ЛитМир - Электронная Библиотека

Остаток дня я пытался убить, читая устав Северного братства, подаренный Марией Энгель. Успешно убил нервы и мозг. Суть познавательного творения вкратце сводилась к следующему: "делай то, что велит Великий Лес, он плохого не скажет". Проникшись, я снова отважился поискать в друидской карте смысл, или, хотя бы, где мы сейчас находимся (не нашел), зато в процессе очередной инспекции рюкзака отыскался нож Смерти. Но вернуть его хозяину так и не решился - весь день колдун был слегка невменяем и неспособен к конструктивному диалогу.

Ночь накинулась внезапно, стремительно и подло, прямо из-за горизонта, а я так и придумал, как поступить с друидами.

Как и обещал Дэн, караван встал намертво. К поломке мотора добавились проблемы с колесами, и милосердечники все-таки перетрясли все фуры. Друиды искренне лезли помогать, чем всех нервировали, Смерть вторично разругался с главой охраны, но врагов в итоге так и не нашли.

Торговцы не разжигали костры, опасаясь пожара, беспокойно смотрели на приближающуюся грозу и твердили, что это плохая примета. Плохие приметы северяне видели в каждом чихе. Несколько веков по соседству с Ниморой любого превратят в пессимиста.

Короче говоря, тихо исчезнуть в темноте было проще простого. Оставить прошлое за спиной, плюнуть и забыть

Вот только меня оскорбленное прошлое все время догоняло.

Друиды, конечно, странные люди, но как-то прореагировать на мое исчезновение они должны. Вместе со мной растают в ночи еще пара килограммов несомненно ценного хлама. Настоящий Лоза не обидится, обидится Черная Смерть. Вносить в свою криминальную карьеру новый пункт - воровство - мне не хотелось. И еще, вдруг путешественники подумают, что со мной что-то случилось?

В итоге я нашел Клена у сломанной фуры. Друид стоял над душой механиков и мешал им поминать Великий Лес среди прочих ругательств.

- Клен... - я замялся. Решительность, снова загнав меня в неприятности, пропала без следа.

Друид обернулся, и вежливо склонил голову:

- Да, Лоза?

- Я...Так выходит, что... Надо поговорить.

Клен слегка приподнял брови:

- Я слушаю.

Я задержал дыхание и обреченно выдохнул:

- Не здесь.

Замкомандира прищурился, а потом медленно кивнул.

- Хорошо. Как хочешь...

Друид послушно шел следом, не говоря ни слова, но я чувствовал внимательный пронизывающий взгляд, от которого холодило спину. С каждым шагом в груди росло отчаяние; неизвестность впереди пугала до дрожи.

Мы остановились у последней фуры. С той стороны горел костер, слышались веселые голоса - друиды к вечеру окончательно спелись с охраной. В этот момент я понял, что хочу больше всего на свете.

Вернуться.

Но отступать было поздно.

- Я ухожу.

Я ждал грома и молнии, но не равнодушного вопроса:

- Командир знает?

Вот уж о чем я забыл...Порадуйте его в мое отсутствие.

- О, он не против.

Клен согласно кивнул, и мы замерли в молчании.

- Я могу идти?

- Да-да, - рассеянно откликнулся друид. - Ты свободный человек, Лоза, и волен идти, куда захочешь.

Я растерянно глядел на друида и не верил своим ушам.

- Вещи...

- Они твои.

Вот так. Все просто. Вали, Лоза, а мы еще и доплатим. Вроде пора уже сматываться, пока друид не очухался, но вопросы так и рвались на язык.

- Ты не удивлен? Вы приняли в команду незнакомца, который появился неведомо откуда и уходит неведомо куда! Я не понимаю...

Клен поднял руку, прерывая поток слов:

- Это ваши дела, Лоза. Командир так решил, и я не спорю.

Какие интересные открываются подробности...

- Но зачем было называть меня Лозой? В чем смысл?

Мне показалось, что друид смутился.

- Для отчетности.

- Что?!

Клен быстро заговорил, словно оправдываясь:

- У меня в пропуске указан каждый пофамильно. Сколько времени я бы потратил, каждый раз объясняя, что с Лозой случилось? На мне ответственность за всю экспедицию! Великий Лес, извещен, разумеется, но... ты же понимаешь.

Я не понимал уже ничего.

