ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дурдом с мезонином
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Мы взлетали, как утки…
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Демоническая академия Рейвана
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Состояние – Питер
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Лохматый Коготь
Содержание  
A
A

– Что-то случилось! – воскликнул хозяин «Светильника» и немедленно самым бесцеремонным образом вклинил свою похожую на фонарь челюсть и костлявую клячу в толпу. – Что-то случилось, и, с божьей помощью, я все сейчас разузнаю.

Уэверли, привыкший сдержаннее, чем его спутник, проявлять свое любопытство, соскочил с коня и передал его первому попавшемуся мальчишке. Эта сдержанность сложилась еще в робкие дни его первой юности, когда ему невыразимо претило обращаться к незнакомому человеку хотя бы за случайной справкой, не разглядев предварительно, какое у него лицо и как он выглядит. Пока он осматривал окружающих, чтобы выбрать среди них того, с кем бы ему было приятнее заговорить, гомон толпы избавил его в известной степени от необходимости расспросов. Имена Лохила, Клэнроналда, Гленгерри и других видных вождей горских кланов, среди которых все время слышалось имя Вих Иан Вора, звучало в их устах столь же привычно, как самые обыденные слова, а из общего смятения он заключил, что их нашествие на Нижнюю Шотландию во главе вооруженных кланов либо уже совершилось, либо ожидается с минуты на минуту.

Но прежде чем Уэверли успел дознаться о подробностях, крепкая, с широкой костью и грубыми чертами лица женщина лет сорока, одетая так, как если б платье на нее набросали вилами, с красными пятнами на щеках там, где они не были покрыты сажей и копотью, протиснулась сквозь толпу, размахивая и воздухе двухлетним ребенком, которого она подбрасывала на ходу, не обращая внимания на его отчаянные вопли. Эта особа горланила:

Чарли, мой красавчик, красавчик, красавчик, Чарли, мой красавчик, Лихой кавалер!

– Эй, мужики, слышали, кто на вас идет? – продолжала эта неугомонная матрона, – слышали, кто вам, хныкающим вигам,скоро заткнет глотку?

Не знаешь ты, что будет, Не знаешь ты, что будет, Подходят дикие Мак-Кроу.

Кернвреканский Вулкан, чьей Венерой была эта ликующая вакханка note 290, бросил на нее мрачный и угрожающий взгляд, что заставило некоторых из деревенских сенаторов вмешаться:

– Тише, хозяйка, разве нынче время или день такой особый, чтобы распевать ваши богомерзкие песни? Нынче время, когда чистое вино гнева без всякой примеси налито в чашу негодования, и день, когда вся страна должна свидетельствовать против папизма, и прелатизма, и квакеризма, и индепендентизма, и супрематизма, и эрастианизма, и антиномианизма note 291, и всех заблуждений церкви!

– Пошли вы с вашей виговскои болтовней! – отозвалась якобитская героиня.

– Пошли вы с вашими вигами и пресвитерианством, сопляки корноухие! Что, думаете, наши молодцы посмотрят на ваши синоды, и пресвитеров, и пени за блуд, и покаянные стулья note 292? Черт бы побрал всю эту мерзость! Поди! Сажали на них женщин куда почестнее, чем иные, что спят с любым вигом в округе. Взять хотя бы меня…

Здесь Джон Маклрот, опасавшийся, что она перейдет к подробностям личного опыта, счел долгом вмешаться в силу своего супружеского авторитета:

– Иди сейчас же домой, чертова стерва (прости, господи, мою душу), и поставь кашу на ужин.

– А ты что, совсем одурел, старый олух? – отвечала его любезная подруга, мгновенно и с чрезвычайной силой устремляя свой гнев, который до этого блуждал по всем собравшимся, в его естественное русло. – Стоишь целый день и чинишь мушкетные замки для дураков, которые и выстрелить-то в горца не посмеют, а того не видишь, что мог бы денег на семью заработать, подковав лошадь этого красавчика джентльмена, который, видно, только что с севера! Ручаюсь, что он не из тех нюней, что за короля Георга, а по меньшей мере из храбрых Гордонов note 293!

Глаза присутствующих обратились теперь к Уэверли, который воспользовался этим, чтобы попросить кузнеца возможно скорее подковать лошадь проводника, так как он спешит ехать дальше. Того, что он слышал, было достаточно, чтобы понять, какая опасность ему угрожает, если он задержится в этом месте. Кузнец устремил на него недовольный и подозрительный взгляд, чему немало способствовал пыл, с которым его жена подкрепила просьбу Уэверли:

– Ты что, не слышишь, что говорит хорошенький джентльмен, ты, никчемный пьянчуга?

– А как вас звать, сэр? – осведомился Маклрот.

– Вам до этого нет дела, любезный, если я плачу за работу.

– Но до этого может быть дело государству, – заметил старый фермер, от которого здорово несло виски и торфяным дымом. – Сдается мне, вам придется задержаться в пути, пока мы не покажем вас лэрду.

– Не очень-то вам будет легко задержать меня и даже небезопасно, – высокомерно ответил Уэверли, – если вы не предъявите надлежащих полномочий.

