ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– С величайшей готовностью, – сказал Эдуард, бросая на стол свой бумажник и записную книжку, – я просил бы только одну не читать.

– Боюсь, мистер Уэверли, что я не имею права идти на послабления.

– Хорошо, вы увидите ее, сэр, но так как она для вас интереса не представляет, я попрошу вернуть мне ее.

Он достал полученное этим утром и спрятанное на груди стихотворение и передал его судье вместе с конвертом. Майор Мелвил прочел его молча и приказал писцу снять с него копию. Затем он вложил ее в конверт, положил его перед собой, а оригинал с печальным и серьезным видом возвратил Уэверли.

Дав арестованному (ибо таково было теперешнее положение нашего героя) достаточное, по его мнению, время для размышлений, майор Мелвил возобновил допрос и заявил Уэверли, что, поскольку тот возражает против общих вопросов, он будет придавать им настолько частный характер, насколько это позволяют находящиеся в его распоряжении сведения. После этого следствие продолжалось, причем содержание вопросов и ответов записывалось под диктовку писцом.

– Знал ли мистер Уэверли человека по имени Хэмфри Хотон, унтер-офицера драгунского полка, которым командует Гардинер?

– Конечно; он был сержантом в моем отряде и сыном арендатора моего дяди.

– Совершенно верно. И он пользовался в значительной мере вашим доверием и влиянием среди товарищей?

– Мне никогда не приходилось оказывать особое доверие людям такого рода, – ответил Уэверли, – я отличал сержанта Хотона как умного и деятельного молодого человека и полагаю, что за эти качества он и пользовался уважением у товарищей.

– Но через этого человека, – ответил майор Мелвил, – вы поддерживали связь с теми из ваших солдат, которые пришли в ваш полк из Уэверли-Онора?

– Конечно; эти бедняги оказались в полку, состоящем почти исключительно из шотландцев и ирландцев, и обращались ко мне со всеми своими мелкими затруднениями и нуждами; естественно, их рупором служил их земляк и сержант.

– Влияние сержанта Хотона, – продолжал майор, – распространялось, следовательно, главным образом на тех солдат, которые ушли за вами в полк из имения вашего дяди?

– Разумеется; но какое это имеет отношение к настоящему делу?

– К этому я сейчас перейду и очень прошу вас отвечать откровенно. Поддерживали ли вы после того, как уехали из полка, какую-либо переписку, прямым или окольным путем, с сержантом Хотоном?

– Я? Поддерживать переписку с человеком его звания и положения? Каким образом и с какой целью?

– Это вам предстоит объяснить. Но не посылали ли вы к нему, например, за какими-нибудь книгами?

– Вы напомнили мне незначительное поручение, – сказал Уэверли, – которое я дал сержанту Хотону, потому что мой слуга был неграмотный. Вспоминаю, что я письменно просил его выбрать несколько книг, список которых я ему послал, и направить их на мое имя в Тулли-Веолан.

– А какого характера были эти книги?

– Они относились почти исключительно к изящной литературе, я предназначал их для чтения одной молодой особы.

– Не находились ли среди них трактаты и брошюры, направленные против правительства?

– Там было несколько политических трактатов, в которые я почти не заглядывал. Они были посланы мне одним добрым другом, которого следует более уважать за его сердце, нежели за благоразумие или политическую проницательность; мне они показались скучными сочинениями.

– Этот друг, – продолжал настойчивый следователь, – некто мистер Пемброк, священник, отвергший присягу, и автор двух крамольных сочинений, рукописи которых были обнаружены в ваших вещах.

– Но в которых, даю вам честное слово джентльмена, я едва ли прочел шесть страниц.

– Я не королевский судья, мистер Уэверли, материалы вашего допроса будут переданы в другую инстанцию. Но перейдем к дальнейшему – знаете ли вы лицо, известное под именем Ушлого Уилла, или Уилла Рутвена?

– Никогда до настоящего момента не слышал такого имени.

– Не поддерживали ли вы через это или какое-либо иное лицо связи с сержантом Хэмфри Хотоном, подговаривая его дезертировать вместе со всеми солдатами его полка, которых ему удастся склонить на это дело, и присоединиться к горцам и другим мятежникам, поднявшим в настоящее время оружие под водительством молодого претендента?

