ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Со стапеля на дно

Мореходные качества судна

Плавучесть, остойчивость, непотопляемость, ходкость, управляемость, плавность и малые амплитуды качки — суть мореходные качества корабля. Первые три из них имеют первостепенное значение для безопасности плавания любого судна. Теряя плавучесть, корабль тонет, утратив остойчивость, он опрокидывается на бок или переворачивается вверх килем и, уже не будучи непотопляемым, теряет плавучесть...

На протяжении всей истории судостроения менялся облик корабля, менялся материал, из которого делали корабли, — на смену дереву пришло железо, а затем — сталь. Менялись средства, приводившие суда в движение, — весла и паруса заменяли паровыми машинами, потом паровыми турбинами и дизелями, газовыми турбинами и атомными энергетическими установками.

В непрерывной эволюции судостроения не оставалась неизменной и архитектура корабля. Она изменялась при появлении новых видов парусного вооружения, типов двигателей, материалов. И нередко, меняя архитектуру корабля, судостроители сталкивались с проявлением таких свойств судна, о которых ранее ничего не знали. Иногда эти новые, неведомые кораблестроителям свойства приводили к трагедии — суда тонули, иной раз унося с собой экипаж и пассажиров. Но кораблестроители в конце концов осваивались с новыми для них явлениями, доискивались до их причин, находили правильные решения, позволявшие избегать роковых последствий из-за изменений в конструкции корабля. Наибольшее число ошибок, допущенных кораблестроителями, относится к остойчивости судна — его способности возвращаться в первоначальное положение после прекращения действия силы, наклонявшей его.

В этой главе мы уже рассказали о гибели кораблей «Ройял Джордж», «Мери Роз», «Сен-Филибер» и «Принцесса Виктория». Они пошли на дно из-за потери остойчивости.

История судостроения и летописи катастроф на море оставили нам множество почти невероятных случаев, связанных с ошибками в расчетах остойчивости кораблей. И иногда такие ошибки приводили к тому, что судно погибало в первом же плавании и даже шло ко дну прямо со стапеля.

Вот несколько таких случаев, которые вошли в историю судостроения как классические.

Цена королевской прихоти

К началу XVII в. Швеция была бедной страной: ее суровая природа и скудная почва, требующая упорного труда, приносили небольшие доходы. Шведский король Густав II Адольф видел, что на Балтике развилась оживленная торговля хлебом, шедшим в Англию и Голландию из Польши и мелких немецких княжеств, лежавших к востоку от Эльбы. И подобно тому, как некогда предки шведов викинги — морские разбойники — грабили берега Европы, так и теперь шведское дворянство, превратившись в сплоченную и дисциплинированную армию, готовилось силой урвать для себя долю барышей от этой торговли, захватив все побережье Балтийского моря. В те годы при шведском дворе говорили, что другие государства ведут войну, когда у них много денег, а Швеция воюет для того, чтобы добыть деньги. Воспользовавшись «смутным временем» Московского государства, шведы захватили Ладожскую область, устья Невы и Нарвы, у Польши — Лифляндию, а также получили право сбора пошлин в Данциге, близ устья Вислы. В руках Швеции вместе с ранее принадлежавшей ей Финляндией и Эстляндией оказалось все северо-восточное побережье Балтийского моря.

Уже шел десятый год Тридцатилетней войны, и теперь Густав II Адольф захотел получить и южное побережье Балтики — Померанию, завладеть устьями больших восточноевропейских рек и собирать торговые пошлины. Для этого шведскому королю потребовался мощный военный флот. Шведы нещадно стали вырубать свои дубовые рощи. Густав II Адольф приказал главному строителю королевской верфи голландцу Хибертсону заложить кили четырех огромных кораблей.

И вот в конце 1627 г. на воду спустили флагманский корабль «Ваза», названный так в честь династии Густава II Адольфа. По тому времени это был очень большой корабль, длиной 53, шириной 12 и высотой борта 14 м, имевший три сплошные палубы. От прочих шведских кораблей он отличался особой прочностью. Достаточно сказать, что толщина его шпангоутов достигала 45,7 см и на его постройку ушло 40 акров дубового леса.

