ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я заезжал в поселок. Услышал об этой истории. Зашел к дачнику. Он человек у нас новый, всего не знает. Я ему посоветовал уехать. Сейчас в Подмосковье снять дом не проблема. Братья могут ведь к нему наведаться и еще раз.

Раньше они дома грабили только в отсутствие хозяев. Теперь же совсем обнаглели, никого не боятся. Если дачник дома окажется, неизвестно, что из этого выйдет. В общем, лучше уехать. Но сосед отказался, сказал, что ему наши места нравятся, воздух хороший, тишина, лес. Все это так, конечно…

Новую собаку он заводить не стал, а вот телевизор купил. Да и как без телевизора вечером? С тоски умрешь. Самоваров в магазине не было. Чайник купил электрический, кофту теплую, соковарку и еще что-то из вещей и посуды. Нанял машину на станции и привез. Сам разгрузил. Таскал по одной коробке от дороги к дому.

Вечером один из соседей шел мимо, смотрит: окно голубым светится, чайник кипит, дачник сидит в теплой кофте, наслаждается жизнью. И даже вроде бутылка у него на столе, хотя раньше не пил. Занавески у него прозрачные, с улицы все видно.

А через пару дней возле станции поздно вечером женщину ограбили и избили. Она потеряла сознание, пролежала долго в снегу и замерзла. Никто не сомневался в том, что это дело рук братьев Ждановых. Значит, перешли они какую-то границу и стали на людей нападать.

Через неделю я опять приехал в поселок. Зашел к дачнику. Смотрю, дверь открыта, а хозяина нет. Испугался за него, а он, оказывается, в сарае что-то мастерил. Вышел ко мне в одной телогрейке, разгоряченный, веселый и подшофе. В общем, пить начал. Поговорили мы минут пять, и я уехал.

Вечером в воскресенье пьяные братья вломились в дом к дачнику. Им надо было выпить, а запасы кончились, денег не было. А во всем поселке только у дачника окна и светятся.

Дверь у него не заперта была. Вошли и смотрят на него. Он сидит за столом и чай пьет. И молчит.

Младший очки с дачника сорвал, стал издеваться. Средний за нож взялся. Старший с угрозой спрашивает: где деньги? Тот кивнул на пиджак. Старший вытащил кошелек — там только мелочь оказалась.

Младший, самый жадный, буфет обчистил, в другую комнату прошел и радостно братьев позвал. Под кроватью у дачника младший бутылку с самогоном обнаружил. Старший разозлился: вот сволочь, самогон гонит и молчит! И с размаху ударил дачника. Тот свалился вместе со стулом, ударился головой об пол и потерял сознание.

Средний брат старшему говорит: ты что делаешь? Загнется ведь, посадят. Старший только выругался: ничего, старик живучий.

Под домом они нашли самогонный аппарат, ящик пустых бутылок и десяток полных. Одну бутылку они сразу открыли, младший на пробу отхлебнул и кивнул одобрительно. Погрузили они бутылки на тележку, забрали из холодильника хлеб и колбасу и к себе двинулись.

Дачник только через час в себя пришел. Голова от боли раскалывалась, но жив. Прибрался в доме, принял три таблетки аспирина и лег спать. Утром встал рано, разобрал самогонный аппарат до винтика, чтобы следа не осталось. Пустые бутылки в сарай отнес, спрятал подальше, за дрова.

Я почти каждую неделю заезжал в поселок. Решил свой дом продать. Жалко, конечно, дедов дом. Но жить здесь не могу, только налоги плачу. Да у нас уже половина домов продана.

Привез я покупателя. Заодно зашел дачника проведать. Смотрю, он щенка купил. Бутылки на столе я не увидел. Принюхивался — вроде не пахнет от него.

С покупателем мы почти договорились. В субботу он уже с семьей поехал дом смотреть. Ну, я не сомневался, что его жене и детям понравится. Участок полгектара, лес не вырублен, дом хотя старый, но надежный, теплый. Правда, ни газа, ни водопровода, ни теплого туалета у меня нет. Ну, да это уже дело нового хозяина, он при деньгах.

Пока покупатели дом осматривали, я вышел на улицу. А мне навстречу сосед идет, которого я с лета не видел. Его братья Ждановы однажды до полусмерти избили. На прощание старший из братьев его в живот сапогом пнул и сказал: еще раз увижу, убью. Сосед не стал проверять, шутил старший Жданов или нет, а собрал вещички и в город переехал.

