ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фон Браггеншнотт расхохотался, от его смеха у меня свело скулы.

– Ты еще не поняла? Мы не работаем на Германию, а заставляем Германию работать на нас. В настоящий момент нам выгодно поддерживать кайзера Вильгельма. Его непомерное самомнение и безумные планы относительно своей страны как нельзя лучше подходят для наших целей.

Я боялась задать следующий вопрос, но еще больше опасалась не задать его.

– А каковы ваши истинные цели?

Фон Браггеншнотт снова улыбнулся и ответил:

– А я думал, ты сама догадаешься. Всеобщий хаос, фройляйн, всеобщий хаос. Мы хотим, чтобы Германия вцепилась Британии в глотку. Тогда Британия, защищаясь, наделает глупостей, которых в иной ситуации никогда не допустила бы. Затем на стороне Германии выступит Австрия. Сербия, почувствовав опасность, сделает то же самое. Франция, разумеется, присоединится к своему дорогому другу, Британии. А там и России придется вступить в эту свару. Италии тоже ничего не останется, как включиться в войну. И вся Европа перегрызется, словно свора бешеных псов. А когда все это случится, мы потихоньку приберем к рукам власть над всем миром.

– Вы сумасшедший, – сказала я, хотя не так твердо, как мне хотелось бы. – Вы говорите о мировой войне, когда все воюют друг с другом. Вы стремитесь посеять всеобщий…

– Хаос. Совершенно верно. А чтобы найти силы, способные посеять этот хаос, лучше, чем древний Египет, места не найти. Проклятие Тутмоса III и Аменемхеба уже обрушилось на Британию, и она начинает терять силы. Спустя несколько дней Британия подпишет договор, который составлен в пользу Германии. Он отвечает и нашим интересам. Неплохо задумано, как ты считаешь? И все, что нам для этого потребовалось, – всего-навсего позволить твоей матери сделать то, что она и так собиралась.

– Ну, не совсем так. Вы украли у нее Сердце Египта, поэтому она не может вернуть его.

– А должна вернуть, ты думаешь? – спросил фон Браггеншнотт, наклонив голову набок.

– Конечно, должна, если все знает!

Он, казалось, не слышит меня.

– Египет с незапамятных времен остается местом, где сосредоточены магические силы, но лишь немногие отваживались подчинить их своей воле. Пока не появились мы.

– Так вы изучали египетскую магию? – с насмешкой спросила я. – Подумаешь, невидаль! Очень многие занимались этим.

– Например, ты, – негромко заметил фон Браггеншнотт. Он поднял голову и внимательно посмотрел на меня. – Да, ты обладаешь очень интересными способностями. Это одна из причин, по которой ты до сих пор жива, фройляйн. Мы очень хотим изучить все, что ты знаешь. И сделаем это.

Я поежилась, представив себе, каким образом фон Браггеншнотт и его люди будут вытаскивать из меня мои магические познания.

– Есть и другие, кроме меня. Я не одна такая.

– А, – небрежно отмахнулся от этой угрозы фон Браггеншнотт. – Это худосочное Братство? Оно меня совершенно не беспокоит. Это ничтожества! Слабые, глупые людишки, которые боятся взять власть, которая лежит у них буквально под ногами. Ну ладно, хватит об этом! – Фон Браггеншнотт обернулся и приказал: – Тетли, пришло время загладить вашу промашку.

Тетли вышел из-за погребальной колесницы и направился прямиком ко мне. На его лице играла ужасная, отвратительная ухмылка. Он был явно недоволен тем, что я доставила ему столько хлопот.

Не имея другого выбора, я сжала в руках свою восковую фигурку. Оставалось лишь надеяться, что я сделала все, как надо.

Я подождала, пока Тетли сделает еще пару шагов, затем обхватила пальцами левую ногу фигурки, прошептала древнее заклятие и с тихим хрустом отломила у фигурки ногу.

Тетли вскрикнул и схватился за свою левую ногу, которая резко подвернулась под ним. Не раздумывая, я обломила правую ногу фигурки. Тетли взвыл, а затем повалился на пол.

Боллингсворт уставился на меня, фон Браггеншнотт взмахом руки приказал ему оставаться на месте.

