ЛитМир - Электронная Библиотека

- Это - друидское заклинание? - докапывалась нежить.

Я на автомате кивнул, составляя план на будущее. Запереться в какой-нибудь кладовке, начертить защитный контур и молиться Зверю-из-Бездны. Пускай быстрее явится и приберет эту душу вместе с тенями, пламенем и прочими закидонами.

Стебли ниморской лозы обуглились и пожухли, и теперь меня куда больше беспокоили крупные расплывшиеся синяки, хорошо видные на бледной коже. Плохой признак, очень плохой... страшно представить, что магия сотворила с внутренними органами. Смерть окутывало дрожащее, как будто раскаленное марево, и чем дальше я смотрел, тем сильнее оно приобретало плотность и цвет, пока не превратилось в черное пламя. Пересилив себя, я коснулся чужого запястья: рука колдуна была обжигающе-горячей, а пульс - слабым и частым. А ведь Беда уже говорил, что Смерть на грани...

- Ты - друид. Так сними заклятье и заставь его очнуться!

А луну с неба вам не выкрутить? Видно, появилось в моем лице нечто такое, что нежить смутилась и отступила; я же просто прикидывал, как объяснить "все, хана, капец котенку, отпрыгался ваш колдун" более приличным языком.

- Я не могу это сделать, да и если бы смог, это ничего не изменит. Он умирает. Это закономерный итог всех колдунов. Слишком много магии в слишком короткий срок, всплеск превысил критическую границу, процесс необратим...

Черная магия, энергия разрушения, ярость и ненависть; глупо думать, что рано или поздно они не обратятся против хозяина. Растянутая на недели агония, долгая и мучительная, пока жизненная сила не истощится, позволив жертве ускользнуть за грань. Как гласит Карма, за все надо платить. И за дар, и за то, как этот дар применялся.

- Я же говорил, - торжествующе вставил Беда. - Давно пора.

Мои слова звучали для него победными фанфарами. Мечты сбываются, только все не у меня...

- Тут ничего невозможно сделать. Вы же сами знаете, как умирают колдуны.

Целители пытались, но к ним даже Зверь приползи и пожалуйся, то бросятся помогать. Ненормальные потому что.

- Он не может просто так взять и сдохнуть! - возмутилась Шадде.

- Еще как может, - счастливо сообщил Беда.

- Нет!

- Нехорошо издеваться над поверженными, - благочестиво укорил черный маг. - Оставь его уже в покое.

Ильда недовольно поджала губы, явно собираясь возражать и требовать, чтобы невозможное подали ей на блюдечке - Карма для тех, кто избежал перерождения, не указ - но резко колыхнулась и блестящей лентой просочилась между створками, даже не потрудившись дождаться, пока они раскроются хоть на пару сантиметров. Беда рванул следом, и я за ним, только потом сообразив, что чужой пример заразителен, но не всегда хорош...

Возле одной из ванн стояло одно очень печальное умертвие и очень-очень печально рассматривало свое отражение.

Ильда напала без предупреждения, со спины; размазанная синяя тень, стремительная, как водяной поток, росчерк лезвий, рой стальных брызг из крыла-рукава, но Град уклонился, ушел от удара, перехватил тянущиеся к нему лапы и в развороте швырнул ее в набегающую волну из недр ванны. Только и послышался плеск и удар тяжелого предмета об чугунное дно. Беда оттолкнул меня в сторону и сунул руку в карман, но умертвие оказался быстрее; дуновение холодного воздуха, и вот Град уже рядом, вывернув руку приграничника под каким-то совсем костеломным углом.

И тут я наконец пришел в себя и забился в щель между стеллажами, баюкая ударенный локоть и с прискорбием сознавая, что нечего делать в этом жестоком мире с такой быстрой реакцией.

- Колдун мой!

Ильда восстала из ванны в потоках мутной воды, ореоле бешенства и кошмарном обличье. От зажиточной горожанки не осталось ничего: на поверхность выбралось раздувшееся синюшное существо с длинными, до пят, космами черных волос, отращенными желтыми ногтями, судорожно скребущими по эмалированным бортикам и гулким, утробным голосом.

Вот что значит - разок помыться...

