ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Доброе утро, инспектор, – пропела я. – Вы сегодня ранняя пташка, хе-хе!

– Я не болтать сюда пришел, а по делу, – процедил инспектор, протискиваясь внутрь. Констебли остались снаружи, чтобы сдерживать натиск репортеров.

– Это правда, что на одну из мумий наложено проклятие? – крикнул один из газетчиков.

– Что случилось с фотографом, который сделал единственный известный снимок этой мумии? – подхватил другой.

– Правда ли, что защитить от мумий может только золото? – добавил третий.

Инспектор Тарнбулл с грохотом закрыл за собой дверь, вытащил носовой платок и вытер им свое вспотевшее лицо.

– Я решил сегодня сразу идти сюда, не заходя к себе на службу. Чтобы не делать лишний крюк – ведь все равно сразу вызвали бы к вам.

– Но зачем кому-нибудь потребовалось бы вызывать вас сегодня? – спросила я.

Инспектор сурово посмотрел на меня, затем перевел взгляд на стену холла.

Сегодня она, к его великому удивлению, была пуста.

Если не считать, конечно, папу, переминавшегося с ноги на ногу, размахивая во все стороны зажатым в правой руке дробовиком.

– Что вам нужно? – резко спросил он.

– Вы что, угрожаете офицеру полиции оружием? – вопросом на вопрос ответил инспектор, с опаской косясь на дробовик.

– О Боже, конечно, нет, инспектор Тарнбулл, – это мама бросилась улаживать возникшее недоразумение. – Мой муж всю прошлую ночь провел в дозоре, надеясь выяснить, кто же приносит мумии к нам в музей.

– Только у них духу не хватило показаться мне на глаза, – горделиво добавил папа.

Инспектор посмотрел на пустую стену, покачал головой и сказал:

– Вижу, вижу. Это хорошо. Скажу честно, я был уверен, что снова найду в вашем музее чужие мумии, и собирался на этот раз арестовать вас, несмотря на заступничество адмирала Сопкоута.

Я подумала, что не стоило бы инспектору говорить такие вещи папе, пока он держит в руке свой дробовик.

– Однако, – продолжил инспектор Тарнбулл, – поскольку мумий нет, то и мне здесь делать больше нечего. Но учтите, я все равно буду присматривать за вами, – он перевел взгляд на папиных помощников и спросил. – Кто из вас Вимс?

– Это я, сэр, – важно откликнулся наш новый первый помощник хранителя, делая шаг вперед.

– Отлично. Мне нужно переговорить с вами. – Вимс слегка побледнел, но постарался не подать виду, что испугался, и отошел вслед за инспектором в сторону.

Я быстро оглянулась, чтобы убедиться в том, что все сейчас чем-то заняты. Так оно и было. Мама что-то выговаривала папе, Фагенбуш что-то выговаривал бедному Стилтону, и я незаметно начала приближаться к инспектору и Вимсу.

Да, подслушивать нехорошо, я знаю. Но ведь я сейчас не подслушивала, а добывала сведения. Как разведчик. А разведчиком, как известно, быть не то что не зазорно, а очень даже почетно.

– Ну-с, лорд Чадли рекомендовал мне вас как человека откровенного и наблюдательного, – сказал инспектор.

– Хочу надеяться, что так оно и есть, – напыжился Вимс.

– Тогда скажите, не заметили ли вы чего-нибудь подозрительного в последние два дня?

– Ну, начнем с того, что весь этот музей оказался местечком подозрительным и плутоватым.

Плутоватым? Это кого же, интересно, он здесь считает плутами? И как он смеет!

– Третий помощник хранителя – довольно странный, очень нервный парень, – продолжил Вимс. – Постоянно дергается и откашливается.

– Продолжайте, – велел инспектор.

– Затем этот тип, Фагенбуш. Он кажется мне очень подозрительным, хотя я затрудняюсь сказать, почему именно. Такое ощущение, что он постоянно что-то вынюхивает.

Хотя я сама думала о Фагенбуше приблизительно то же самое, соглашаться с Вимсом мне не хотелось – просто из принципа.

– Далее, – продолжал Вимс. – Никто не может мне объяснить, что случилось с бывшим первым помощником хранителя музея. Во всяком случае, я ни разу не слышал ответа, который мог бы считать достаточно убедительным.

– А как насчет Трокмортонов? – спросил инспектор Тарнбулл. – За ними вы никаких странностей не заметили?

– Сам Трокмортон великолепный специалист, спора нет. Однако от блестящего ума зачастую не так далеко до помешательства, надеюсь, вы понимаете меня.

