ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вереск, отпусти нашего гостя, - дрогнувшим голосом приказала жрица. - Лоза, вы можете объяснить происходящее?

Да, могу. Происходит воплощенный горячечный бред. Не подходит? Так и знал.

- Однажды я гулял по лесу, когда волшебный голос из ниоткуда позвал меня и приказал следовать за ним, - плавно и умиротворяюще начал я спасать положение.

- Голос Леса? - едва слышно пробормотала Мария Энгель, освобожденная в тот же момент, когда охранник Вереск прекратил демонстрировать на мне удушающие приемы.

- Он привел меня на поляну, где рос большой гриб, и я подключился к разуму Великого Леса... Я стал видеть много вещей, которых раньше не видел, и слышать то, что никто не слышит, - о, да. Грибы же! - И тогда Голос сказал, что я избран... то есть призван стать друидом. Я присоединился к экспедиции, а Голос дал мне своего слугу в провожатые...

Сона перестал изображать зримую благодать и обернулся ко мне с самым нехорошим взором. Лицо Энгель отражало целую гамму чувств; пожалуй, никогда еще никто не смотрел на цветущий стул с такой смесью смятения до благоговения, как эта друидка, сама по эмоциям не сильно отличающаяся от мебели.

- Я приношу извинения за произошедший инцидент, - жрица, надо отдать ей должное, быстро взяла себя в руки и вернула на лицо выражение холодной бетонной стены. - Ваше появление - большая честь для нас. Что может сделать Северное Братство, чтобы загладить свою вину?..

Небо мое, во что я ввязался?

Глава 7. Беда

Небо мое, во что я ввязался?

Последние несколько часов я успел повторить эту фразу раз двести. Понятное дело, озарение так и не пришло. Зато с каждым повторением варианты ответа становились все безрадостней.

Предрассветную темноту разрывают лучи мощных фар. Ревут моторы, кто-то пытается командовать, в потоках света суетятся люди с мешками и коробками, скользят огромные тени милосердечников в броне, мелькают друиды с какими-то свертками, внося нервозную нотку в организованный хаос.

Торговый караван до Города-у-Горы готовился к отбытию. И вместе с ним в темноту и неизвестность отправлялся я.

Посередине площади не первый десяток минут шли напряженные переговоры. Мария Энгель, глава Северного Братства, убеждала начальника автоколонны взять на борт несанкционированную компанию друидов с довеском в виде черного мага. Маленький человечек в халате многословно уверял, что слуг Великого Леса он всемерно любит и обожает, и против мага ничего не имеет, но вот "черный"... нехорошее какое-то слово... вот не было бы этого слова, и все было бы замечательно...

Позицию торговца прямо высказал начальник охраны, с самого начала заявивший, что колдунов они возят только трупами и то до ближайшего крематория. Если устроит, перевести объект в нужное состояние он может сейчас.

Вся охрана состояла из милосердечников. Слухи о бродящих где-то в приграничье бандах были расплывчаты и неясны, но у страха глаза велики - и местные выглядели так, будто со дня на день готовились то ли к нападению колдунов, то ли нападению на колдунов. Одна искра - и город вспыхнет. Слишком хорошо люди помнили Справедливость.

Мария Энгель стояла на своем непоколебимо, и было у меня четкое ощущение, что спор караванщики проиграли, еще не начав. Колдун нужен. Ибо Великий Лес. Точка. Небеса, что я ей наплел! Смерть бы в обморок упал, узнав о том, какой он хороший, полезный и незаменимый.

Они мне кругом должны. Все. Я ради них! На предательство родины!..

Тьфу, какой Великий Лес мне родина.

А Черная Смерть оказался не так безнадежен, как я о нем думал. Или его слегка отрезвил - и с колдунами такое случается - несостоявшийся расстрел. По крайней мере, он всего лишь максимально корректно (для него) предупредил, что либо караван поедет с ним, либо не поедет вообще.

Уж не знаю, как Клен отговорил его от мести.Это талант. Сейчас половину речей друида составляло упоминание Великого Леса, от которых окружающие нервно дергались, а у стоящей рядом Марии Энгель пробивался нервный тик. Глава Северного братства искренне считала, что пугать разумным биоценозом дозволено только ей.

