ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Милые люди, – сказала я, улыбнувшись, когда Калеб скользнул губами вдоль моего бедра. – Полюбили друг друга в старших классах. Мама занималась дизайном помещений, а папа владел строительной фирмой. Они очень любили друг друга. И учили меня, каким должен быть брак. Я просто не обратила внимания.

– В следующий раз будешь знать, на что смотреть, – сказал мне напарник.

– Не знаю, будет ли у меня следующий раз, – зевая, ответила я.

Калеб дернул головой, на его лице появилась тревога.

– Что?

Я фыркнула:

– Я подумываю о полигамии. Гражданский союз с двумя-тремя парнями. Думаю, так давление будет поменьше.

– О, ты смеешься, – застонал он, впиваясь кончиками пальцев мне в бока и заставляя скакать по всей кровати.

– Я не виновата, что ты на это попадаешься! – воскликнула я, когда он принялся щекотать меня за бока.

Чтобы избежать мучений, я воспользовалась единственным доступным мне методом отвлечения. Поцеловала его долгим крепким поцелуем и скользнула по его ладоням своими, направляя их в более интересные и менее чувствительные места своего тела.

Калеб постучал пальцем между моими бровями:

– У тебя такой вид. О чем ты думаешь?

– А можно снова увидеть тебя в теле волка? – спросила я. – В тот день я не очень хорошо разглядела.

Калеб нахмурился:

– Прямо сейчас?

– Я встану вон там, вне досягаемости, – пообещала я, сползая с кровати оборачивая простыню вокруг талии и прячась за дубовой тумбочкой.

Калеб заворчал, но выбрался из постели и встал посреди комнаты. Он повел плечами и зажмурился. Я хихикнула, чем нарушила его сосредоточенность и вызвала жалобу:

– Мне неловко.

– Ну давай же.

Концентрируясь, он глубоко вздохнул. Тот же золотистый свет распространился из его сердца, покрыл кожу, стягивая человеческий облик. Свет угас, и передо мной, моргая большими шоколадными глазами, оказался огромный волк стальной серой окраски. Он запыхтел, словно говоря: «Ну?»

Я опустилась на колени, позволив животному ткнуться мне в лицо холодным мокрым носом.

– Ты красавчик, – вздохнула я, запуская пальцы в его густой мех. Волк обнюхал мою шею, ударившись своей головой о мою. – Такой большой красивый мальчик.

Продолжая ворковать, я почесала его за ушами. Оборотень прижался носом к моему плечу, вновь опрокинув меня на задницу. Когда он наклонился надо мной и облизал лицо, я захихикала. Калеб вернулся в человеческий облик и покрыл поцелуями мое лицо.

– Что ж, это как-то неловко, – рассмеялась я.

– Слишком? – спросил он.

Я кивнула.

Глава 12

У дареных коней бывают потрясающие зубы

Путешествие заняло гораздо больше времени, чем я надеялась, но в конце концов мы добрались до Анкориджа. Снегопад разошелся не на шутку, придавая городским огням, от которых я уже успела отвыкнуть, потусторонний блеск. Все казалось слишком ярким, слишком неоновым, слишком забитым. Я обнаружила, что моргаю, глядя на светофор.

Мимоходом подумала о Рэд Берн и почтовом отделении, которое она планировала использовать в городе, но затем Калеб попросил меня найти в навигаторе «строительную фирму» Лоло. Я отказалась от чести встретиться с ним, предпочтя остаться в грузовике, пока Калеб относил обручальное кольцо в шикарное офисное здание посреди почти пустого делового парка.

Появившись после сделки, Калеб улыбался во весь рот. В качестве части вознаграждения Лоло заказал нам номер во впечатляющей «Хайбери Плаза». Все расходы оплачены на неделю. Заказал он и процедуры в СПА. Нам даже не надо регистрироваться, поскольку об этом позаботились «люди» Лоло.

При виде высокого серебристого цилиндра, одной из высочайших точек на городском горизонте, я немного занервничала. Держа свои «ценные» сумки, мы пересекли фойе из хрома и голубого стекла и направились прямо к лифтам. Едва закрылись двери, Калеб рванулся, прижал меня к стеклянной стенке лифта и напал на мой рот. Я почувствовала, как оборотень обхватывает мои упакованные в джинсу ягодицы, и завизжала:

– Это стеклянный лифт! Люди в вестибюле увидят.