– Уверяю вас, что я не только совершенно неповинен в заговоре, в котором вы меня обвиняете, но он ненавистен мне до глубины души, и я не пошел бы на такое предательство ни ради трона для себя, ни для того, чтобы возвести на него кого бы то ни было другого.

– Однако, когда я рассматриваю этот конверт, надписанный рукой одного из тех впавших в заблуждение джентльменов, которые в настоящее время восстали против своего отечества, и вложенные в него стихи, я не могу не найти некоторой аналогии между упомянутым мною предприятием и подвигами Уогана, которые автор, по-видимому, ставит вам в пример.

Уэверли был поражен этим совпадением, но заявил, что желания или ожидания автора письма нельзя рассматривать как доказательство совершенно химерического обвинения.

– Но, если меня не обманывают мои сведения, за время вашей отлучки из полка вы находились то в замке этого горского предводителя, то в замке мистера Брэдуордина из Брэдуордина, также поднявшего оружие в пользу этого несчастного дела?

– Я и не собираюсь скрывать этого; но я самым решительным образом отрицаю какое-либо участие в их замыслах против правительства.

– Но вы, я полагаю, не станете отрицать, что вместе со своим хозяином Гленнакуойхом присутствовали на сборище, где объединилось большинство сообщников его предательства, чтобы под предлогом большой охоты согласовать свои мятежные планы?

– Я признаю, что был на таком сборище, – сказал Уэверли, – но я ничего не слышал и не видел такого, что придало бы ему приписываемый вами характер.

– Оттуда вы проехали, – продолжал следователь, – вместе с Гленнакуойхом и частью клана на соединение с армией молодого претендента и, засвидетельствовав ему свои верноподданические чувства, вернулись, чтобы обучить военному делу и вооружить остальных людей клана и слить их с мятежными бандами, когда они двинутся на юг?

– Я никогда не ездил с Гленнакуойхом к упомянутому вами лицу и даже не слышал, что оно находится в Шотландии.

Уэверли затем подробно изложил всю историю несчастного случая, происшедшего с ним на охоте, и добавил, что по возвращении в Гленнакуойх узнал, что лишен офицерского звания, и не станет отрицать, что тогда впервые заметил признаки военных приготовлений кланов; однако, не испытывая желания стать на их сторону и не имея более оснований оставаться в Шотландии, отправился на родину, куда его зовут лица, имеющие право руководить его поступками, как это увидит майор Мелвил, если просмотрит лежащие на столе письма.

Майор Мелвил начал читать письма Ричарда Уэверли, сэра Эверарда и тетушки Рэчел, но выводы, к которым он пришел, оказались иными, чем те, на которые рассчитывал наш герой. Эти послания были написаны в недружелюбном к правительству тоне и местами заключали неприкрытые угрозы, а письмо бедной тетушки Рэчел, недвусмысленно утверждавшее правоту Стюартов, было расценено как открытое признание того, что другие решались высказать только намеками.

– Разрешите задать вам еще один вопрос, мистер Уэверли, – сказал майор Мелвил. – Разве вы не получали повторных писем от командира вашего полка, в которых он предостерегал вас, приказывал вернуться на свой пост и уведомлял о том, что вашим именем пользуются для распространения недовольства среди ваших солдат?

– Никогда, майор Мелвил. Одно письмо я от него действительно получил. В нем он учтиво давал понять, что для меня было бы лучше проводить свой отпуск не только в замке Брэдуордин; признаюсь, я счел, что вмешиваться в эти дела он не имеет права; наконец, в тот же день, когда я прочел о своей отставке в правительственных сообщениях, я получил второе письмо от подполковника Гардинера с приказом вернуться в полк. Но так как меня на месте не было по причинам, которые я уже излагал, я получил его слишком поздно и не мог выполнить приказ. Если были какие-либо письма между первым и последним – что по великодушному характеру подполковника я считаю вероятным, – они до меня не дошли.

55
{"b":"25037","o":1}