А тут смотрю идет, довольный, санки с дровами везет. Подошел ко мне и говорит:

— Ждановых-то вчера в морг увезли, всех троих.

— А что случилось, — спрашиваю, — кто же их убил?

— Да если бы их кто убил, — говорит сосед, — я бы этому человеку памятник поставил. Они дряни какой-то напились и умерли. Ты же их знаешь, пили по-черному, налакались метилового спирта и все.

— Метилового спирта? — удивился я.

— Да не знаю я точно, — говорит сосед. — Какая разница? Главное, что их больше нет.

— И что же теперь будет? — спросил я.

— А ничего, — ответил сосед. — Участковый сказал, что и дела открывать не будет. Подохли, туда им и дорога. Теперь зато в поселке спокойно будет, опять жить можно.

И побежал сосед к себе печку растапливать, дом обустраивать.

В поселке теперь многие живут.

К Новому году и я думаю сюда перебраться. От мысли продать дом я отказался. Места у нас чудесные.

И дачник наш тоже мне советует дом не продавать. Хозяйственный мужик, умелец на все руки. Всегда готов помочь.

Я, кстати, понял, почему он круглый год за городом живет. Он по профессии химик, всю жизнь в какой-то секретной лаборатории проработал. Я думаю, он занимался чем-то вроде химического оружия. Это очень вредное производство. Наверное, надышался какой-то гадости. Теперь здоровье поправляет.

Пару раз я приглашал его к себе поужинать. Он человек одинокий, а у меня большая семья, за столом всегда весело. Он приходит с удовольствием, сидит тихо в уголке, ест с аппетитом, улыбается.

О себе он ничего не рассказывает, о братьях Ждановых не вспоминает. И ни разу ничего не выпил за ужином: ни коньяка, ни хорошего красного вина.

Личный астролог садового товарищества

Ее убили, как установила потом судебно-медицинская экспертиза, двадцать второго мая, в пятницу, а нашли тело на следующий день, в субботу днем, когда приехали дачники из города. Они открыли сарай, чтобы загнать машину, и обнаружили труп хозяйки.

Следствие установило, что ее задушили здесь же, в сарае. Убийца спокойно ушел, плотно притворив дверь.

Милиция вместе с дачниками осмотрели дом — вроде бы ничего не пропало, да и брать у старушки особенно было нечего. Она даже не держала дома водки, на что может польститься какой-нибудь безработный бродяга. Жила она с того, что каждое лето сдавала дом дачникам. Сама с утра до вечера — возилась в огороде. Ей хватало, но грабить ее смысла не было, хотя, случается, и за копейку удавят.

Следователь районной прокуратуры выдвинул две версии. Первая — убийство совершено посторонним человеком, предположительно, с целью ограбления. Но что-то помешало преступнику обчистить дом.

Вторая версия — это дело рук кого-то из своих, поселковых. Тогда мотив не ясен. В дачных поселках, конечно, тоже кипят страсти, но это когда не могут поделить дом или участок. Старушка ни с кем не конфликтовала. Соседям делить с ней было нечего.

Наследник у нее был один, дом после смерти оставался ее сыну, никто другой на ее имущество не претендовал. Кому же понадобилось ее убивать?

Следователь добросовестно опрашивал жителей поселка, но прокурору признался, что пока что подозреваемых у него нет. А прокурор нервничал и требовал результата, потому что в поселке это было второе убийство.

Первое произошло месяцем раньше. Двадцать первого апреля, во вторник, сторож поселка, отставной офицер, вышел поздно вечером на дежурство и пропал. Все знали, что около полуночи он вместе с собакой обходит поселок, смотрит, все ли в порядке. Но к себе в сторожку он с обхода не вернулся.

Утром спохватилась жена: куда же он делся? Она обегала весь поселок — муж словно испарился. Тут она перепугалась, подняла всех на ноги. Нашли сторожа под вечер. Его тело лежало в заброшенном колодце. Когда вытащили и осмотрели тело, стало ясно, что сторожа задушили. И опять же ничего не взяли. Деньги у него лежали в паспорте — их даже не тронули.

74
{"b":"250323","o":1}