В толпе наступило затишье и пробежал шепот:

– Секретарь Мерри note 294

– Лорд Льюис Гордон…

– Может, сам претендент! – таковы были наперебой высказываемые догадки. Желание не выпускать Уэверли проступало все явственнее. Он попытался было урезонить встревоженных обывателей, но его добровольная союзница миссис Маклрот мигом утопила его вещания в потоке ругани по адресу присутствующих, которые, разумеется, поставили ее на счет Уэверли.

– Это вы-то хотите задержать друга нашего принца? – Ибо и ей теперь передалось общее мнение о нашем герое. – Только посмейте его коснуться! – И, растопырив свои длинные и сильные пальцы, украшенные когтями, которым мог бы позавидовать любой стервятник, продолжала:

– Всеми десятью заповедями вцеплюсь в рожу всякому, кто его хоть пальцем тронет!

– Ступай лучше домой, хозяйка, – сказал вышеупомянутый фермер, – да лучше нянчи ребятишек своего мужа, чем оглушать нас своими криками.

– Его ребятишек! – воскликнула амазонка note 295, взглянув на супруга с невыразимо презрительной усмешкой. – Его ребятишек!

Эх, будь ты мертвецом, муженек, Да лежал бы подо мхом, муженек, Вмиг утешилась бы я, вдова, Да спозналась бы я с горцем лихим!

Эта песенка, вызвавшая сдержанное хихиканье среди более молодой части аудитории, совершенно вывела из себя уязвленного Вулкана.

– Черт в меня вселись, если я не засуну ей в глотку каленое железо! – воскликнул он в неистовстве, выхватывая из горна раскаленный прут. Очень вероятно, что он и привел бы свою угрозу в исполнение, если бы часть толпы не схватила его, между тем как другая пыталась убрать с его глаз сварливую половину.

Уэверли собирался воспользоваться общим замешательством для отступления, но не мог нигде обнаружить своей лошади. Наконец он увидел на некотором расстоянии своего верного спутника Эбенизера; тот, заметив, какой оборот принимает дело, отвел обеих лошадей подальше от давки и, сидя на одной и держа другую на поводу, отвечал на громкие и повторные требования Уэверли подать ему коня:

– Нет, нет, если вы не друг нашей церкви и короля и вас за это задержали, вам придется отвечать перед честными людьми страны за нарушение договора, и я должен наложить арест на вашу лошадь и вещи в возмещение убытков, поскольку я с лошадью потерял целый рабочий день, да еще пропущу и сегодняшнюю проповедь.

Эдуард начал терять терпение среди этого сброда, который теснил и толкал его со всех сторон. Каждую минуту можно было ожидать насилия, и поэтому он решил прибегнуть к острастке. Он вытащил пистолет, обещая, с одной стороны, пристрелить каждого, кто осмелится его далее задерживать, и, с другой, угрожая подобной же участью Эбенизеру, если он попытается хоть сдвинуться с места с лошадьми. Мудрый Партридж note 296говорит, что один человек с пистолетом равен ста невооруженным, так как, хотя он в толпе может застрелить только одного, но никто не знает, не окажется ли он этим несчастливцем. Поэтому levee en masse note 297граждан Кернврекана, вероятно, дрогнул бы, а Эбенизер, естественная бледность которого усугубилась на три оттенка в сторону мертвенности, не стал бы вступать в пререкания по поводу подкрепленного таким образом приказа, если бы сельский Вулкан в жажде выместить на каком-либо достойном предмете бешенство, вызванное его подругой, и весьма довольный тем, что нашел такой объект в лице Уэверли, не бросился на него со своим раскаленным прутом с такой решимостью, что выстрел последовал как естественный акт самозащиты. Несчастный упал; и в то время как Эдуард, потрясенный тем, что он сделал, растерялся и не подумал обнажить свою шпагу или взяться за оставшийся пистолет, толпа набросилась на него, обезоружила и уже готова была растерзать, если бы ее неистовства не смирило появление почтенного священника, пастора местного прихода.

вернуться

Note290

…кернвреканский Вулкан, чьей Венерой была эта ликующая вакханка… – Венера, согласно мифологии римлян, была женой Вулкана, бога огня и покровителя кузнечного дела. Вакханка – участница праздника Вакха, бога веселья и винограда у греков и римлян.

вернуться

Note291

…Против папизма, и прелатизма, и квакеризма, и индепендентизма, и супрематизма, и эрастианизма, и антиномианизма… – Речь идет о религиозных течениях, враждебных пресвитерианской церкви.

вернуться

Note292

…и пени за блуд, и покаянные стулья? – Речь идет о принятых в то время наказаниях за супружескую неверность.

вернуться

Note293

…из храбрых Гордонов – Лорд Льюис Гордон был одним из главных советников Карла Эдуарда

вернуться

Note294

Мэрри, сэр Джон (1718-1777) – секретарь принца Карла Эдуарда во время мятежа 1745 г.

вернуться

Note295

Амазонка – представительница мифического племени женщин-вотельниц.

вернуться

Note296

Партридж – персонаж из романа Фнлдинга «История Тома Джонса, найденыша» (1749).

вернуться

Note297

полный сбор (франц.).

53
{"b":"25037","o":1}