- Счастливого пути, - кратко пожелал друид и развернулся к кострам. Я с отчаянием смотрел ему вслед.

Пути назад не было.

Пути назад не было.

Пути вперед тоже.

Я выбрался из траншеи, уселся на груду битого кирпича и безнадежно огляделся.

С юга, закрывая мерцающие звезды необъятной тушей, карабкалась на небо грозовая туча. Под ней клубилась тьма; резко вспыхивали кровавые зарницы, и тогда налетали тревожные порывы сухого и жаркого ветра, несущие пыль и запах трав. В неверном свете с трудом можно было различить очертания развалин и ям, разбросанных то тут, то здесь, то прямо под ногами. Вот честно, уже не представляю, с какой стороны пришел.

Умеет ли Сона, путеводное черное пятно на черном, вести за собой людей?

Нет, не умеет.

Темно же. Не видно ни фига. А эта крылатая тварюга витает себе в облаках и не думает снизойти до нужд простого человека, вынужденного пробираться через развалины, ямы, колючки и непонятно что. Вдобавок я постоянно терял его из виду, и Сона возвращался каждый раз с разных сторон, в святой уверенности, что я не сбился с пути, а намеренно сачкую.

Я вздохнул, в очередной раз вспоминая наш с Дэном разговор. В голове привычно зазвучал мерный голос:

"- Я погиб, защищая объект 16. Под Тиксе, юг Ниммы... ты не понимаешь. Городом-за-Границей. Вы едете на восток. Через несколько часов доберетесь до двухсотого километра - оттуда на север...

- Дэн... Ты ведь умный, да? И сильный. Сходи сам, а?

- Нет, Лоза. Во-первых, ты уже далеко уехал, Лоза. Во-вторых - я задерживаю того человека, что преследует тебя. В-третьих... в-третьих тебе знать не обязательно.

- Что ты сделал с Эженом, мертвяк?!

- Я просто не даю ему пройти к городу. Нам же не надо, чтобы он стал мешать, верно? Там недалеко. Даже ты дойдешь, я уверен.

- А я нет.

- А тебя никто не спрашивает."

Дэн, ты такой оптимист. Может быть, ты помнишь равнину иначе, но за прошедшее время тут кое-что произошло. Война, к примеру.

Крылатая тень вынырнула из темноты, яростно чиркнув меня по лицу, и унеслась прочь. Вот, что я говорил - Сона не дремлет. Я провел ладонью по щеке, и зло зашипел:

- Достал, провал кибернетики! Дэн Рола, что б тебе в Голосах Леса до пришествия Бездны куковать... Ай-й-й... - острые спицы сверкнули совсем рядом, едва не попав в глаза. - Обалдел, полумертвое?! Все, не надо! Не надо глаза!!! Иду я, иду...

Сона радостно щелкнул железным клювом, и растаял ночи. Я устало поднялся... и в несколько сумасшедших прыжков перевалил через гряду обломков, скатился с той стороны и уткнулся носом в землю, слушая, как лавина кирпичей с победным шорохом заваливает траншею.

- Ничего себе, Великий Лес по мою душу... Что б я еще хоть шаг... Эй, Сона, если ты меня сейчас прибьешь, кто вам помогать станет?! Призрак мой? Так вот, обломись, не будет он это делать! Все, все, Сона, лети обратно. С-садист безмозглый...- последнюю фразу я сказал шепотом. - Доберусь я еще до тебя...

Я с трудом встал и побрел туда, где мелькала черная тень.

Ниморцы плохо представляют, как умеют разрушать колдуны. Город-за-Границей пал очень быстро, потому и сохранился до сих пор. Соседи никогда не считали его своим - разумеется, если забыть, что они всю нашу территорию считали своей. А вот за равнины, вплотную подходящие к исконно ниммскому региону Экве, они цеплялись зубами и когтями. Технические объекты, километры укреплений, пограничные крепости и несколько лет черномагических боев, Карма моя. Вот кой Великий Лес меня понесло сюда ночью?

Я понимал, что решение Дэна оправдано. И даже не потому, что гордый уход днем и на глазах всего каравана привлечет ненужное внимание - несколько часов по приграничной жаре, и Голос Леса может смело встречать меня на том свете. Но чего-то великий конспиратор Дэн Рола не учел. Мог бы и фонарик к своему подручному прикрутить, раз такое дело.

36
{"b":"250377","o":1}