ЛитМир - Электронная Библиотека

После такой подлости охотнику на выдуманных монстров можно уходить с чистой душой, легким сердцем и чувством выполненного долга. Добился-таки своего.

- Меня выгонят из братства... - монотонно заговорила девушка.

- А меня казнят.

Небеса мои, да как я мог, как я осмелился надеяться, что благополучно отделаюсь от Дэна Ролы, и никто никогда не узнает о нашем маленьком сговоре?

- Отменят все посвящения...

- А меня казнят.

Не паниковать? Да ладно, чего уж там. Можно и по зальчику побегать, с воплями "за что?!", хуже-то не будет...

- Лишат звания целительницы...

- А меня...

- А тебя казнят, - Крапива уткнулась мне в плечо и разрыдалась.

О, ягода-малина, дух осины и священный подберезовик! Нет, не надо истерик! Как же я теперь буду бегать по залу и рвать на себе волосы?

- За что судьба так жестока ко мне?

Ч-ч... что? Это же мои слова!

- Перестань, - я осторожно встряхнул целительницу, пытаясь привести в себя. - Не будут они это делать. Это же просто случайность.

Девушка сомнамбулически кивнула и перевела взгляд на лежащего друида:

- Я не хотела... - ее глаза вновь наполнились слезами. - Кактус...

О, Карма. Это ужасно.

Она плакала у меня на груди, а я ощущал себя так, будто меня режут тупой пилой. Таким подлецом я не чувствовал себя еще никогда. Лучше бы Крапива мне вовсе не помогала; и не грызла бы меня сейчас вина за что, что я приношу одни несчастья.

- Я опорочила честь рода. Память предков... От меня все отвернутся... ни один дух больше не заговорит со мной...

Это выздоровлением называется.

- Ты, это... не надо так расстраиваться, - растерянно промямлил я. - Они еще не узнали.

Плохой из меня утешитель.

- Сегодня вечером Клен будет говорить с Древом! - яростно взвыла друидка. - Лучше смерть, чем такой позор!

- Н-не надо, - я осторожно отобрал у нее какой-то флакончик, надеюсь не с ядом, и пообещал: - Я что-нибудь придумаю.

- Правда?

Нет. Точнее, были бы иные варианты.

- Ты можешь заколдовать Лес, чтобы он все забыл?

- Если бы у меня было высшее посвящение, - всхлипнула Крапива. - Если бы у меня была самая крошечная частичка Древа...

- За чем же дело стало? Мы же все равно к нему идем.

- Ты думаешь, никто не пытался? Древо защищают могущественные чары, и кости смельчаков лежат у корней, и прах их смешался с землей, - обреченно прошептала целительница. - Отдай мне зелье. Пусть все закончится быстро.

Я отвел руку и со всей силы швырнул флакон об стену.

- Ты! - взвизгнула разом ожившая друидка. - Ты хоть знаешь, сколько времени я на него потратила?!

- Кого травить собиралась? - светски поинтересовался я. - Между прочим, подсудное дело. Говори, что за Древо, и как туда добраться. Спилить не обещаю, но лист или шишку какую принесу.

- Ты с ума сошел!

Как же мне хотелось с ней согласиться.

- Ничуть, - я равнодушно пожал плечами. - Не хочешь помогать? Тогда я найду его сам.

- Нет! Ты погибнешь! - Крапива испуганно вцепилась в мою куртку, будто я уже мчался обдирать национальное лесное достояние, и жалобно добавила: - Лоза, пожалуйста...

- Вон этот, - я пихнул ногой череп. - Говорил, что только я могу проникнуть на кладбище. И он был прав; такое ощущение, что Лес меня не замечает. Я для него не человек.

- Но... Клен не возьмет тебя с собой, - нашлась друидка.

- С каких это пор Клен стал у нас командиром?

Крапива изумленно округлила глаза и прижала ладонь к губам.

- Ты... ты хочешь попросить командира?

- Нет, Великий Лес!

Друидка испуганно отшатнулась, но не замолчала:

- Мы пойдем, защищенные чарами. Клен не спустит с тебя глаз, покуда длится ритуал...

Да что она меня все отговаривает?

- Значит, надо его чем-то отвлечь, - предположил я. В голове начали смутно вырисовываться контуры плана. - Скажи-ка мне, что конкретно надо от Древа?

