ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Доналд Бин служил в свое время во Франции и знал, а может быть, преувеличивал ценность этих безделушек. Но он также догадался, что Роза боится, как бы не открылось, что она рассталась с ними ради того, чтобы освободить Уэверли. Разбойник, опасаясь лишиться вожделенного сокровища, по собственному почину заявил, что готов поклясться никому не говорить о ее участии в этом деле. Видя, что ему прямой расчет сдержать эту клятву, а нарушение ее никакой выгоды не принесет, он принял это обязательство (для того, как он объяснил своему помощнику, чтобы поступить вполне добросовестно в отношении молодой особы) и той единственной форме, которую, по мысленному соглашению с самим собой, он считал нерушимой, а именно, поклялся хранить молчание на собственном кинжале. К этому благородному поступку его побудило, в частности, и внимание, проявленное мисс Брэдуордин к его дочери Алисе, – оно завоевало сердце горной девы и весьма польстило ее отцу. Алиса тем временем научилась немного говорить по-английски и отплачивала Розе за ее доброе отношение большой откровенностью. Она охотно передала ей все бумаги, относившиеся к интриге в полку Гардинера, которые ей поручено было хранить, и столь же охотно согласилась по ее настоянию вручить их Уэверли без ведома ее отца.

– Это будет приятно милой барышне и красивому молодому барину, – рассуждала она, – а какая польза отцу от каких-то исписанных клочков бумаги?

Читатель помнит, что она выполнила это поручение, воспользовавшись последним вечером пребывания Уэверли в лощине.

Читателю также известно, что Доналд успешно справился со своей задачей. Но изгнание военного отряда из Тулли-Веолана встревожило военные власти. В то время как Бин Лин ожидал в засаде Гилфиллана, в Тулли-Веолан был направлен значительный отряд, с которым он не имел никакого желания померяться силами. Этому отряду было поручено вытеснить мятежников, стать лагерем в Тулли-Веолане и охранять край от дальнейших посягательств разбойника. Командир его, человек порядочный и строгий блюститель дисциплины, понимая беззащитное положение мисс Брэдуордин, не беспокоил ее своим обществом и не позволял солдатам ни малейшей вольности. Он раскинул небольшой лагерь на возвышенности, неподалеку от замка, и расставил посты по всем окрестным горным проходам. Эти неприятные известия дошли до Доналда Бин Лина на обратном пути в Тулли-Веолан. Решившись, однако, во что бы то ни стало получить за свои труды ожидаемое вознаграждение, он счел наиболее разумным, поскольку путь к замку был для него отрезан, оставить пленника в хижине Дженнет. О существовании этого убежища не подозревали даже те, кто давно уже жил в этих местах, добраться до него без проводника было невозможно, и Уэверли о нем ничего не знал. Выполнив свою задачу, Доналд явился за вознаграждением и получил его. Болезнь Уэверли, однако, расстроила все его планы Доналд был вынужден покинуть край со всеми своими людьми, чтобы в иных местах искать более свободного поприща для своей деятельности. По настоянию Розы, он все же оставил при Уэверли старика, который собирал лекарственные травы и считался немного сведущим в медицине, чтобы ухаживать за ним во время его болезни.

Тем временем у Розы зародились новые и страшные опасения. Навела ее на эти мысли старуха Дженнет. Она утверждала, что, поскольку за поимку Уэверли назначено большое вознаграждение, а личные вещи его представляют значительную ценность, нельзя поручиться, что Доналд не поддастся соблазну и не выдаст Уэверли. Терзаемая отчаянием и страхом, Роза приняла смелое решение написать лично принцу и сообщить ему об опасности, угрожавшей мистеру Уэверли, считая, что Карл Эдуард как дальновидный политик и благородный и сострадательный человек не допустит того, чтобы он попал в руки противника. Сначала она хотела послать письмо анонимно, но потом испугалась, что в этом случае ему могут не поверить. Поэтому она с великой неохотой и трепетом подписалась под ним и поручила отвезти его одному юноше, который бросил свою ферму, чтобы вступить в армию принца. Молодой человек, в свою очередь, упросил ее походатайствовать за него перед претендентом, от которого он надеялся получить таким образом офицерский патент.

