ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не успела я глазом моргнуть, Калеб стоил передо мной, прижимая мои руки к бокам:

– Ты о чем?

Здорово. А я и забыла, что наряду с комплектом убийцы, мой новый друг имеет нечеловеческий слух. Да, еще невероятную регенерацию. Я просто счастливица!

– Ты о чем? – требовательно повторил он и проследил за моим взглядом до грузовика, где на полу валялись наручники.

– Разве нормальный человек возит в своей машине такие вещи, Калеб?

– Я могу объяснить.

– Уверена, что можешь, но я не нуждаюсь в объяснениях, – возразила я.

– Послушай, давай зайдем, позавтракаем, и ты меня выслушаешь. Если после того, как я оплачу счет, ты все еще будешь убеждена, что я маньяк, то останешься здесь в мотеле, пока не решишь, что делать дальше.

Я пожала плечами:

– Ладно.

– Хорошо, тогда пошли.

– Ты решил, я это серьезно? Разве я выгляжу набитой дурой?

– Ну что с тобой случится, если мы позавтракаем у всех на виду? – упрекнул Калеб и добавил: – Там полно свидетелей.

Можно было ответить, что я в порядке и не голодна, но тут, как по команде, пустой желудок предательски заурчал.

Калеб ухмыльнулся:

– Могу поспорить, тут подают отличные блинчики.

Я рыкнула от отчаяния и с поникшими плечами позволила протолкнуть себя через порог кафетерия. Внутри объемный мужчина средних лет что-то готовил на кухне, и девушка-подросток со скучающим видом принимала заказы. У стойки двое здоровых мужиков в клетчатых рубашках спокойно поглощали стейки и яичницу. Никто, даже скучающая девушка, не соизволил поднять глаз, когда мы вошли.

Даже с моей невротической привычкой, входя в помещение, опознавать и раскладывать по полочкам типы всех присутствующих, Калеб все равно меня повеселил, когда выбирал место, чтобы расположиться. Он уселся у центрального окна, но было видно, что ему не нравится сидеть спиной к входной двери. Его легкая паранойя точно не прибавила мне веры в него. Очень хотелось в туалет, но я опасалась оставить Калеба наедине с моим завтраком. Калеб, конечно, оплатил еду, но это не дает ему право подсыпать какую-нибудь гадость в мой апельсиновый сок.

Скучающая царевна меланхолично принесла заказ. Наблюдая, как Калеб увлеченно поглощает шесть кусков бекона, сосиски, бифштекс с кровью, омлет, три блинчика, я вспомнила кадры из фильма «Неделя акул» на канале «Дискавери».

– Так, мы едим, ты платишь, а теперь колись, – пробормотала я, прожевывая тост, политый кленовым сиропом, – что там с твоими примочками?

Проглотив блинчик, он со смущенным видом заговорил, медленно подбирая слова:

– Я в некотором роде охотник за головами – выслеживаю людей, которые не хотят, чтобы их нашли, доставляю, куда следует, и получаю награду. По дороге домой они, как правило, дергаются, плюются, пинаются, орут, поэтому их приходится обездвиживать. Вот для чего наручники и фиксаторы.

Моя вилка с грохотом упала на стол, а сердце ушло в пятки. Это конечно объясняет, почему я не видела Калеба в Долине. Он гастролировал по миру, разрушая жизни идеальных беглецов. Тревога мурашками пробежала вдоль позвоночника. Чтобы не выдать дрожь в руках, я ухватилась за край стола. Осторожно сглотнула, хотела потянуться за соком, но побоялась, что промахнусь.

– Покажи мне удостоверение.

Калеб вскинул брови:

– Что?

– У охотников за головами в момент гражданского ареста должно быть удостоверение. Так покажи мне его.

Калеб закашлялся и запил половинку блинчика кофе.

– Вообще-то, некоторые мои браслеты не совсем…

– Законны? – предположила я.

– Угу. – На секунду в его взгляде мелькнуло смущение.

– У тебя есть пистолет?

– Нет, в меня не так часто стреляют.

– Если даже это тебя не отпугивает в выборе профессии, даже не знаю, что вообще может отпугнуть. – Я нарочито медленно потянулась соком.