Град по-птичьи склонил голову, рассматривая нежить с отстраненным интересом, как чудного зверька, а потом перевел пристальный холодный взгляд на железные створки. Сейчас он до странности напоминал бездушный инструмент, да хоть тот же скальпель, для чего-то облаченный в человеческую кожу - и сравнение это тревожило. Беда, болезненно кривясь, пытался разжать его пальцы, но умертвие держал мага безо всякой натуги, словно не замечая его трепыханий.

Утопленница перевалилась через бортик и злобно ощерилась, перебирая тонкими пальцами в изорванных кружевных перчатках:

- Ах, думаешь, что ты способен меня победить? Здесь мой дом, место моей силы, и не рассчитывай, что...

Град обвел взглядом чуток погромленную лабораторию и тяжело вздохнул.

- Добрый день, - сказал он.

Шадде замерла напротив, с присвистом дыша и следя за противником налитыми фосфоресцирующей синевой глазами. Кажется, до нее постепенно начало доходить, что даже по меркам черных магов с гостеприимством вышел перебор.

- Здравствуй, Капля. Лоза, - умертвие вежливо кивнул в мою сторону - пришлось выбираться из укрытия - и вопросительно посмотрел на Беду. Не дождавшись ответа, Град спохватился и отпустил издерганную жертву. - Мои извинения.

Маг с руганью шарахнулся в сторону, поминая всю родню Града до десятого колена; в глазах Беды мешались ненависть, пережитый страх и унижение, и я сразу понял, что он этого не забудет.

- Явился, - с оттенком смущения констатировала нежить. Ну что же, воссоединение семьи происходило в меру тепло и бурно.

- Ты звала, - равнодушно напомнил Град.

Ильда расцвела на глазах: на пухлые щечки вернулся свежий румянец и нежить, скромно потупив глазки, сложила на животе аккуратные сдобные ручки.

- Ах, а я тебя так ждала...

Оно и заметно.

- Ильда, это что за хрен с бугра? - напряженно поинтересовался черный маг.

Град прошел мимо, словно их не существовало, и остановился напротив. Он мало изменился с нашей последней встречи, только стал еще более... отстраненным. Блеклые стекляшки глаз, которые не оживлял даже цвет, глядели пусто и мертво. Интересно, он колдунов душит с таким же выражением?

Умертвие протянул руку ладонью вверх:

- Покажи.

Я недоуменно вытаращился в ответ, а потом протянул ему обожженную руку. Проклятие все еще выглядело отвратно, но уже не пугало. Заживет. Тут как бы без головы не остаться...

Град аккуратно сжал пальцы. Полное ощущение, что запястье попало в обжигающе ледяные железные клещи; не больно, но дернешься - раздавят кость. По лицу воскрешенного прошла судорога, а потом оно приняло вовсе нечитабельное выражение.

- ...должен был...

- Ч-что? - переспросил я, без уверенности, что шепот мне не послышался.

От чужих прикосновений растекался холод и онемение, а потом заражение начало отступать. Я ошеломленно следил, как оно черным дымом перетекает под кожей, собирается в одной точке и втягивается в бледные пальцы, не оставляя почти никаких следов. Это было нечто непонятное, невообразимое, невиданное раньше.

- Так лучше?

- Н-н... д-да, - я отшатнулся, глядя на мертвяка со священным ужасом. Взять и вытянуть чужое проклятие... Нельзя же так, я ведь тоже человек! К счастью, решив, что больше магии ему тут не обломится, Град отвалил сам, отступив на пару шагов и вернув привычную маску безразличия.

- Ты знаешь, что на тебе печать Леса?

- Ч-чт... а, это. Служить Лесу - наше предназначение! - гордо провозгласил я, пряча руки за спину. Тонкий багровый узор, переплетение линий, чувствовал себя по-прежнему неплохо, но ничем не отличался от царапин, которые я получил, застряв в особо колючем терновнике.

Умертвие кивнул и обернулся к Беде, словно впервые того по-настоящему его заметив:

- Мое имя - Град.

- Он же друид, - запоздало проинформировала приятеля Ильда. - Да ты только на него погляди - типичный зеленый! Ходит, как под маковой настойкой, и взгляд такой, как у наркомана...

95
{"b":"250377","o":1}