– Выходит, вы не боитесь использовать древнюю магию в своих целях, фройляйн? И снова взяли верх над Тетли. – Он повернулся к лежащему на полу мужчине и сказал холодным жестким тоном: – Он подвел меня уже дважды. Третьего раза не будет.

Фон Браггеншнотт вновь переключился на меня, а мне под его взглядом захотелось забиться куда-нибудь подальше.

– Вы уверены, что вы не одна из нас, фройляйн? – вкрадчиво спросил он, начиная говорить со мной исключительно на «вы». – Заметьте, я очень редко делаю подобные предложения. Присоединяйтесь к нам. Человек с вашими умениями далеко может пойти.

– Присоединиться к вам и предать своих родителей? Нет, – с возмущением ответила я.

– Оставили бы ваши родители вас один на один со Змеями Хаоса, если бы на самом деле любили вас? Позволили бы вам чахнуть в старом дурацком музее с вашими исключительными способностями? Присоединяйтесь к нам. Мы будем обращаться с вами так, как вы того заслуживаете. Мы очень высоко ценим таких талантливых людей, как вы. Мы в восторге от вашего мастерства, вашего ума, от того, что вы не боитесь подчинять себе магические силы. В душе вы одна из нас, я это знаю. Мы научим вас, как усилить эту способность так, чтобы никто не смел встать у вас на пути.

Стать одной из них. Примкнуть к одной из самых могущественных, вероятно, группировок в мире…

– Мне не нужна ваша организация, – резко ответила я.

– Ах, фройляйн. Не проходите мимо такой возможности из ложного чувства преданности. Ваши родители не ценят вас. Будь иначе, разве они стали бы так сильно игнорировать вас? Уделять вам так мало внимания? Позволять вам в одиночку вступать в поединок с древней египетской магией? А ведь они вас совершенно не замечают, они предоставили вас самой себе.

– Это неправда! – крикнула я. – Просто у них очень много дел! Их головы заняты важными вопросами. Им нужно управлять музеем. Вести раскопки. Делать великие открытия.

– Вы угроза для них, – продолжил фон Браггеншнотт. – Они не позволяют вам развивать ваши способности, потому что в этом случае вы очень скоро превзойдете их.

– Мои родители так не думают! – вскрикнула я, сжимая кулаки.

Мама и папа любят меня. Действительно любят. Но в то же время… если задуматься, то все, что говорит фон Браггеншнотт, имеет определенный смысл, только очень мрачный.

Справа от себя я услышала шорох и сунула руку в карман – как раз вовремя, потому что в следующую секунду на меня бросился Боллингсворт. Мы с ним оба врезались в стену, едва не сбив с нее горящий факел. Боллингсворт обхватил меня сзади, крепко сжал мои руки своими.

Продолжая стискивать меня так сильно, что я едва могла дышать, он прошептал мне прямо в ухо:

– Твои родители не ценят тебя в отличие от нас, Тео. Только подумай, чего мы можем достичь, если будем вместе. Представь могущество, которым мы сможем обладать! – Затем он заговорил еще тише, теперь я едва разбирала его слова: – Мы не будем подвластны никому. – Он быстро покосился на фон Браггеншнотта и повторил: – Никому.

– Вы такой же сумасшедший, как и он, – ответила я, пытаясь вырваться.

– Не строй из себя недотрогу, – ехидно заметил Боллингсворт. – Тем более что мне из одного надежного источника известно, будто ты собиралась выйти за меня замуж, когда подрастешь.

Он негромко рассмеялся, а я была подавлена. Я чувствовала себя обманутой, растоптанной, и это чувство было таким глубоким, что хотелось умереть на месте. О, как я корчилась, как горело мое лицо от стыда и унижения! Узнать чью-то заветную тайну, а затем разболтать о ней так, словно это какой-то пустяк, шутка! Как мог папа так обмануть мое доверие, так обмануть меня? Возможно, фон Браггеншнотт и Боллингсворт правы. Возможно…

Нет! Папа мог предать меня, но он никогда не предаст свою родину. Так же, как я. Мое желание рухнуть на пол и выть от унижения быстро перерастало в совершенно иное чувство.

52
{"b":"250381","o":1}