Я продемонстрировала чудеса концентрации и не расплескала сок, пока подносила стакан ко рту, а потом, глядя поверх стакана на Калеба, делала вид, что ничего в этом мире меня не волнует. Ничего не страшит. И ничего не заставит вскочить и рвануть к выходу.

– Обычно люди на меня не нападают, – сказал он, защищаясь, – я знаком с некоторыми приемами, у меня есть определенные навыки… и они помогают мне в поисках. В моей семье все охотники, просто я охочусь по-своему.

Я хмыкнула. Он не шутил. Оборотни обладали сверхчувствительным обонянием и слухом, не говоря уже об интуитивной возможности отслеживать тех несчастных, которым не повезло стать объектом их охоты.

Но не стоит забывать, что мне следует притворяться несведущей в этих делах. Потому что выпали я что-то вроде: «Да, мне многое известно об оборотнях, например, вам запрещено охотиться на людей, типа меня», не избежать мне неудобных вопросов. Намного более неудобных, чем те, которые звучали сейчас с того края стола.

– Я неплохо зарабатываю на жизнь тем, в чем хорош. И не задаю лишних вопросов, пока мне выплачивают вознаграждение. Иногда все, что от меня требуется, – просто собрать информацию. Мне нравится эта работа. Легкие деньги, и меньше времени, чтобы искать место для парковки.

Теперь до меня стал доходить смысл его разговора с парнем на стоянке. Тот испугался, что Калеб приехал потому, что Марти задолжал деньги, потом психанул и начал палить. Мне этого не надо. Ни к чему мне цепляться за правоохранителя, даже за такого небрежного и халатного.

У Гленна был весьма обширный круг общения – старинные приятели по колледжу, партнеры по он-лайн играм и многоюродные кузены, с которыми он не разрешил мне даже поговорить на свадебном приеме. И Калебу стоит лишь пару раз щелкнуть мышкой, чтобы нагуглить электронные доски объявлений, где Гленн прощупывал информацию о моем местонахождении.

Не думаю, что у оборотня возникнут какие-либо колебания по поводу того, передавать ли меня моему бывшему. То, как Калеб произнес «и я не задаю лишних вопросов», до сих пор вызывало у меня озноб. Это звучало так хладнокровно и расчетливо, что…

«Да какая разница! Вали отсюда! – Именно так кричал мой мозг. – Вали со всех ног!» Дверь в дамскую комнату располагалась слева от выхода, за углом небольшого коридора. Очень стимулирующе для мочевого пузыря – прощай, конспирация. Наверняка есть еще выход через кухню и аварийный, для экстренной эвакуации, но они находились в поле зрения Калеба. Я постаралась нацепить на лицо отстраненное выражение, расслабляя сначала челюсть, потом щеки, чтобы выговаривать слова как можно спокойней. Рассеянно откусила кусочек бекона.

– Как ты получаешь заказы? Как клиенты с тобой связываются? – поинтересовалась я, подперев подбородок рукой, изобразив заинтересованность, и огляделась.

Может, найдется другой выход, не мимо уборной? В таких местах всегда есть пожарные выходы, но не рисковать же до такой степени, чтобы объявить пожарную тревогу.

– У моего приятеля бар неподалеку от Фэрбенкса. Если кто-то хочет меня нанять, то знает, что может позвонить туда. И еще у меня собственные контакты в Анкоридже, Портленде, Сиэттле. В основном ко мне обращаются частные детективы, которым не охота мотаться туда-сюда. Они меня берут субподрядчиком.

– А ты, значит, подхватываешься и в дорогу? – Я подобрала кусочком тоста остатки сиропа на тарелке, наслаждаясь каждой крошкой – кто знает, когда мне в следующий раз посчастливится получить хорошую горячую еду?

– Время от времени я возвращаюсь домой, чтобы повидаться с семьей. Но я давненько к ним не заезжал. Они живут в Долине Полумесяца около Гранди. У меня очень дружная семья.

Вот именно поэтому я с ним и не встречалась. Он уже несколько лет не бывал в Долине. Мэгги мне рассказывала странные глупые криминальные сказки про Калеба, кузена-охотника за головами, который не возвращался домой с тех пор, как его отец, Арти, умер после инсульта. Это случилось прямо перед тем, как я стала работать врачом в Долине. Церемония похорон прошла, пока я ездила за медикаментами и материалами для клиники.

9
{"b":"250389","o":1}