ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но хотя все эти важные дела могут занять в романе столь же мало места, как в газете – сообщение о каком-нибудь процессе, протекавшем в суде лорда-канцлера, однако, действительное время, ушедшее на них, было весьма немалым. Несмотря на все старания Уэверли побыстрее протолкнуть свое дело через суды, он смог вернуться к лэрду Духрану за невестой лишь через два месяца с лишним, в чем были, разумеется, повинны и проволочки, связанные с тогдашними способами передвижения.

Свадьба была назначена на шестой день после его приезда. Барон Брэдуордин, для которого бракосочетания, крестины и похороны являлись событиями особо знаменательными и торжественными, почувствовал некоторую обиду, когда вместе с семьей лэрда и всеми ближайшими соседями, которых по такому поводу необходимо было пригласить, удалось набрать не более тридцати гостей.

Впрочем, гордость его несколько утешалась мыслью, что, поскольку он и его зять еще так недавно участвовали в мятеже против правительства, последнее могло оскорбиться и даже испытать вполне оправданные опасения, если бы собрались все родственники, друзья и приближенные обеих фамилий в их воинских доспехах, как этого требовал в подобных случаях шотландский этикет.

– Да, – закончил он со вздохом, – многие из тех, кто так бы ликовал на этом торжестве, либо отошли в лучший мир, либо изгнанниками покинули свое отечество.

Свадьба состоялась в назначенный день. Достопочтенный мистер Рубрик, родственник гостеприимного хозяина дома, где она справлялась, и капеллан барона Бредуордина имел удовольствие соединить руки жениха и невесты.

Обязанности шафера невесты исполнял Фрэнк Стэнли, приехавший в Духран вслед за Эдуардом. Предполагал приехать и полковник Толбот с супругой, но оказалось, что здоровье леди Эмили не позволяет ей совершить подобную поездку. Их отсутствие решили возместить тем, что Эдуард Уэверли с женой, вместо того чтобы ехать прямо в Уэверли-Онор, заедут по пути на несколько дней в имение, которое полковник Толбот соблазнился купить на очень выгодных условиях в Шотландии и где он собирался прожить некоторое время.

Глава 71

То не дом мой родимый, его я узнать не могу

Старинная песня

Свадебный поезд был великолепен. Сэр Эверард подарил своему племяннику карету новейшего образца с шестеркой лошадей, ослеплявшую своим блеском глаза половины Шотландии; кроме этого, была еще фамильная карета мистера Рубрика. Обе были заполнены дамами, между тем как мужчины ехали верхом, а за ними скакали на конях добрых два десятка слуг. Несмотря на столь значительное количество гостей, приказчик Мак-Уибл не испугался истощения своих запасов и вышел к ним на дорогу с покорнейшей просьбой заехать к нему в Малый Веолан. Барон взглянул на него с изумлением и сказал, что, разумеется, проезжая мимо Малого Веолана, не преминет навестить с зятем своего старого приятеля, но приводить к нему весь comitatus nuptialis, или свадебный поезд, немыслимо.

– Я слышал, – добавил он, – что мой недостойный преемник продал свое имение, и я очень рад, что мой старый друг Дункан и при новом dominus'e, или владельце, сохранил свое прежнее место.

Приказчик кивал, кланялся, проявлял всяческие признаки беспокойства и снова упорно повторял свое приглашение, пока барон, хоть и несколько раздосадованный его настойчивостью, не вынужден был согласиться, дабы не выказать чувств, которые он предпочитал скрывать.

Подъезжая к началу аллеи, он погрузился в глубокую задумчивость, из которой вышел только тогда, когда заметил, что зубцы на стенах восстановлены, обломки убраны и – самое удивительное – два каменных медведя, эти поверженные Дагоны note 487его идолопоклоннических чувств, обрели свое прежнее место на воротах.

– А знаете, – заметил он Эдуарду, – этот новый владелец проявил больше gusto note 488, как говорят итальянцы, за то короткое время, что он здесь хозяйничает, чем эта собака Малколм vita adhuc durante note 489, хотя я и сам водворил его сюда. А раз речь пошла о собаках, это не Бэн ли и Баскар несутся к нам по аллее вместе с Дэви Геллатли?

