ЛитМир - Электронная Библиотека

15

Школьная территория тоже была большой. Со стороны общественной бани, был разбит свой школьный огород, отгороженный со всех сторон забором. Там нас приобщали к работе на земле. Нас учили сажать и ухаживать за растениями, там же иногда проходили уроки по природоведению.

От улицы Коммунаров, на которой, чуть дальше школьной территории находился продовольственный магазин, к школе вели две кленовые аллеи. Вдоль одной, начинающейся недалеко от промтоварного магазина, находящегося на перекрестке улицы Коммунаров и Спортивной, за забором находился школьный сад с яблонями. Другая кленовая аллея отделяла здание школы от школьного стадиона, довольно приличного, — на уроках физкультуры мы там учились играть в футбол, занимались бегом, прыжками в длину и пр.

Вообще территория школы была красивой и ухоженной, силами самих же учеников, — со стороны улицы Коммунаров, с двух сторон, как я уже сказал, к ней вели кленовые аллеи, с центрального входа была сделана небольшая площадь для проведения всяких школьных мероприятий в весенне-осенний период, окруженная большими тополями. За школой находилось, да и сейчас находится одноэтажное здание. Во времена моей учебы там располагались школьные мастерские и классы подготовительного обучения, где мне пришлось заниматься до школы. В последующие годы, туда, где были классы, перевели поликлинику, а в другом крыле, рядом с мастерскими, расположилось отделение милиции.

16

В школе у меня появилось много новых друзей, но с ними я встречался только в школе, лишь к своему новому другу, Генке Фалеву бегал за железную дорогу, на ул. Сосновую, хотя тогда мне родные категорически запрещали подходить к железке. То и дело кто-то из жителей поселка попадал под поезд. А вот моих знакомых и друзей, живших рядом с нашим домом, становилось все меньше и меньше, — все разъезжались из Славянки кто куда. Поначалу, напротив моего дома за Лесным проспектом, вдоль улицы Льва Толстого стояло несколько двухэтажных шлакоблочных домов. Обычных, частных деревянных домов было тоже много, но за последующие несколько лет почти все их снесли. Их жильцы куда-то переехали, и вскоре у меня осталось из друзей, всего 5-6 соседских ребят и девчонок моего возраста, ну и летом еще столько же приезжали в Славянку, как на дачу, отдохнуть. А напротив моего дома, за Лесным проспектом, образовался огромный пустырь. О том, что там когда-то гуляло много детишек, напоминала только небольшая, проржавевшая карусель на углу улиц Гоголя и Льва Толстого, для которой была сделана специальная площадка, засыпанная песком. Но через несколько лет и ее разобрали на металлолом.

Поначалу мы еще лазили по разбирающимся домам, играли там, но вскоре все их вообще сравняли с землей и жители оставшихся домов, заняли освободившуюся территорию под картофельные огороды.

17

Зима закончилась, и у нас появились помимо школьных дел, новые, точнее старые весенние занятия. После школы, мы опять стали возвращаться домой кружным путем, вдоль берегов реки Славянки и жечь прошлогоднюю траву. Разжигали тут и там костры. Спички нам взрослые не давали, но мы всегда находили места, где их взять. Когда стало совсем тепло, возвратившись из школы, мы стали ходить все дальше от домов в походы.

«Походом» у нас называлось набрать дома еды: картошки сырой, хлеба, булки и всего, что попадалось под руку, уйти, куда подальше от дома, порой за 3-4 километра, развести костер, напечь картошки, все съесть, поиграть во что-нибудь на природе и вернуться счастливыми домой.

Когда началась пора земляники, мы опять вечерами бегали за ней на обрыв к речке, в конец улицы Полевой, где ее было полным-полно. Порой мы набирали целые бидончики и потом, возвратившись, сами же все и съедали сидя где-нибудь на лавочке.

Ходили мы гулять и на совхозное поле, начинающееся сразу за улицей Полевой. Там у нас было любимое место для игр, — "Большая канава", как мы ее называли. Это была действительно большая канава, шириной более двух метров, пересекающая все поле. Мы там весной и летом кораблики пускали, или моторные игрушечные катера, а иногда и купались, когда слишком жарко было. Зимой мы на ней иногда расчищали снег и на коньках катались.