- Яблоко, - еле слышно прошептала друидка.

- Я... Только не говори, что Древо... Почему у вас везде яблони?! Почему не дубы, не ели, не березы?

- Это все ниморцы, - пробормотала друидка. - И их селекционные поля. Яблони - это еще что. Ты кукурузу не видел.

Несчастная нация. Бились, бились, и ничего-то у них не росло. А что они хотели от своей тундры.

- Хорошо. Я добуду это... яблоко, чего бы мне это ни стоило, и принесу тебе.

Крапива подняла на меня сияющие зеленые глаза:

- Ты правда это сделаешь?

На меня еще никогда не глядели с такой надеждой и восхищением...

- Клянусь.

А что я еще мог ответить?

...- Покойся с миром. И пусть твоя душа легко взлетит по ступеням, и твое новое рождение будет счастливей, чем это...

Печальные слова таяли в тишине. Я не мог заставить себя посмотреть на тело; запоздалый ужас липкой пеленой заволакивал сознание, и начинала бить нервная дрожь. Ведь там, на полу, в луже крови и с проломленной башкой, полностью и окончательно мертвый мог бы лежать я.

Мертвый. В это было так сложно поверить.

- ...пусть твои корни достигнут дна земли, твои ветви закроют небо, твое потомство заселит мир от края до края...

Интересные у друидов представления о лучшей жизни.

Целительница вздохнула и с силой потерла лицо.

- Мы должны дать клятву, что будем молчать.

Я удивился, почему это мне не пришло в голову. Наверное, те, кто умеет колдовать, мыслят иначе - сразу хватаются за заклинания.

- На крови? Эй, это же нож Смерти. Вдруг это темный артефакт? Отравленный.

Кактус - и тот загнулся.

- Вообще-то это нож Лозы, - не слушая моих возражений о том, что если нож и мой, то исключительно нелегально, Крапива начала протирать его куском смоченного антисептиком бинта, тихо шепча: - Посреди Ниморы дом, ни окошка нету в нем, а внутри стоит сундук, а на сундуке оков - сто запоров, сто замков, ключ потерян навсегда, так замкну твои уста, завяжу узлом язык, заберу дыханье вмиг, слово дальше не уйдет, на губах твоих умрет...

Фольклор, однако. Прервав бодрый речитатив, целительница провела лезвием по ладони и отчетливо произнесла:

- Духи земли и неба, услышьте мои слова. Клянусь, что сохраню тайну. Аммо!

Я царапнул руку чуть повыше старых порезов - один лес, под бинтами не видно - и повторил:

- Пред вечными и всевышними Небесами клянусь...

Говорят, что Небеса уже давно на всех плюнули, и только Зверь, который в Бездне, все видит, все слышит и все запоминает. И ему по нраву любые клятвы - и выполненные, и нет, потому что любое обещание тяжелым грузом ложится на душу и путешествует с тобой по всем воплощениям, вместе с друзьями, врагами, родственниками и невыполненными делами. И вся эта компания дружно тащит тебя вниз.

- Наверное, его надо вернуть обратно? - я безо всякого энтузиазма кивнул на череп и кратко описал, как встретился с Дэном Ролой, и к чему это привело.

- Я считала, тебя нанял кто-то из колдунов... - задумчиво протянула Крапива. - Ну, Лоза, наломал ты дров. Нужно было сразу рассказать все нам. А теперь что толку, если призрак уже на свободе? Он продолжит тебя преследовать.

Последнее, что я бы тогда сделал - стал бы рассказывать подозрительной компании неведомо кого о сделке с призраком давно погибшего ниморца.

- Тогда давай его уничтожим. Рола обретет покой, все счастливы.

Друидка подняла череп:

- Ты уверен?

- В чем?

- В том, что он желает исчезнуть. Они, призраки, не особо спешат на тот свет, раз болтаются на земле. С этим надо разобраться, - наконец решила она и убрала череп в сумку. - Одно дело - помогать врагу, другое - раскрыть заговор злых духов. Ты только представь, что будет, если все души, что сковывает Ниморский Лес, разом вырвутся на свободу!

Я представил, и это понравилось мне еще меньше, чем черепа в зале. Катастрофа, сравнимая с нашествием умертвий.

70
{"b":"250377","o":1}