Письмо попало в руки принца в то время, когда он покинул горы и начал спускаться в Нижнюю Шотландию. Он прекрасно понимал, как важно создать впечатление, что он находится в сношениях с английскими якобитами. Поэтому он самым решительным образом приказал Доналду Бин Лину доставить Уэверли со всем его имуществом целым и невредимым в распоряжение коменданта крепости Дун. Разбойник не посмел ослушаться, так как армия принца находилась слишком близко, чтобы неподчинение осталось безнаказанным. Кроме того, он был не только разбойником, но и политиком и не пожелал испортить репутацию, добытую прежними тайными услугами, уклонившись от выполнения этого поручения. Комендант Дуна получил, в свою очередь, приказ переправить нашего героя в Эдинбург под конвоем. Принц опасался, что Уэверли, если его освободить, снова пожелает вернуться в Англию, не дав ему возможности с ним лично повидаться. К этой мере он склонился по совету вождя Гленнакуойха, с которым, как припомнит читатель, принц совещался о том, как использовать Эдуарда, хоть и не сообщил Мак-Ивору, как он узнал место, где содержался наш герой.

Это принц считал женской тайной; ибо, хотя письмо Розы и было написано в самых общих и осторожных выражениях и единственной причиной, побудившей написать его, выставлялись соображения человеколюбия и усердия к делу принца, однако она выражала такое сильное желание, чтобы ее вмешательство в это дело осталось неизвестным, что принц догадался о весьма глубоком характере интереса, который Роза испытывает к судьбе Уэверли. Это предположение, будучи вполне правильной посылкой, привело, однако, к ошибочному выводу. Волнение, изобразившееся на лице Уэверли, когда он подошел к Флоре и Розе на балу в Холируде, принц отнес за счет Розы и заключил, что преградой для их взаимной склонности служат взгляды барона на судьбу его наследства или какое-нибудь другое препятс! вие. Правда, молва прочила Уэверли в женихи мисс Мак-Ивор, но принц прекрасно знал, что молва бывает весьма расточительна на подобные дары, и, внимательно понаблюдав за поведением обеих девушек, пришел к убеждению, что у Флоры молодой человек успехом не пользуется, а Роза Брэдуордин его любит. Желая крепче привязать Уэверли к себе и оказать ему вместе с тем дружескую услугу, он стал убеждать барона перевести права наследования на дочь и добился его согласия. После этого Фергюс немедленно стал добиваться двойной цели: руки мисс Брэдуордин и графского титула, на что принц, как мы уже раньше видели, ответил отказом. Карл Эдуард, постоянно занятый самыми различными делами, все не находил возможности объясниться по этому поводу с Уэверли, хотя не раз собирался с ним поговорить. Но после того как Фергюс заявил свои претензии, он счел необходимым не принимать стороны ни одного из соперников, в тайной надежде, что это дело, чреватое семенами раздора, будет отложено до окончания экспедиции. Когда во время перехода в Дарби принц спросил Фергюса, почему в их отношениях с Уэверли появилась холодность, Мак-Ивор ответил, что Эдуард хочет взять назад предложение, сделанное его сестре. Тогда принц прямо объявил ему, что лично наблюдал за обращением мисс Мак-Ивор с его другом и уверен, что Фергюс заблуждается относительно истинной причины поведения Уэверли, так как он имеет все основания считать его уже помолвленным с мисс Брэдуордин. Ссора, происшедшая затем между Эдуардом и вождем Мак-Иворов, надеюсь, еще сохранилась в памяти читателя. Эти обстоятельства объясняют те части нашего повествования, которые мы, по обычаю романистов, сочли нужным ocтaвить неразгаданными, чтобы усилить любопытство читателя.

Когда Дженнет сообщила нашему герою основные факты этого рассказа, ему уже не стоило большого труда использовать эту путеводную нить, чтобы выбраться из лабиринта, в котором он до тех пор блуждал. Итак, никому другому, как Розе Брэдуордин, был он обязан жизнью, которой теперь охотно пожертвовал бы ради нее. Немного подумав, он, впрочем, пришел к убеждению, что жить для нее будет куда удобнее и приятнее. Кроме того, он располагал теперь собственным независимым состоянием, которое мог разделить с ней либо за границей, либо у себя на родине. Удовольствие породниться с таким благородным человеком, как барон, которого дядя Уэверли, сэр Эверард, столь высоко ценил, было также немаловажным соображением, если бы для доказательства целесообразности этого брака вообще нужны были какие-либо соображения. Чудачества старика, казавшиеся нелепыми и смешными в дни его благополучия, теперь, в дни его заката, лучше вязались и гармонировали с благородными чертами его характера, придавая им своеобразие, но не вызывая смеха. Поглощенный этими мечтами о будущем счастье, Эдуард направился в Малый Веолан, резиденцию мистера Дункана Мак-Уабла.

107
{"b":"25037","o":1}