ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть Первого Мстителя
Саджо и ее бобры. С вопросами и ответами для почемучек
Коридор
После – долго и счастливо
Я тебя отпускаю
Level Up. Нокаут 2
Монстр
Жена из другого мира
Магическая сделка

Пятничный вечер он провел возле парковки, где, по жалобам автовладельцев, бесчинствовали подростки. Они били стекла в машинах и вообще вели себя как вандалы. В субботу же Сэм несколько часов посвятил просмотру видеозаписей с прилегавшей к парковке улицы. Записи любезно предоставил полицейским параноик-домовладелец, установивший камеры по всему периметру своего коттеджа. Но ничего интересного, кроме одинокого автомобиля, проехавшего по этой пустынной улице в полночь неделю назад, Сэм в видеозаписях не обнаружил.

Он смертельно устал, и, чтобы восстановить силы, ему требовался хороший двенадцатичасовой сон. К несчастью, у него оставалось время лишь на то, чтобы принять душ, переодеться и заехать за девушкой, которую он должен был сопровождать на благотворительный вечер.

Сэму становилось нехорошо при мысли о том, что он так и не объяснил всю ситуацию Николь при встрече в кафе. После этого ему так и не представился случай поговорить с ней. И у него не было номера ее мобильного телефона. Как она отреагирует, увидев его на вечере под руку с Марджи Стинсон?

У Сэма перехватило горло, и он расстегнул ворот рубашки под смокингом, чувствуя, что задыхается.

Хотя они с Николь едва знали друг друга, поцелуй в беседке многое изменил в их отношениях. Сэм не сомневался, что Николь была готова пойти дальше и отдаться на волю чувств. Конечно, он не был завзятым бабником. Благодаря влиянию матери и сестры Сэм понимал, ценил и уважал женщин. Поэтому ему было сейчас нелегко.

Сэм чувствовал, что навсегда запомнит сегодняшний вечер, но воспоминания эти, вероятно, нельзя будет назвать приятными.

Задумав переезд в Серендипити, Николь не предполагала, что ей понадобится коктейльное платье в таком маленьком городке. Однако она привыкла всегда быть ко всему готовой и поэтому захватила с собой свой любимый вечерний наряд. И вот теперь она извлекла его из гардероба. Это было платье синего, как сапфир, цвета, которое дополняли серебристые туфли и клатч. Уже пора было выходить, и Николь быстро оделась.

Мейси дала ей адрес загородного клуба, где должно было состояться мероприятие. Подъехав к уже заполненной машинами стоянке, Николь почувствовала, что у нее сдают нервы. Она ведь, по существу, никого здесь не знала. Несмотря на жгучее желание развернуться и уехать домой, она остановилась рядом со служащим, который должен был припарковать ее автомобиль.

Тот сел за руль ее маленького «мерседеса», чтобы отогнать его от входа, и Николь не оставалось ничего другого, как собраться с духом и войти в клуб.

Первое, что она увидела в просторном холле, был стол с красными и белыми цветами. Николь догадалась, что красные цветы символизировали кардиологические заболевания. Она взяла со стола карточку в форме сердечка со своей фамилией. «Стол номер пять» – было написано на карточке, но это ни о чем ей не говорило. Увы, кроме Мейси, у нее не было здесь друзей. А что касалось Сэма, то Николь не знала, к какой категории знакомых его отнести. В их отношениях не было ясности. Она положила карточку в свой серебристый клатч и прошла немного дальше в поисках Мейси.

Однако первой знакомой, которую она здесь встретила, оказалась не Мейси, а Эрин, сестра Сэма. Именно за ней когда-то охотилась Виктория и пыталась сбить ее, сев за руль автомобиля. На Эрин было изумрудно-зеленое платье. Для женщины, родившей всего лишь несколько месяцев назад, она выглядела просто потрясающе. А зеленый цвет гармонировал с ее глазами, похожими на глаза брата.

С Эрин Николь была не прочь пообщаться, другое дело – ее муж Коул. С ним у Николь были связаны весьма неприятные воспоминания. Она не могла забыть, как три месяца назад Коул ворвался в комнату для допросов в полицейском участке и стал орать на нее, требуя ответов на свои вопросы. От нервного срыва ее тогда спасло только присутствие Сэма. Хотя Коул в конечном итоге понял, что Николь хотела помочь полицейским, она по-прежнему побаивалась его. Во всяком случае, у нее не было ни малейшего желания общаться с этим человеком.