Весна и лето 1628 г. ушли на достройку и отделку судна. Король решил потрясти своих противников не только мощью своего флагманского корабля, но и его роскошью. Поэтому над отделкой «Ваза» трудились лучшие мастера европейских верфей и самые искусные резчики по дереву.

Форштевень корабля украшало четырехметровое резное позолоченное изображение льва с открытой пастью, готового к прыжку, корма с позолоченными балконами и галереями была богато украшена резными фигурами греческих и римских богов и мифических героев, борта разрисованы сотнями орнаментов.

По замыслу короля «Ваза»» должен был иметь вооружение, состоящее из 64 орудий: 48 — 24-фунтовых; 8 — 3-фунтовых; 2 — однофунтовых и 6 мортир. Все пушки были отлиты из бронзы, весили почти 80 т и располагались в три яруса по каждому борту на палубах.

Хотя в те времена еще не существовало писаных основ теории корабля, корабелы королевской верфи, произведя немудреные расчеты на основе своего предыдущего опыта и интуиции, пришли к выводу, что корабль, отвечающий требованиям его величества, будет иметь слишком высоко расположенный центр тяжести. Чтобы обладать достаточной при таком числе орудий остойчивостью, корабль должен был бы быть на два метра шире. Но Густав II Адольф не послушал строителей корабля, и число орудий осталось прежним.

Флагман был готов к испытаниям 10 августа 1628 г. Тот памятный день пришелся на воскресенье. Стояла тихая ясная погода, над заливом дул юго-восточный бриз, и море было спокойным. Время близилось к полудню, в церквах столицы кончилась заутреня, и толпы народа повалили на набережную Кастельхольмена, чтобы проводить новый корабль в первое плавание. Пестрая ликующая толпа заполнила набережную. Стокгольмцы увидели во всем королевском великолепии «Ваза», сверкающий на солнце позолотой резных украшений, яркими красками и бронзовым блеском начищенных пушек. По раскатанному на причале ковру, в окружении пышной свиты, на корабль поднялся король. Заиграла музыка. Густав II Адольф остался доволен мощью и отделкой своего флагмана. Осмотрев корабль, он сошел на берег и приказал капитану Сёфрингу Хансену выходить в море...

Выбрав якорь и отдав швартовы, «Ваза» с поставленными топселями отошел от причала. Потом корабль, расправя белоснежный наряд новых парусов, плавно двинулся в сторону острова Беккхольмен. По обычаю того времени корабль произвел из всех своих пушек салют двумя залпами. В ответ раздались залпы береговых батарей и крики «Виват! Виват! Бог хранит короля!» На какое-то мгновение корабль окутался густыми клубами порохового дыма. Когда дым унесло ветром, стоявшие на набережной люди замерли от неожиданного зрелища — внезапно корабль стал крениться на левый борт и лег мачтами на воду. Над толпой пронеслись крики ужаса... Не прошло и минуты, как на месте, где только что был корабль, виднелись лишь верхние стеньги с развевающимися на ветру парусами, штандартами и длинными цветными вымпелами. Через несколько секунд и они скрылись в свинцовых волнах Балтики, а в водовороте закружились какие-то бочки, доски и вынырнувшие люди...

Что же произошло? Произошла простая, не столь уж редкая в летописях кораблекрушений вещь. Внезапно налетевший порыв ветра накренил корабль, который не смог больше выпрямиться. Шкоты парусов, чтобы «вытряхнуть из них ветер», вовремя отдать не успели. Вода хлынула в открытые пушечные порты нижней палубы, которые до начала крена находились всего в одном метре от уровня воды. Корабль накренился еще больше, и тут, видимо, с верхнего, более высокого борта, стали срываться пушки. Наполнившись водой, «Ваза» пошел ко дну. По свидетельству очевидцев, корабль «с поднятыми парусами, флагами на мачтах и всем, что находилось на борту, затонул в течение нескольких минут». Погружаясь, он снова принял вертикальное положение и, сев на грунт, как это потом выяснили, снова повалился на бок (это было острокилевое судно).

41
{"b":"25047","o":1}