ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Петя, люди, работающие в банке, воруют миллионы. Они с рубашками и галстуками связываться не станут. Может, у нее блажь такая — любит ходить по магазинам, накупит вещей, а их и держать негде. У богатых свои заморочки. Словом, забудь ты об этой истории.

Волков не забыл, потому что через день он встретил Елену Анатольевну на улице. Он был в штатском, и она его не узнала. А может, просто не обратила внимания. Женщина явно куда-то спешила, глаза у нее горели.

Она вошла в магазин. Волков устроился возле киоска, где торговали мороженым. Через полчаса Елена Анатольевна появилась с большим фирменным пакетом. Теперь она пребывала в каком-то расслабленном состоянии.

Волков последовал за ней. Она свернула в переулок и остановилась возле урны для мусора. Оглянувшись, вытащила из пакета покупки и сунула их в урну. И ушла.

Можно было подумать, что таким образом она передает кому-то не то наркотики, не то шпионские данные. Волков решил подождать, не появится ли сообщник. Не дождался. Через три часа какие-то подростки бросили в урну горящую газету и сожгли все содержимое.

Бдительный Волков, однако, решил понаблюдать за этой странной женщиной. Майор обосновался возле здания банка после полудня. В час дня она вышла — видимо, начался обеденный перерыв — пересекла площадь, задумалась и пошла налево, к универмагу. Волков следовал за ней.

Елена Анатольевна покупала вещи, даже не меряя. Казалось, ей нравился сам процесс покупки. За двадцать минут она набрала огромный пакет.

А дальше все происходило, как и в прошлый раз. Она вышла на улицу, свернула в какой-то пустой двор и выбросила все, что несколько минут назад купила.

Больше Волков следить за ней не стал. Он уже понял, что это не дело милиции. Один из его одноклассников — Николай — был врачом. Волков ему позвонил и попросил о встрече. Договорились перекусить в недорогом кафе неподалеку от больницы, где работал Николай.

— Так что тебя беспокоит? — без церемоний спросил Николай. — Я тебя знаю: просто так не позвонишь.

— Слушай, Коля, может быть такая болезнь: женщина испытывает неодолимую тягу к покупкам? Ей нужно постоянно что-то покупать?

— Так это со всеми женщинами происходит, — рассмеялся Николай. — Ты не женат, что ли?

— Нет-нет, тут совсем другое. Она покупает, а потом выбрасывает эти вещи. Покупает и выбрасывает… Или сразу выкидывает. Или по пятницам — за всю неделю. Причем покупает, даже не меряя, и выкидывает, не глядя. Словно для нее важен только сам процесс покупки. Может быть такая болезнь?

Николай посерьезнел:

— Ну, это такое же психическое расстройство, как страсть к игре в казино или неумеренное обжорство. Психологи считают, что в его основе — переживания личности, лишенной любви, внимания, заботы, душевного тепла. В данном случае она, постоянно себе что-то покупая, компенсирует тяготы детских лет или нынешней семейной жизни.

Волков схватил его за руку:

— Вот она!

— Где? — спросил Николай Николаевич.

— Да вот — женщина с пакетом. Смотри, что она сейчас сделает.

Елена Анатольевна, не предполагая, что за ней наблюдают, выбросила только что купленные вещи и пошла дальше.

— Слава богу, что не я ее муж, — сказал майор Волков и подумал о том, сколько времени он потерял зря.

— Да-да, — протянул Николай, не сводя глаз с удалявшейся фигуры. — Ее муж — я.

«Считай, что ты уже вдова»

Прежде чем открыть дверь, Лида предусмотрительно посмотрела в глазок. Когда Артур Николаевич вошел в квартиру, на нем лица не было.

— Что случилось? — забеспокоилась Лида.

Артур Николаевич тщательно запер за собой дверь и без сил опустился на стул.

— Они опять приходили ко мне, — выдохнул он. — Сказали, что это последнее предупреждение. Знаешь, когда я их увидел, подумал, что мне конец. Более страшных морд никогда не встречал. Зачем я вообще полез в эти дела? Они же меня убьют…

В приемной раздались громкие голоса. Артур Николаевич удивленно поднял голову. Распахнулась дверь, и, несмотря на протесты пожилой секретарши, в его кабинет стремительно вошли двое высоких парней. Один из них ногой захлопнул за собой дверь, второй схватил Артура Николаевича за галстук так, что у того перехватило дыхание.