Но вот наконец закончились дни учебы. Я закончил первый класс. Причем, закончил на одни пятерки и четверки. За хорошую учебу, мне мама и бабушка в начале лета купили велосипед «Школьник» и теперь я с друзьями целыми днями где-то ездил. Теперь у меня появилась возможность ездить и к своим новым школьным друзьям, живущим в районе железнодорожной станции, в районе кладбища. Так я стал ездить к своим одноклассникам Андрею Иванову, Васе Корешеву, Игорю Адушеву. Но чаще всего ездил к Андрею. Андрей жил недалеко от кладбища, с родителями и младшей сестрой Ларисой. Дом их стоял на перекрестке улицы Труда и 1 Мая. Лариса была на год младше нас.

18

Лишь спустя пару десятилетий, вновь начав общаться с Ларисой Ивановой (теперь уже Джулай, по мужу), в соц. сети «ВКонтакте», я узнал, что в школе, она была тайно в меня влюблена. Вот что она сама вспоминает о тех днях:

«Я отчетливо помню, как ты в гости к нам приезжал. Я всегда стеснялась нашего жилья, так как родители пили, и поэтому гостей у нас бывало не много, а для меня ты был вип-персона. Когда ты подъезжал на велосипеде, или подходил к нашему дому, я всегда первая тебя из окна замечала и давай скорей наводить порядок. Брат мне говорит — «Ты чего забегала?», а я ему — «К нам Саша приехал!». Сейчас смешно все это вспоминать, а тогда мне так хотелось понравиться тебе. Помню, как у меня расплелась косичка, и я попросила маму мне заплести её и сказала ей это при тебе, а ты тогда сказал: «Такая большая, а всё мама тебе косички заплетает, — сама должна уметь! Когда ты ушёл, я чуть не заплакала и говорю маме: «Все, он меня теперь никогда не полюбит, потому что я не умею косички заплетать!». Мама потом долго смеялась.

В детстве я ценила в тебе, что ты к девочкам всегда хорошо относился, дружил со всеми, не обзывал нас, не обижал, всегда весёлый был. Мне один раз мой брат сказал — «Я вот скажу Сашке, что ты в него влюбилась», а я всё уговаривала его не говорить. Боялась, что ты смеяться будешь».

19

И, раз уж я вспомнил о Ларисе, вот еще кусочек ее воспоминаний, относящийся уже ко времени ее окончания школы в Славянке:

«О себе говорить трудно, в семье, где родители пьют просто запоями, жить было тяжело и морально и физически. Когда не стало брата (Андрей умер в 1980 году), вся пьяная ненависть отца перешла на маму и меня. Пьяный отец выгонял нас из дома, и мы частенько ночевали у знакомых. Утром приходили домой, а вечером он опять бил мать и в один прекрасный день, когда мамы не было дома, он добрался и до меня, — стал приставать. Мне было на тот период всего 16 лет, я конечно сопротивлялась, как могла. Он всю одежду на мне разорвал, и я просто чудом из под него вырвалась. Выбежала на улицу, а отец вдогонку мне кричит, чтобы я домой не возвращалась.

Я рассказала обо всём в училище, где начала как раз учиться, своей мастерице, и учителями было принято решение временно взять меня на проживание в чужую семью на лето.

Меня приняла к себе семья Карабановых. Их дочь училась со мной в одной группе. Все в училище меня очень жалели и одна девочка Марина, тоже с моей группы (она была из Латвии, из города Краслава), на лето уезжая к себе в Краславу, забрала и меня с собой, предварительно написав родителям, что приедет не одна.

Там, в Краславе я нашла себе временную работу. Убирала лён в снопы и с одной сотки земли получала 60 копеек. Заработала тогда 60 рублей, купила себе дипломат и кое-что из одежды. В сентябре, благодаря нашей школьной учительнице и завучу нашей школы в Славянке, Андреевой Вере Петровне, я получила комнату в общежитии от ПТУ №6, в Колпино на бульваре Трудящихся дом 33/2. Встретили меня в общежитии хорошо, в то время я уже играла на гитаре, и в ПТУ был как раз конкурс: «Алло, мы ищем таланты!» и я согласилась сыграть две песни. Общаться стало еще проще, и жить легче. Каждый месяц я получала материальную помощь 25 рублей. Мы все на нашем этаже жили дружно. В основном со мной жили лимитчики из других городов.

29
{"b":"250430","o":1}