ЛитМир - Электронная Библиотека

Глубина разведки радиолокационного поля немецких РЛС раннего оповещения достигала 200–250 километров, а в конце 1944 года — до 350 километров. Однако чтобы достичь таких характеристик по дальности обнаружения, немецкой радиотехнической промышленности пришлось изрядно потрудиться. Прорыв был достигнут благодаря огромным усилиям, которые с 1941 года приложили начальник управления связи люфтваффе генерал Вольфганг Мартини и командующий ночной истребительной авиацией полковник Йозеф Камхубер, чтобы дать решающий импульс в решении проблемы создания РЛС.

В конце 1941 года генерал Мартини организовал конференцию, на которую были приглашены ученые от промышленности и военные из исследовательских организаций и испытательных центров. Целью конференции являлось: обеспечить тесные контакты между специалистами из заказывающих организаций и конструкторскими силами крупнейших радиотехнических фирм в деле срочного освоения радарных технологий и создания новых станций.

Военные разработали технические задания на новые станции, но медлительность промышленности, вынужденной в условиях военного времени заниматься новейшими разработками, вызывала раздражение у руководства люфтваффе. Помимо естественных проблем технического характера, положение усугублялось тем, тотальная мобилизация на фронт в связи с начавшейся в 1941 году восточной кампанией обескровила научный и инженерный потенциал в самой Германии. Германская наука и промышленность стали жертвами близорукой концепции Геббельса, утверждавшего, что «любой дворник, работающий метлой, сегодня приносит большую пользу для рейха, чем ученый, всю жизнь изучавший одну микробу…»

По итогам конференции для исправления ситуации была принята резолюция по программе возвращения ученых и специалистов с фронта в науку и промышленность — Ru Funk Aktion. Кроме того, была поставлена задача по реальному объединению ученых и военных, по безвозмездной передаче технологий и обсуждению научных идей в среде специалистов разных организаций и фирм.

В 1942 году немецкие истребители стали оснащаться радарами FuG 202 «Лихтенштейн» с эффективной дальностью обнаружения до 4 километров, а к концу 1942 года на вооружении появилась улучшенная модель «Лихтенштейна» FuG 212 с дальностью обнаружения до 6 километров, что весьма существенно повысило эффективность действий ночных истребителей люфтваффе. Только использование в налетах многих сотен бомбардировщиков и мощного истребительного сопровождения на фоне прогрессирующего ослабления средств германских ПВО (вынужденных перебрасывать зенитные орудия и истребители ПВО на фронт) позволило англо–американской авиации осуществлять результативные налеты на объекты в Германии.

По заказу командования службы связи люфтваффе фирма «Телефункен» (совместное предприятие Siemens и AEG) приступила к созданию мощной стационарной РЛС. Выбор фирмы не был случаен: в 1930–е годы именно фирма «Телефункен»обладала самыми передовыми технологиями в вопросах создания антенных решеток с электронным управлением луча диаграммы направленности в метровом диапазоне волн. В Европе было построено значительное количество станций радиовещательного типа с заданной направленностью излучения (остронаправленные антенны), поскольку направленная передача позволяла увеличить дальность действия в нужном направлении. В Англии антенны подобного типа создавались под названием «антенны Маркони», а во Франции — «антенны Ширекса». В СССР строили радиовещательные станции с аналогичными антеннами под названием «Телефункен».

Антенны радиовещательных станций имели конструкцию в виде излучающих диполей (вибраторов), подвешенных рядами на стальных тросах между ферменными вышками высотой до 90–100 метров. Вышеперечисленные антенны имели различные схемы запитки и разное расположение излучающих элементов решетки, но наиболее рациональной схемой признавалась антенна «Телефункена».

В тактико–технические характеристики новой РЛС ПВО немецкие военные заложили дальность обнаружения 300— 350 километров: совершенно небывалые цифры для практической радиолокации, появившейся как направление за 7 лет до этого.