— Брать и не отдавать это плохо, согласен? — скоромошничая, спросил он Артура Николаевича.

Тот с готовностью закивал головой, не в силах вымолвить ни слова.

— Очень хорошо. С понимающим человеком приятно иметь дело. Тогда даем тебе ровно неделю, чтобы должок вернул, — почти ласково сказал парень. — Правда, за каждый день к основной сумме прибавляется десять процентов. Процент устанавливаем, чтобы у тебя был стимул поскорее отдать долг. Понятно выражаюсь, а то ты, я вижу, в математике не силен?

Артур Николаевич, задыхаясь, кивнул.

— Ну, вот и поговорили, — удовлетворенно сказал второй гость. — У меня больше вопросов нет.

Он отпустил Артура Николаевича, и тот откинулся в кресле, ловя ртом воздух. Теперь к делу приступил другой. Не говоря ни слова, он вырвал из-под Артура Николаевича кресло так, что тот рухнул на пол. Не дав опомниться, схватил за горло, поднял и влепил ему две пощечины. После чего Артур Николаевич опять оказался на полу в весьма бедственном положении.

— Я так гладко говорить, как мой дружбан, не научился, — процедил парень. — У него родители учителя, а у меня пять классов образования, шестой коридор. Но свое дело я знаю. У тебя ровно неделя. Не вернешь деньги, мы тебя порежем. Я порежу.

И он продемонстрировал Артуру Николаевичу нож, которым его разделают. Насмерть перепуганный Артур Николаевич прикрыл глаза…

— Господи, но почему ты связался с такими людьми? — запричитала Лида. — Неужели ты не мог найти более приличных партнеров?

— Я же тебе рассказывал, что мне неожиданно предложили большую партию новых компьютеров. Свободных денег не было, и я взял кредит. Купил всю партию. Считал, что осенью на них будет спрос. А они не идут! Может, слишком дорогие, может, марка новая — еще не привыкли. Не знаю… Словом, кредит надо отдавать, а нечем. Я попросил отсрочки, но эти люди — я даже их толком не знаю — обратились к браткам, которые за определенный процент выбивают долги. А с ними разговаривать бесполезно.

Лида не знала, что предпринять:

— Ну, куда раньше звонить — в неотложку или в милицию? — Посмотрела на мужа, распластавшегося на диване: — Давай, все-таки вызовем врача. У тебя наверняка подскочило давление.

— Ну и чем врачи мне помогут? — страдальчески спросил Артур Николаевич. — Денег привезут? Им самим не хватает.

— Сделают укол — тебе станет легче. Мама всегда говорила: сердечную боль терпеть нельзя, обязательно надо принять лекарство.

Держась за сердце, Артур Николаевич прошептал:

— Никому звонить не надо. Полежу — пройдет.

Лида отпаивала его валокардином. Притащила с кухни большой кусок пирога:

— Твой любимый, яблочный!

От пирога Артур Николаевич не отказался. Подложил под голову подушку и через минуту разделался с ним. Лида принесла еще один кусок, присела рядом:

— Что же мы будем делать?

— Искать деньги, — ответил Артур Николаевич, сосредоточенно жуя.

— А найдешь? — с сомнением спросила Лида.

Артур Николаевич пожал плечами.

Утром Лида оторвала листок календаря и с ужасом поняла, что семь дней прошли. А денег собрать так и не удалось. Лида поставила чайник на плиту и, вздохнув, проговорила:

— Что же теперь будет?

Зазвенел будильник, Артур Николаевич открыл глаза. Вошла Лида с подносом, на котором дымилась чашка кофе и красовались свежие булочки с маслом и джемом. Артур Николаевич потянулся за чашкой. Он проснулся в прекрасном настроении. Но Лида напомнила, какой сегодня день:

— Они обещали прийти сегодня. Мне кажется, тебе нельзя появляться на работе.

33
{"b":"250323","o":1}