Я сжала кулаки. Вот наглец!

– Да, да, я хорошо это знаю. Продолжайте.

– Он работает, когда ему вздумается. И сколько вздумается. Крайне редко уходит из музея домой и почти все время разговаривает вслух с самим собой. А эта их дочь… как ее… Теодосия. Совершенно ненормальный ребенок. Постоянно крутится под ногами и следит за мной.

И не без основания, могла бы я добавить.

– Кстати, я уже говорил вам, что из музея украли мое пальто?

– Да. Три раза уже говорили.

– Ну и как? – перешел в наступление Вимс. – Нашли его?

– Не нашли, сэр, поскольку всех нас несколько отвлекали от этого важного дела шатающиеся по городу мумии, – жестко отчеканил инспектор.

Повисла неловкая пауза, затем снова заговорил Вимс, на этот раз осторожно подбирая слова:

– Просто я подумал, что эти два события могут быть как-то… связаны друг с другом.

– Я так не думаю, – отрезал инспектор. – И последнее, – он зашелестел бумагой, вынимая что-то из своего кармана. – Вы когда-нибудь видели этого человека?

– Нет, – твердо ответил Вимс. – Не видел.

– Вы уверены? Никогда не видели, чтобы он шатался возле музея? Или разговаривал с Трокмортоном?

– Нет, нет. Абсолютно в этом уверен. Такую подозрительную физиономию я запомнил бы наверняка. Кто это?

– Мрачный Краб, – хмуро проворчал инспектор Тарнбулл. – Если увидите его или заметите что-то подозрительное, сообщите мне. Вот моя визитка.

Вимс взял у инспектора маленькую белую карточку и сказал:

– Благодарю вас. Непременно сразу же сообщу, если что-нибудь обнаружу.

Подлый маленький стукач! Готов чуть что, сразу бежать с доносом в полицию, мерзавец.

– Буду рад оказать вам любую посильную помощь, – продолжил Вимс. – Должен заметить, это далеко не такой приличный музей, как я надеялся.

Инспектор пожелал Вимсу хорошего дня, а я прижалась к стене за колонной, надеясь, что наш первый помощник хранителя (негодяй!) не заметит меня, когда будет проходить мимо (он направлялся к кабинету Эдгара Стилтона). Пожалуй, наступил удобный момент, чтобы повидаться с Вигмером, решила я. Все сейчас заняты, и никто не заметит, что я на время куда-то исчезла. Уже прикидывая в уме, как мне быстрее добраться до офиса Вигмера в Сомерсет Хаус, я поспешила к западному входу, открыла дверь…

…и сразу же увидела высокого мужчину в плаще гробовщика и потертой шляпе, стоявшего у стены дома на противоположной стороне улицы. Заметив меня, он быстро уткнулся в газету и сделал вид, что читает ее. И тут меня словно ошпарило: да это, наверное, и есть Мрачный Краб, знаменитый лондонский вор. И он уже не первый день вертится вокруг музея в своем черном плаще. Не первый день!

Я сразу же решила, что мне нельзя выходить через эту дверь. А как тогда выйти? Попробовать проскользнуть мимо Дольджа и Суини и выбраться через грузовой отсек? Но там сейчас их может расспрашивать инспектор Тарнбулл, а вот столкнуться с ним мне ну никак не хотелось.

Оставался единственный вариант – уйти через восточный вход. Твердо решив добраться до Вигмера любой ценой, я побежала на восточную сторону музея. К сожалению, у меня не было карманных денег, чтобы нанять кеб, и это означало, что мне придется идти пешком, причем очень быстро. Открывая дверь, я уже обдумывала, что и как скажу Вигмеру, и потому особенно сильным оказалось мое потрясение, когда на пороге восточного входа я буквально врезалась в стоящую снаружи слегка запыхавшуюся мисс Шарпи.

Теодосия и жезл Осириса - i_001.png

Глава шестнадцатая

Снова в тупике

– Мисс Шарпи! – сказала я, чувствуя, как мое сердце уходит в пятки.

– Правильно, – улыбнулась она в ответ. – Разве ты не помнишь, что сегодня начинаются наши занятия?

28
{"b":"250380","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Милые кости
Чем меньше, тем больше! Метод «клейкой ленты» и другие необычные постулаты успешного воспитания
Во власти чудовища
Сокровище падишаха
Хищник
Дранг нах остен по-русски. Обратной дороги нет
Типы лидеров
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Хирургия мести