ЛитМир - Электронная Библиотека

искреннего счастливого смеха. Наверное, ничего и не может быть лучше!

- Ты вся в снегу, - наконец сказал Паша, быстро поднялся, помог подняться мне и

начал отряхивать мои джинсы, куртку, шапку и волосы, которые были заплетены в уже

весьма поистрепавшуюся косу.

Я тоже отряхнула его от снега, поправила на нём шапку, приподнялась на цыпочки и

чмокнула в губы. Паша потёрся носом об мой нос, взял за руку и мы пошли дальше, уже

более спокойно.

- Я хочу тебя сфотографировать, - вдруг сказал Паша. – Мне нравится эта твоя

растрёпанность, и щёки розовые – так мило, - он улыбнулся мне.

- Не поверишь, ты тоже ужасно милый! – я тихо засмеялась. – Только давай лучше

попросим кого-нибудь сфотографировать нас вдвоём?

- Кого? Ни одной живой души на улице!

- Пошли в центр, там-то жизнь только начинается, - я подмигнула ему.

- А пошли, - согласился Паша и ускорил шаг.

Мы дошли до набережной, встретили милую женатую пару и попросили их

сфотографировать нас. Они с радостью согласились и сделали несколько фотографий на

камеру в телефоне Паши. Мы поблагодарили их, пожелали удачи, а они порадовались за

нас и пожелали счастья, любви и сказали, чтобы мы никогда не расставались, на что Паша

обнял меня и крепко поцеловал.

65

- Я не смогу её отпустить, - с улыбкой сказал он паре, которая уже собралась идти

дальше.

- Держи крепче, парень, - сказал мужчина. – Это твоё счастье, запомни мои слова!

Его жена улыбнулась, кивнула мне, и они удалились.

- Всё поняла? Ты – моё счастье.

- А ты – моё, тоже попрошу запомнить, - серьёзно сказала я.

- Я запишу, - улыбнулся Паша.

- На лбу!

- На твоём. Буду смотреть на тебя, и сразу об этом вспоминать, - он засмеялся.

- Очень смешно! – я закатила глаза.

- Что тебе не нравится, а?!

Паша подхватил меня на руки так быстро, что я даже испугалась, и подошёл к

перилам, которые ограждали набережную.

- Нет! – взвизгнула я. – Отпусти меня, ненормальный! – я крепко вцепилась в его

куртку и посмотрела вниз на застывшую заснеженную реку.

- Боишься? – усмехнулся Паша.

- Да! Поставь меня на ноги!

- Вот совсем не доверяешь мне ведь, - обрёчённо произнёс он. – Я бы не бросил тебя

туда никогда.

- Прости, я испугалась, - я обняла Пашу за шею. – Это было неожиданно.

- Ладно, прощаю на первый раз. Пойдём домой?

- Пойдём, - согласилась я и зевнула.

Паша поставил меня на ноги, мы обнялись и пошли обратно к дому. После этой

прогулки мы были в конец уставшие, но крайне счастливые. Оставшаяся ночь прошла без

приключений, мы оба спали как убитые, так как зимний ночной воздух нас разморил,

словно детей.

Вся следующая неделя прошла более менее спокойно. Пару раз мы встречались с

Машей и Денисом, которые всё ещё волновались за меня после случая с Олегом. Ходили с

Пашей, Сергеем и его девушкой в бильярд, получился забавный вечер. Больше ничего

интересного, моя учёба, Пашина работа, но по мере того, как приближалась пятница, он

становился нервным и дёрганным. Я как могла, поддерживала и ободряла его, только

особых результатов это не приносило. Конечно, при мне Паша держал себя в руках, по

крайней мере, старался, но иногда ни с того, ни с сего начинал беситься, приходилось

сразу же обнимать и успокаивать его. Конечно, за свои срывы он извинялся, покупал мне

сладости, даже подарил мягкую игрушку. Из-за всего этого к концу недели у меня у самой

начался небольшой мандраж, но я пыталась справляться с этим сама по-тихому, потому

что если бы я сказала Паше, он бы просто отменил ужин с родителями, а этого я не

хотела.

В пятницу Паша забрал меня из института, мы приехали домой, чтобы переодеться и

настроиться.

- Что мне надеть?

