ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подойдя ближе к тому месту, где стоял на якоре «Дредноут», я решила, что нам нужно спрятаться. Мне не хотелось, чтобы слуги Хаоса обнаружили меня раньше, чем я обнаружу их.

Плюс к этому мне нужно было решить, что делать с Сопляком. Я не хотела выставлять его лицом к лицу со Змеями Хаоса – что он может против них сделать? Но оглядевшись, я поняла, что пристань – не самое лучшее место для игры в прятки.

Наконец я отыскала укромный уголок за грудой пустых ящиков. Здесь мы были никому не видны, зато я прекрасно видела спущенный с «Дредноута» трап. У трапа, как и в тот день, когда адмирал Сопкоут водил нас с бабушкой на экскурсию по кораблю, стояли вахтенные матросы.

При мысли о Сопкоуте сердце мое забилось чаще.

Я не могу допустить, чтобы с адмиралом что-нибудь случилось, моя бабушка просто не переживет этого.

Посмотрев на приколотые к платью часы, я увидела, что уже почти одиннадцать. Сопкоут сказал бабушке, что будет сопровождать абиссинцев, и они прибудут на корабль в одиннадцать. Значит, появятся с минуты на минуту. Слуги Хаоса договорились осуществить захват «Дредноута» с началом высокого прилива, в 12:47. Интересно, сколько времени потребуется для того, чтобы корабль отчалил? Я посмотрела вверх, на палубы «Дредноута». По ним сновали десятки, может быть, сотни матросов, которых слуги Хаоса намеревались убить, а затем воскресить и использовать для захвата жемчужины британского военно-морского флота. Могу представить, в какой ужас пришли бы эти моряки, узнай они о том, какая судьба их ожидает спустя каких-то неполных два часа.

Ожидает, если только я не смогу изменить ход событий.

– Вот, – сказала я, вынимая из сумки амулет «Кровь Исиды» и протягивая его Сопляку. – Тебе нужно надеть его.

– Надеть девчачью безделушку? Ни за что! – отшатнулся от меня Сопляк.

– Это не безделушка, дурачок. Это амулет. Он защитит тебя от проклятий. Ты видел, что сделало с Мрачным Крабом одно из них?

– Ой, – недоверчиво посмотрел на меня Сопляк. – А ты уверена, что оно… он… действительно поможет?

– Как знаешь, хочешь верь, хочешь не верь. Если у тебя почернеют и отвалятся пальцы, это твоя забота, не моя, – я демонстративно начала прятать амулет назад в сумку.

– Постойте, мисс, – остановил меня Сопляк. – Так и быть, я надену его. Мне нужны мои пальцы.

– Ну и хорошо, – произнесла я и поспешила надеть амулет на шею Сопляку, пока он не передумал. – Кстати, можешь спрятать амулет за воротник, тогда его никто не увидит.

Позади нас раздался громкий цокот копыт и стук колес – по деревянному настилу пристани катила карета. Я, затаив дыхание, следила за тем, как соскочил с запяток лакей, как подбежал к дверце и открыл ее. Из кареты вышел сияющий адмирал Сопкоут, а за ним еще семь человек. Все они – не считая, само собой, Сопкоута – были одеты в длинные, белые, развевающиеся на ветру одежды, перехваченные на талии яркими разноцветными кушаками. Все как один очень смуглые, бородатые, с тюрбанами на голове. Бедные абиссинцы! Знали бы они, в какую историю влипли!

Приехавшие рассмеялись, раздались слова на каком-то непонятном языке. Продолжая держаться за ящиками, я придвинулась ближе.

У самого высокого абиссинца была какая-то странная раздвоенная борода. И голубые глаза – это у чернокожего абиссинца-то! Другой, стоявший рядом с ним абиссинец чихнул, и у него отклеился один ус.

Сосед ткнул его локтем в бок, и абиссинец поспешно принялся прилаживать ус на место.

Только вместо руки, которой он поправлял свой ус, у него был крючок.

И тут меня осенила страшная догадка.

Я оглядела лица остальных абиссинцев – это было не так просто, потому что часть из них стояла спиной ко мне, но у одного из них густая бровь прикрывала изуродованный левый глаз, и я узнала Боллингсворта, хотя все его лицо было вымазано темным гримом.

Теперь мне стал ясен весь их хитроумный план. Слуги Хаоса выдали себя за абиссинскую делегацию, и адмирал Сопкоут сам ведет их на жемчужину британского флота. Это нужно остановить, но как?

