ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

243. К УЕДИНЕНИЮ[173]

Сплетайся ветвь осины луговой
             С березой, с липою душистой!
Зеленый кров раскинься надо мной!
             Повей деревни воздух чистый!
Под сень твою певец душой летит,
             О сельское уединенье!
Твой сладкий мир в нем дух животворит
             И пробуждает вдохновенье.
Позволь и мне возлечь под твой приют
             И оживить свой дар убогий:
Там суеты меня не развлекут,
             Там стихнут ложных чувств тревоги.
Там вознесусь душою к небесам,
             Расторгнув цепь земных желаний;
Там воскурю сердечный фимиам
             Перед владыкой мирозданий.
Откройся же природы сельской лик!
             Развейся ткань полей зеленых!
И разносись жнецов веселый клик
             На нивах, жатвой озлащенных!
Там листьев шум, душою овладев,
             Мечты на юношу навеет;
Там матери пленительный напев
             Младенца тихим сном лелеет…
<1823>

244. ЗАМЕРЗШИЙ ВИНОГРАД

Что сохнешь ты и листья опустил,
Мой виноград, унизанный кистями?
Знать, и тебя на гибель застудил
Холодный ветр, промчавшийся полями.
Друзья твои глядят с немой тоской
На твой приют: уж стены запустели,
Где ты вился́ зеленою лозой,
Где в пурпуре твои плоды созрели.
Жизнь пылкая угаснула в стеблях,
Свернулся лист, безвременно иссохший;
Взойдет заря — и пропадет твой прах,
Как след людской среди пустынь заглохших,
Ах, как и ты, умрет младой певец!
В цепях тоски его душа хладеет,
И недалек безрадостный конец:
Как в зной роса, в нем жизнь уже скудеет.
<1823>

245. БЛИЗОСТЬ МИЛОЙ

Катится ль над озером радостный день;
             Светлеет ли месяц в потоке,
Прорезав лучами вечернюю тень,
             Иль ночь разлилась на востоке,—
Ты всюду сливаешься с мыслью моей,
Ты с ней неразлучна и в мраке ночей.
Шумит ли волна под наклоном берез,
             Вставая на берег песчаный;
Шело́хнется ль роща с рассветом небес,
             Стрясая ночные туманы, —
Ты всюду сливаешься с мыслью моей,
Ты с ней неразлучна и в мраке ночей.
Белеет ли вихрем встревоженный прах,
             Столбом пронесясь над равниной;
Торопится ль путник на темных полях
             Завидеть шалаш свой пустынный, —
Ты всюду сливаешься с мыслью моей,
Ты с ней неразлучна и в мраке ночей.
<1823>

246. ЧУВСТВА ПЛЕНЕННОГО ПЕВЦА

(Подражание 136 псалму)

Тоскуя, сидел я на бреге потока.
Позор вавилонян рассвет озарял:
Сатрап, попирая царицу Востока[174],
Веками сплетенный венец обрывал!
И в рубищах девы бежали толпою,
В слезах озираясь на отческий кров,
Где жили они безмятежной душою,
Где юности светлой вкусили любовь.
Средь пышных развалин бродил я мечтами,
Смотря на извивы свободной струи.
И песней хотели. Мне славить струнами
Победы сатрапа и узы священной земли?
Нет! лучше иссохни под цепью десная
И пылкое сердце в неволе истлей,
Чем арфу порочить, душе изменяя,
И песнию слух твой лелеять, злодей!
Повесил я арфу на ветви оливы.
О Са́лем, да будет свободен в ней звук!
Когда твоей славы замолкли отзывы,
Я спас ее с жизнью от вражеских рук.
И в рабстве Евфрат небеса отражает
И гордо по нивам плененным бежит.
Так сердце певца гнев судьбы презирает
И песнию робкой врага не дарит!
<1823>

247. К НОЧИ

Приди скорей, подруга снов!
Напой меня тоски забвеньем
И обмани мою любовь
Веселым, долгим сновиденьем!
Когда же звуки милых слов
Проникнут душу умиленьем, —
Не вдруг снимай с меня покров,
Помедли тяжким пробужденьем…
<1824>

248. К НЕВЕРНОЙ

Не отравляй моей тоски
Улыбкой, ласкою притворной
И сердца снова не влеки
К мучениям любви упорной!
Невинный жар твоих ланит,
Очей веселое сиянье,—
Всё помню я, — но не слетит
Ко мне любви очарованье.
Нет, не слетит оно назад
К моей душе полузабытой:
Так оставляет аромат
Сосуд, небережно разбитый!..
<1824>

249. ГРЕЧАНКА

Зачем в руке твоей кинжал,
Дочь вдохновенного Востока?
Младые перси панцирь сжал
И кудри девы черноокой
Шелом безжалостно измял?
Тебе ли свой воздушный стан
Обременять таким нарядом?
Тебе удел природой дан —
Влечь юношей волшебным взглядом,
Их жизни прояснять туман.
Скажи: не родственная ль месть
Тебе кинжал вложила в длани?
Или твоя страдает честь,
Или ты мыслишь в бурях брани
Любви измену перенесть?
«Не изменяла мне любовь;
Ах, тяжелы судьбы удары!
Чем я жила — не при́дет вновь:
Там, над обломками Ипсары,
Дымится греческая кровь!..
Не спрашивай, где мой отец,
Где в муках мать моя изныла,
Где сердца верный первенец,—
Там, там надежд моих могила,
Ипсара — терновый венец!
Но среди бед не пал мой дух:
Мне внятен стон моей отчизны.
Он в полночь мой тревожит слух
Сквозь краткий сон печальной жизни,
Как при последнем часе друг!
Хлад северный не леденит
Утес срывающие воды —
Так цепи звук не заглушит
Не спящий в сердце глас свободы:
Месть варварам — мой твердый щит!
Прости!» — Зачем слеза в очах?
Тяжка кровавая обида?
Не унывай: на небесах
Не гаснет солнце Леонида,
И не остыл Эллады прах!
Пусть нежатся среди пиров
Похвал изысканных кумиры!
Лесть ляжет с ними в мрак гробов;
Но ты… ты достоянье лиры,
Живой посредницы веков!
1824
вернуться

173

Писано пред отъездом в деревню.

вернуться

174

Страна Иерусалимская.

87
{"b":"250441","o":1}