежде, чем достигли Херьольвсея.

Эрлинг часто посылал Атангана и Инапалука в Вестрибюгд на разведку. Эти скрелинги умели так тихо и незаметно прокрадываться в селение и так зхорошо запутывали следы, что их почти невозможно было поймать. Они подслушивали разговоры, а потом передавали все Эрлингу. Оба инуита хорошо понимали норвежский язык. Однажды они вернулись с разведки и сказали, что Кольбейн собирается сегодня съездить по-какому-то делу в Альрексстадир и переночует там.

Эрлинг сказал:

— Вот уж поистине добрые вести! Добыча сама просится к нам в руки.

Поздно вечером Эрлинг взял оружие и отправился верхом в Вестрибюгд. С ним поехали сыновья Одда. Они скакали всю ночь и на рассвете добрались до Альрексстадира. Там они спешились и подошли к дому. Кольбейн увидел их издали и велел воинам, которые с ним были, вооружиться и приготовиться к бою.

Он сказал:

— На этот раз мы не будем отступать. Мы уже дали людям достаточно поводов для насмешек, когда напали на пустую усадьбу, но теперь-то Эрлингу вряд ли удастся сбежать.

Они надели тяжелую броню, взяли мечи, копья и щиты и вышли навстречу Эрлингу. Их было пятеро против троих. Кольбейн метнул копье в Торфинна, но тот подставил щит, и копье соскользнуло в сторону. Тогда люди Кольбейна бросились в бой, и началась схватка. Эндриди зарубил одного врага, а Эрлинг ранил другого. Кольбейн ударил Торфинна по щиту с такой силой, что щит раскололся. Вторым ударом Кольбейн отрубил Торфинну два пальца на левой руке. Тогда Торфинн подпрыгнул и ударил Кольбейна обеими ногами в грудь. Кольбейн упал, и Торфинн проткнул его мечом. Люди Кольбейна увидели, что их предводитель убит, и бросились бежать. Эрлинг метнул им вслед копье и попал одному из бегущих между лопаток. Тот сразу упал и умер. Эндриди догнал второго и зарубил его. Эрлинг и его люди не носили брони и поэтому могли бегать гораздо быстрее, чем их противники.

Сразу после боя Эрлинг, Торфинн и Эндриди сели на коней и вернулись к себе на ледник. В этом бою враги Эрлинга потеряли четырех воинов, и еще один получил тяжелую рану. У Эрлинга же не было потерь, если не считать двух пальцев на руке Торфинна. После этой схватки

Эрлинг сочинил такую вису:

Кольбейн приколот

Железом к земле.

С Торфинном воин

Старый недаром

Сражался: срубить

Сумел два сучка

У ясеня битвы. [36]

Когда весть о гибели Кольбейна дошла до острова Херьольвсей, где находились враги Эрлинга, их всех обуял такой страх, что они больше не решались покидать остров. Они выставили часовых и даже ночью не снимали брони. Своим предводителем они избрали Одда, сына Торкеля. Многие из них были бы рады перейти на сторону Эрлинга, да только не знали, где его искать.

Вскоре после битвы в Альрексстадире Паль священник приказывает снарядить большую парусную лодку. Один из людей Паля спрашивает его, куда они направляются.

Паль отвечает:

— Мы поедем на север, к Нануку конунгу. Быть может, он согласится оказать нам помощь.

— Стоит ли связываться со скрелингами, — говорит работник. — Не лучше ли будет попросить помощи у епископа?

Паль говорит:

— Я хочу использовать все средства, какие у меня есть, прежде чем об этом деле узнают в Аустрибюгде.

В середине лета Паль выходит в море с десятью людьми и спустя три дня прибывает в селение инуитов. Он подносит конунгу богатые подарки и спрашивает, есть ли здесь люди, понимающие норвежский язык.

Нанук говорит:

вернуться

36

36. Ясень битвы — воин, т. е. Торфинн.

8
{"b":"250300","o":1}