Шестым в компании объявился глава города. Грузный немолодой мужчина хмурил густые брови, давил авторитетом, олицетворял власть, молчал и больше ничего не делал. Видно было, что он не слишком понимает, зачем его вытащили из постели в середине ночи.

...Я прислонился к колесу фуры и поглядел на темное небо. Караван собирался выехать ночью, по холодку, но смысл этой фразы при учете августа и скорой осени до меня не дошел.

- Кто такой Лоза?

Крапива удивленно пожала плечами.

Я скромно попросил у Энгель содействовать и не чинить препятствий. Зато выпущенный Клен выставил жрице такой счет, будто несколько часов в заточении только его и сочинял. Запросам друида мешал только факт, что все, что он может содрать с северных в счет моральной компенсации, команде попросту не унести. Теперь друиды разбирали вещи и конфискованное оружие, а целительница отговорилась тем, что наблюдает за пострадавшим, и преспокойно бездельничала.

- Странный вопрос. Лоза - это ты!

Для друидов я участвовал в экспедиции по умолчанию. Мое мнение привычно никого не интересовало, кроме меня. Да, меня очень занимает вопрос, где оно бродит, бросив хозяина на произвол бесчувственных манипуляторов. Давно бродит, между прочим. Такое ощущение, что оно в комплектующие изначально не входило. Эй, Карма, за какие грехи мне вообще достался такой убогий набор личных качеств?

Ну, ничего, за мое мнение ныне отвечал Сона, храбрый оборотень-диверсант, не расставшийся с любимой профессией ни после смерти, ни после превращения в несусветное чудище. Гвозди бы делать из ниморцев, или даже рельсы...

Хм, если Сону переплавить, то десяток гвоздей выйдет точно.

- Прошлый Лоза. Тот, кто оставил мне рюкзак, место среди вас и это замечательное имя.

Из-за которого глава Северного Братства едва не сделала мне трепанацию черепа. Голова слабо, но неприятно заныла; я потрогал повязку, и поморщился, представив, что было бы, окажись осколок потолка чуть побольше.

- А-а, этот... - безо всякого интереса откликнулась девушка. - Не знаю. Он не из наших.

- Как?! - я резко привстал и заморгал, прогоняя подступившую к глазам темноту. - Он не был друидом?

- Не из нашего братства, - поправилась Крапива. - Я не знаю, откуда. Лозу отправили с нами по особому приказу Великого Леса.

Спокойно, Ло... Хм. Ты думаешь, что над тобой издеваются. Но, может быть, она это всерьез? Нет, лучше нет. Хотя бы останется иллюзия, что Великий Лес не полностью проел друидам мозги.

- И вам никогда не хотелось узнать, что за человек с вами идет?

Так... дайте-ка я угадаю ответ...

Друидка искренне изумилась:

- Это же приказ Великого Леса!

Угадал. Проел. Теперь я даже не удивляюсь, как они меня приняли. Великий, правда, за меня не ручался, но с таким отношением к делу...

- Но хоть что-то о нем ты можешь припомнить?

Друидка потерла переносицу и покачала головой.

- Я ведь его до этого не видела ни разу. Вот как он с командиром приехал - в первый раз. У Клена спроси. А лучше - у командира...

И отправься вслед за Лозой?

- А.. что с ним случилось?

Крапива мгновенно помрачнела и сухо ответила:

- Это был несчастный случай.

Понятно, меня снова послали. Я прикусил язык. Как бы с тобой, Лоза, тоже чего не произошло. Несчастного.

За все то время, что я шел с друидами, серьезная заварушка приключилась только на подболотной лодке. В остальном их путь был тих и спокоен, а разнообразили его в меру способностей только мы со Смертью. И вот, друид, чужак в команде, погибает на самом безопасном участке пути, буквально в Великом Лесу.

- Эм, ты точно никогда не слышала этого имени? Оно не кажется тебе странным? - попытался я снова пробиться к истине.

31
{"b":"250377","o":1}