Новейшая, не имевшая аналогов в мире РЛС получила название «Мамонт» (Mammut). Прозванная позднее американцами «Афишная тумба», а англичанами — «Кладовка», РЛС начала осуществлять слежение за взлетающими над Англией американскими и английскими бомбардировщиками уже осенью 1942 года. РЛС имела в соответствии с принятой в Германии системой обозначение FuMO-51 и FuMO-52 (от Funkmessortung — радиоопределитель местоположения) для ВВС и ВМС. В люфтваффе ее часто называли «Кесарь» (Caesar), а в ВМС — «Густав» (Gustav). Между собой станции отличались размерами антенного полотна и конструкцией стоек. Наиболее революционным в конструкции «Маммут» являлось применение полностью электронного управления положением диаграммы направленности в пространстве.

Применение электронного управления было продиктовано гигантскими размерами антенны: антенна РЛС FuMO-52 имела габариты 30 х 18 метров, что делало в принципе невозможным реализацию вращающейся конструкции. Поэтому вращение заменили управлением фазой несущих колебаний от передатчика, что позволяло изменять направление приема и передачи узкого луча диаграммы направленности. В качестве управляющих элементов фазы (фазовращателей) в антенной системе (решетке) использовали специально рассчитанные отрезки коаксиальных кабелей, подключая их или выключая с помощью специальных реле.

Поскольку цифровой вычислительной техники тогда не существовало, в управлении антенных решеток первоначально использовались электромеханические программаторы, работающие по жесткому алгоритму, а в дальнейшем — электронные программаторы на электронно–вакуумных лампах. В плоскости по углу места диаграмма направленности перемещалась электронным способом на углы 5–15°, чего вполне хватало для станции раннего обнаружения с дальностью в 300–350 километров. В азимутальной плоскости узкий луч в 3,5° осуществлял обзор в пределах 100–110 километров.

Для 1941 года такие значения были просто фантастикой!

Первоначально «Телефункен» выпускал одноапертурные станции с направленным излучением только в одну сторону (север, северо–запад), однако вскоре появились модели с двухсторонней апертурой, способные контролировать воздушное пространство в двух направлениях — в сторону Великобритании и в сторону Бельгии и Германии.

В период с 1942 по 1945 год «Телефункен» в кооперации с другими фирмами построил 20 радиолокационных станций FuMO-51 и FuMO-52, большинство из которых размещалось по линии береговой черты Атлантического вала и контролировали не только пространство Северного моря и Па–де–Кале, но и южную и центральную часть Британии.

Только спустя 50 лет после Второй мировой войны американцы негласно в специальной литературе были вынуждены признать, что немецкие РЛС «Вассерман» и «Мам- мут» были выдающимися РЛС своего времени, а «Маммут» вообще являлась ПЕРВОЙ в мире РЛС с электронным управлением диаграммой направленности — схемой, более известной ныне как РЛС с фазированной антенной решеткой (ФАР).

Поэтому неудивительно, что за немецкими специалистами в области радиолокации гонялись наперегонки британская и советская разведки.

   5 ноября 1942 года, Подмосковье, пять километров

к востоку от Балашихи, спецобъект НКВД

Фрайтаг кивал, выслушивая перевод вопросов Остроумова, и тут же начал отвечать:

   — Станцию устанавливали по личному приказу фюрера. Предыстория такова: вначале менее мощная станция была установлена на острове Рюген для выполнения задания командования Кригсмарине.

   — Что это было за задание? — быстро задал вопрос Терентьев.

   — Мы должны были при помощи излучений станции получить снимок расположения кораблей британского военно- морского флота на базе Скапа—Флоу. Поскольку установка на Рюгене не дала каких–либо удовлетворительных результатов, фюрер приказал срочно поставить еще более мощную станцию самой последней разработки для работы в паре со станцией Рюгена. Специалисты Кригсмарине рассчитали точку: она оказалась в лесах западной Вайсрутении. Там в рекордные сроки и возник тот самый секретный объект, на котором я трудился последние несколько месяцев.

62
{"b":"250435","o":1}