– Так пусть видят, – зарычал он.

Добравшись до своего этажа, мы заскользили вдоль стен коридора, целуясь, обжимаясь и смеясь, пока не нашли свой номер. Когда я открыла дверь, все поцелуи и объятия прекратились. Это была не комната, а номер-люкс. Самое экстравагантное из виденных мной мест с тех пор, как много лет назад я покинула номер для новобрачных. При всей отделке в бежевых, синевато-серых тонах и в цвете слоновой кости, номер выглядел очень женственно. Когда я запрыгала по комнате, разглядывая линию горизонта и горы, под ногами оказался толстый плюшевый ковер нежно-бежевого цвета. Мы вдрызг разворошили безупречно белые пуховые одеяла на огромной кровати, обнажив тонкие синие простыни.

Я бросилась в ванную и завизжала. На звук прибежал встревоженный Калеб.

– Здесь раздельные ванна и душ! – закричала я, забираясь в белокафельное джакузи. Каждый дюйм ванной комнаты покрывала недавно вычищенная белая плитка.

Я справедливо сочла, что в ванне не будет жуков. Мне хотелось насладиться чистотой, искупаться в ней. Поужинать в этой ванне просто потому, что можно.

– Здесь так чисто, – вздохнула я. – И есть раздельные ванна и душ.

– И это стоит крика, потому что...

– Потому что иногда девушке хочется вымыть голову не там, где она моет все остальное.

Калеб нахмурился:

– Девушки странные.

– Безнадежно, – согласилась я. – Все это выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ты уверен, что Лоло не втянул нас в мошенничество с кредиткой, не спрятал в туалете труп или что-то вроде того?

– Нет, Лоло хорошо относится к людям, когда они поступают по его желанию. Если бы ты встретила его жену, то поняла бы, почему он так благодарен, – уверил меня Калеб. – Она темпераментна и не слишком беспокоится о том, кто видит ее закидоны. Мы не только сохранили брак Лоло. Возможно, мы спасли его жизнь.

– Правда?

Он кивнул:

– Однажды она бросила в голову Лоло торт. Более неловкой вечеринки в честь дня рождения я не видел.

Минуту я подумала над сказанным.

– Он заказал для нас долгий массаж?

Калеб усмехнулся и обнял меня за талию:

– Вот это моя девочка.

– А ты поплаваешь со мной в этой ванне? – спросила я, целуя его в подбородок.

– Думаю, со временем мы до этого доберемся.

Он улыбнулся и приподнял меня за бедра, сцепив мои лодыжки на своей пояснице. Посмотрел долгим горячим взглядом и принялся жадно терзать мой рот. Руки Калеба были повсюду, ловили мое лицо, ягодицы, дразнили груди легкими прикосновениями вокруг сосков, но не касались их самих. Прижавшись ладонями к открытой двери ванной, я сопротивлялась ему. Оборотень разорвал спереди мою футболку, за которой последовал лифчик, обрывками порхнувший на пол. Я раскачивалась и скакала возле любимого, добиваясь трения, так необходимого нам обоим.

Ему удалось пригвоздить меня к двери, расстегнуть джинсы и натянуть презерватив, не уронив мою задницу на пол. Калеб мягко толкнулся внутрь меня. И когда мое тело растянулось и подстроилось, принимая его, я вздохнула.

Едва я поймала ритм, Калеб развернулся и отнес меня через всю комнату на кровать. Любима. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой любимой, опекаемой и желанной. Хотелось, чтобы это чувство длилось и длилось, пока я не постарею и не поседею, и окажусь неспособна выдерживать это положение. Куда бы я ни пошла, я хотела, чтобы Калеб отправился со мной.

Он убрал волосы с моего плеча и залил дождем поцелуев мою шею и спину, прижимаясь губами к каждой звезде, а затем вернулся к плечам. Вжимаясь в меня, пососал мочку моего уха, и, соединив наши бедра, скользнул ладонью по моему. Обхватив изголовье кровати, я откинулась назад, пока не наполнилась до предела. Руки любимого были повсюду: между моими ногами, на груди, у горла.

40
{"b":"250389","o":1}