– Я предлагаю проехать к ним навстречу, сэр, – сказал Уэверли, – ибо, насколько мне известно, теперешний хозяин дома – полковник Толбот, а он, несомненно, ждет нас к себе. Мы сначала не решались сообщить вам, что он приобрел вашу вотчину, но даже и теперь, если вы не испытываете желания навестить его, мы можем проехать прямо к приказчику.

Тут барону пришлось призвать на помощь всю свою выдержку. Он глубоко вздохнул, медленно понюхал табаку и наконец заметил, что раз уж они почти добрались до замка, не заехать к полковнику было бы неприлично, и он будет рад повидать нового хозяина своих прежних арендаторов. После этого он слез с лошади, мужчины последовали его примеру, дамы вышли из карет, и он под руку с дочерью пошел вперед по аллее, обращая ее внимание на то, как быстро Diva Pecunia – богиня-покровительница южан, как ее могли бы назвать, уничтожила все следы разрушений.

И действительно, поваленные деревья не только были убраны, но были выкорчеваны и пни, а земля вокруг них выровнена и засеяна травой, так что лишь глаз, знакомый с малейшими подробностями этих мест, мог заметить, что чего-то тут недостает. Такое же благотворное влияние сказалось и на наружности выбежавшего им навстречу Дэви Геллатли, который то и дело останавливался, чтобы полюбоваться на украшавшее его особу новое платье, выдержанное в тех же красках, что и раньше, но разукрашенное так пестро, что его не стыдно было бы надеть и самому Оселку note 490. Приплясывая со своими обычными странными ужимками, он подскочил сначала к барону, а затем и Розе, все время ощупывая себя и восклицая: «Красавчик, красавчик Дэви». От перехвативших его дыхание чувств он почти не в состоянии был пропеть и такта своей тысяча и одной песни. Собаки тоже на тысячу ладов выражали свой восторг при виде старого хозяина.

– Клянусь честью, Роза, – воскликнул барон, – благодарность этих бессловесных тварей и этого несчастного дурачка растрогала меня, старика, до слез, между тем как этот мерзавец Малколм… Однако я премного обязан полковнику Толботу за то, что он привел в такое прекрасное состояние моих псов и бедного Дэви. Но, Роза, голубушка, не следует допускать, чтобы они всю жизнь оставались у него нахлебниками.

В эту минуту леди Эмили, опираясь на руку своего мужа, вышла из внутренних ворот навстречу гостям и самым приветливым образом поздоровалась с ними. Как только закончилась церемония взаимных представлений, которая не заняла слишком много времени благодаря светским навыкам и прекрасному воспитанию леди Эмили, она извинилась за то, что прибегла к небольшой хитрости, чтобы заманить их в такое место, которое могло навеять им грустные воспоминания.

– Но так как этому дому суждено переменить владельца, мы очень хотели, чтобы барон…

– Мистер Брэдуордин, сударыня, – поправил старик.

– Хорошо было бы, чтобы мистер Брэдуордин и мистер Уэверли посудили лично, насколько нам удалось придать жилищу ваших предков его прежний вид.

Барон ответил глубоким поклоном. Действительно, выйдя во двор, он увидел, что всему, за исключением тяжеловесных конюшен, совершенно уничтоженных огнем и замененных более изящной и легкой постройкой, был по возможности возвращен тот же вид, как несколько месяцев назад, когда барон ушел воевать. Голубятня снова наполнилась своими обычными обитателями; фонтан бил с прежней резвостью, и не только медведь, возвышавшийся над его бассейном, но и все решительно медведи были водружены на положенные места, и подновлены, и подправлены с такой заботой, что не носили и следа недавних насилий. Если столько внимания было уделено мелочам, излишне говорить, что сам дом был совершенно восстановлен, а сад приведен в порядок, причем во всем чувствовалось стремление сохранить прежний вид и удалить все следы разрушений. Барон осматривался в немом удивлении. Наконец он обратился к полковнику Толботу:

вернуться

Note487

Дагон – верховное божество финикиян с головой и руками человека и телом рыбы, в данном случае – вообще идол.

вернуться

Note488

вкуса (итал.).

вернуться

Note489

за всю его жизнь (лат.).

вернуться

Note490

Оселок – шут из комедии Шекспира «Как вам это понравится».

116
{"b":"25037","o":1}