- Думаю, тебе нужно платье, только не очень нарядное, - задумчиво сказал Паша.

- Хорошо, - я улыбнулась и полезла в шкаф, чтобы выбрать подходящий наряд.

Немного подумав, я вытащила чёрные плотные колготки и сняла с вешалки шерстяное

платье изумрудного цвета. Оно было облегающее, длиной немного выше колен и

подчёркивало все достоинства моей фигуры. На шею я повесила длинную жемчужную

нить чёрного цвета и завязала в узел на середине. Одевшись, я покрутилась перед

зеркалом, затем показалась Паше.

- Мне нравится, - он улыбнулся. – Ты как всегда прекрасна.

- Уверен? – я прищурилась.

- Более чем. Теперь мне помоги.

66

Паша вытащил из шкафа тёмные брюки, белую рубашку и серый джемпер. Я помогла

ему с пуговицами, подобрала запонки и ремень.

- Ну вот, теперь выглядишь как примерный сын, - я потрепала его по волосам.

- Да уж, - Паша недовольно поджал губы.

- Да ладно, всё будет хорошо, - я улыбнулась и поцеловала его.

- Всё, поехали.

Паша вздохнул, положил ладонь мне на поясницу, и мы направились в коридор.

Когда мы заехали в ворота дома родителей Паши, у меня просто отвалилась челюсть.

Это был трёхэтажный особняк в готическом стиле, отделанный красным кирпичом, в

некоторых окнах были витражные стёкла. Во дворе была современная стильная беседка,

много деревьев, кустов, всяких статуэток, даже небольшой фонтанчик, который

естественно не работал. Двор и дом были просто чудесными.

- Очень красиво, - сказала я Паше, когда мы вышли из машины.

- Да, внутри тоже неплохо, - он пожал плечами. – Но не покупайся на это.

- Ладно…

Паша взял меня за руку, и мы пошли по очищенной от снега каменной дорожке к

крыльцу. Родители Паши встретили нас в дверях с дежурными улыбками на лицах. Я тут

же почувствовала себя неловко и съёжилась.

- Здравствуй, Лида, - промурлыкала Ирина Викторовна, как представил свою мать

Паша. – Очень рада, наконец, тебя видеть, - она чуть наклонилась и приобняла меня за

плечи.

- Я тоже, - я вежливо улыбнулась.

- Наш сын прятал тебя от нас, каков негодник, - с лёгким упрёком сказал Борис

Григорьевич.

- Не начинай, - отрубил Паша с грозным видом.

Отец посмотрел на него недобрым взглядом, но постарался не потерять свою

дежурную улыбку, как и его жена. Мне стало ещё больше не по себе, я обняла себя

руками.

- Проходите, у нас сегодня на ужин морепродукты. Лида, я надеюсь, ты не

испытываешь к ним отвращение? – спросила Ирина Викторовна, взяла меня под руку и

повела в столовую.

- Нет, я люблю морепродукты, - я украдкой обернулась на Пашу.

- Очень хорошо. Ох, какое платье, прелестно выглядишь, - слишком уж сладко пела

женщина.

Мы сели за стол, только вот аппетит у меня пропал практически сразу, потому что всё

было больше похоже на допрос, чем на семейный ужин.

- А где ты купила это платье? – поинтересовалась мама Паши.

- В обычном магазине, - я пожала плечами.

- Ах, я думала оно от какого-то известного дизайнера!

- Нет, я предпочитаю более простую одежду, покупаю, что нравится, - я неловко

пожала плечами.

- А чем занимаются твои родители? – спросил Борис Григорьевич.

- Папа заместитель директора фирмы, которая продаёт зарубежные автомобили, и по

совместительству главный менеджер по продажам. А мама шеф-повар в ресторане

итальянской кухни.

- О, значит, она хорошо готовит. А ты?

- Лида потрясающе готовит, - отозвался Паша. – Не хуже, чем в ресторане, - он

погладил меня по руке.

- И почему же ты скрывал от нас такое чудо? – прищурился его отец.

- Вы не хуже меня знаете, почему.

Повисла тишина.

- Лида, а ты была за границей? – спросила Ирина Викторовна.

67

- Нет, как-то не приходилось, - вежливо ответила я.

- А чем ты планируешь заниматься в будущем?

29
{"b":"250353","o":1}