Поэтому Николь тотчас отвернулась от супружеской пары и направилась в сторону бара. Однако Эрин окликнула ее по имени.

«Что ж, так тому и быть», – со вздохом подумала Николь и, остановившись медленно повернулась. Эрин тут же подошла к ней и, поздоровавшись, приветливо проговорила:

– А я все думала, ты это или не ты. Сэм и Мейси сообщили нам, что ты переехала в наш город. Говорят, ты была в баре «У Джо», но я тебя там не видела.

Николь не смогла сдержать улыбку, слушая скороговорку Эрин. Похоже, она не таила обиду на ее сестру.

– Как у тебя дела? – спросила Николь.

– Все отлично. Материнство – удивительная вещь. Ты обязательно должна увидеть мою дочку.

У Николь отлегло от сердца. Когда она встречалась с Эрин, та была беременна, но Николь не знала, как закончились роды.

– Поздравляю. Как вы назвали дочь?

– Энджел. И она действительно настоящий ангел[1]. Когда не плачет.

Эрин залилась счастливым смехом. А у Николь комок подкатил к горлу.

– Я рада, что у тебя все в порядке, – сказала она.

– Спасибо. Я и не подозревала, что могу быть такой счастливой. Брак – это чудесно, – подмигнув, сообщила Эрин.

– Не знаю, не знаю… – пробормотала Николь; она недавно расторгла помолвку и ничего не хотела слышать о браке. – Но я рада за тебя. После всех испытаний, которые выпали на твою долю, ты заслужила счастье.

Эрин посмотрела ей прямо в глаза.

– Как и ты. Я не знала, что смогу лично поблагодарить тебя за помощь. Три месяца назад ты приехала сюда, чтобы предупредить меня об опасности, связанной с твоей сестрой. Это был отважный поступок, и я знаю, что тебе было нелегко.

Николь вздохнула. По правде говоря, поехав тогда в Серендипити, чтобы предупредить людей об опасности, она еще не знала ни Эрин, ни других жителей городка. Николь преследовала двоякую цель – ей важно было спасти не только возможную жертву сестры, но и ее саму.

– Мне хотелось, чтобы сестра получила медицинскую помощь, в которой крайне нуждалась. И хотелось, чтобы никто не пострадал. – Николь страшно было подумать о том, что ее сестра-близнец, возможно, сделает что-то непоправимое – то, с чем ей пришлось бы жить до конца своих дней.

Эрин кивнула. Она хорошо понимала собеседницу.

– Я должна поблагодарить тебя, – продолжала Николь. – Поблагодарить за то, что ты выступила в защиту Виктории, настояв на психиатрической экспертизе. – В то время Эрин была помощником районного прокурора. Будучи жертвой преступления, она не имела права официально вмешиваться в судебное дело. Однако Эрин сделала все возможное, чтобы сестра Николь получила квалифицированную медицинскую помощь. – Ты ведь могла упечь ее в тюрьму…

– Этого не следовало делать, – заявила Эрин.

За ее спиной раздалось скептическое фырканье Коула. Он был явно не согласен с супругой.

– Оставим этот разговор, – сказала Эрин. – Все эти события остались в прошлом. Николь теперь здесь, рядом с нами, так что давайте жить дружно, – добавила она, покосившись на Коула.

Тот обнял жену за талию и кивнул Николь.

– Добро пожаловать в наш город, – сказал он.

– Спасибо.

– Всем привет! – раздался рядом с ними звонкий голос Мейси.

Николь почувствовала облегчение. Ей не хотелось в присутствии Коула говорить о болезни сестры.

– Привет, – в один голос ответили Эрин и Николь.

Мейси обняла подруг.

– Вы обе прекрасно выглядите. В отличие от этого угрюмого типа. – Мейси кивнула на Коула, потом с улыбкой обняла и его.

– Я расцениваю это как прозрачный намек на то, что я должен удалиться, – сказал Коул, высвобождаясь из ее объятий.

Эрин закатила глаза. Муж погладил ее по щеке и отошел.

– Ты его напугала, – сказала Эрин, обращаясь к Мейси.

Мейси весело засмеялась.

– Как поживает твой ангелок? – Она повернулась к Николь. – Их дочь зовут Энджел, представляешь?

вернуться

1

Angel – ангел (англ.). Также Angel – сокращение женского имени Angela (примеч. ред.).

9
{"b":"250328","o":1}