Позади меня послышались быстрые четкие шаги – в нашу сторону направлялся одетый в форму матрос. Я прижалась спиной к ящикам и сказала Сопляку:

– Что бы ни случилось, оставайся здесь. Понял меня? Да, и одолжи мне одну монету из тех, что ты выудил из кармана Мрачного Краба.

– Какую еще монету? – попытался прикинуться удивленным Сопляк.

– Да не волнуйся, я не против того, чтобы они лежали у тебя, а не на дне реки. Просто мне нужна одна из них.

Сопляк продолжал делать вид, что ничего не понимает, и я, вздохнув, заверила его:

– Я верну ее тебе, обещаю.

– Ну, если так…

Я взяла у Сопляка золотую монету, положила ее к себе в карман и, словно бросаясь головой в холодную воду, вышла из-за ящиков наперерез матросу.

Он остановился и удивленно посмотрел на меня.

– Освободите дорогу, мисс.

– Доброе утро, сэр, – произнесла я, прикидываясь заблудившейся и удрученной (изобразить это, поверьте, большого труда не составило). – Я оказалась в затруднительном положении, не можете ли вы мне помочь? Видите ли, мне необходимо переговорить с адмиралом Сопкоутом до того, как он поднимется на борт, но я не хочу, чтобы его гости увидели, кто просит его подойти. Это иностранцы, они могут этого не понять.

– С какой стати вам вздумалось беспокоить адмирала? – нахмурился матрос.

– Я должна сообщить адмиралу одну крайне важную вещь, – заявила я тоном бабушки Трокмортон.

– Послушайте, юная леди, мы все здесь заняты крайне важными вещами, у нас нет времени на то, чтобы возиться со взбалмошными девчонками.

К этому времени наш разговор стал довольно нервным и достаточно громким, чтобы его услышал адмирал. Он взглянул в нашу сторону, увидел меня и удивленно поднял брови. Затем сказал что-то стоявшему рядом с ним «абиссинцу» и пошел к нам.

Я спряталась за спину матроса, не желая, чтобы меня заметил кто-нибудь из слуг Хаоса.

– Что здесь происходит, матрос? – спросил адмирал, подойдя к нам.

Матрос вытянулся в струнку, покраснел и принялся объяснять:

– Эта девочка хотела, чтобы я потревожил вас, сэр. Я не думал…

– Вы поступили абсолютно правильно, но так уж случилось, что я действительно знаю эту девочку. Я заберу ее отсюда.

Матрос с явным облегчением отдал адмиралу честь и моментально скрылся с глаз.

– Что вы здесь делаете? – спросил меня адмирал Сопкоут и озабоченно добавил: – С вашей бабушкой все в порядке?

– О да. С ней все хорошо. Но… я хочу сказать вам о тех людях, которые приехали с вами. Вам будет трудно поверить в то, что я скажу, но я все-таки попытаюсь, – я набрала в грудь воздуха и выпалила: – Они не абиссинцы! Это злые люди из тайного общества, которое называется Змеи Хаоса. Они собираются прямо у вас под носом захватить «Дредноут».

Как легко становится, когда ты, наконец, перекладываешь свои проблемы на взрослого, рассудительного и влиятельного человека!

Сопкоут покачнулся назад на своих каблуках и произнес, нахмурив брови:

– Вы абсолютно правы, моя дорогая. Это очень серьезная проблема. Но не волнуйтесь, я все устрою.

И тут лицо адмирала внезапно изменилось, из доброжелательного и приятного оно превратилось в холодную непроницаемую маску. Сопкоут протянул вперед руку и железной хваткой вцепился в мое запястье.

– Это был последний раз, когда ты сунула свой нос, куда не положено, моя дорогая, – жестко сказал он и потащил меня в сторону «абиссинской делегации».

Теодосия и жезл Осириса - i_001.png

Глава тридцатая

Верные друзья в опасном месте

– Шевели ногами, – тяжело дыша, произнес Сопкоут. – Иначе мне придется тащить тебя на борт, а это будет не очень приятно.

– Но… – начала я, с трудом переставляя ноги, которые перестали слушаться меня.

– Знаешь, вначале я не поверил, когда мне говорили, насколько ты можешь быть опасна. Именно поэтому я и завязал дружбу с твоей бабушкой – хотел оказаться поближе и сам убедиться в том, может ли быть столько неприятностей из-за какой-то одиннадцатилетней девчонки, – он еще сильнее сжал мне руку и сильно тряхнул меня. – Они оказались правы. Но я думаю, что мы в последний раз недооценили тебя, больше этого не случится.

56
{"b":"250380","o":1}