ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого слово дали, как свидетелю катастрофы, госпоже Андерсон — жене капитана «Сторстада». Она заявила, что когда вскоре после столкновения капитан Кендалл поднялся к ним на борт, он был пьян. На это заявление последовало официальное опровержение капитана Уэлша как капитана-наставника фирмы, которой принадлежала «Эмпресс оф Айрленд»: «Капитан Кендалл никогда не употреблял и не употребляет никаких спиртных напитков».

Не помогло норвежцам и заявление, сделанное вторым штурманом «Сторстада» Эйнером Реннертцем, что жена капитана Андерсена отдала доставленным на борт спасенным всю свою одежду и изрезала все судовые скатерти и шторы, чтобы хоть как-то одеть замерзших людей. Суд отметил, что это был с ее стороны благородный поступок, не имеющий отношения к столкновению.

Председатель суда лорд Мерсей объявил, что старший помощник капитана «Сторстада» Тофтенес повинен в том, что при ухудшении видимости не вызвал на мостик капитана и что без всяких видимых на то оснований изменил в тумане курс судна. В то же время Мерсей заметил в своей речи: «Было бы более благоразумным со стороны капитана Кендалла уступить дорогу „Сторстаду“.

На суде капитан Андерсон отрицал, что по его вине пробоина в борту «Эмпресс оф Айрленд» оказалась открытой для доступа воды. Теперь он заявлял, что когда суда столкнулись, он дал машине передний ход с целью удержать нос своего парохода в пробоине. Норвежец заявил, что судно Кендалла, имея передний ход, развернуло «Сторстад» таким образом, что его нос выдернулся из пробоины и форштевень даже загнулся в левую сторону.

Поведение всего экипажа лайнера во время его гибели, ставшее известным суду после опроса свидетелей, вызвало общее одобрение. Вот как об этом высказался один из многих свидетелей, пассажир первого класса англичанин Смарт: «Дисциплина на судне после столкновения была великолепной. Я никогда до этого не слышал, чтобы люди обращались друг к другу с такой нежностью, как во время этого бедствия».

Хотя заместитель министра юстиции Канады Ньюкомб официально заявил на суде: «Причина катастрофы — избыток предосторожности со стороны капитана Кендалла», виновным был признан старший помощник капитана «Сторстада» Тофтенес. Его лишили судоводительских прав на два года.

Что же касается самого «Сторстада», то канадцы его просто конфисковали. Но через несколько месяцев владельцы парохода — фирма «А/С Маритим» выкупила его за 175 000 канадских долларов и вновь назначила Андерсена и Тофтенеса на прежние должности.

Долгие годы после этой катастрофы оставались нерешенными два вопроса. Первый: чья сторона должна возместить убытки? Второй: кому первому оплачивать иск — родственникам погибших (0,5 млн. канадских долларов) или судовладельцу (2,4 млн. канадских долларов).

Норвегия категорически отказалась платить по каким-либо искам, поскольку в результате проведенного там официального расследования «Сторстад» был признан судом невиновным. Спасшиеся с «Эмпресс оф Айрленд» пассажиры не получили от судовладельцев ни цента за погибшее имущество и ценности. Для выплаты пособия сиротам, вдовам и близким родственникам погибших в Лондоне и Саутгемптоне был создан фонд пожертвований.

Сразу же после катастрофы, буквально на следующий день, к погибшему лайнеру потянулись со всех концов Америки и Европы искатели затонувших сокровищ. Они нашли его лежавшим на глубине 19 саженей (40,5 м) в 4 милях от поселка Сен-Люс, в 5 милях к востоку от мыса Фатер. Однако попытки извлечь из корпуса затонувшего лайнера серебряные слитки и ценности, принадлежавшие пассажирам, ни к чему не привели. Более того, эти попытки стоили жизни нескольким водолазам, которые заблудились и порвали свои воздушные шланги в подводных лабиринтах лайнера.

Серьезная попытка поднять ценности была сделана через 50 лет после катастрофы. Летом 1964 г. группа канадских аквалангистов-любителей в составе геолога Поля Форние, торговца Фернарда Бергерона и Анрэ-Менарда — служащего из Оттавы, который был руководителем группы, заключила договор с краеведческим музеем города Римуски и организовала на затонувший лайнер подводную экспедицию.

Они подняли судовой колокол, несколько навигационных инструментов и бронзовую табличку с надписью «Только для пассажиров первого класса».

Сейчас на Святом Лаврентии место, где на дне лежит «Эмпресс оф Айрленд», обозначено красным светящимся буем. У шоссе между поселками мыса Фатер и Римуски, близ местечка Метис-Бич, есть кладбище, где похоронены жертвы катастрофы, а в городе Торонто, на кладбище в Мон-Плезенте, воздвигнут памятник: гранитный обелиск, увенчанный крестом и короной. С 1914 г. каждую «черную пятницу» сюда приходят представители «Армии Спасения» почтить память погибших.

Столкновение «Эмпресс оф Айрленд» со «Сторстадом» — не первый и не последний случай в истории судоходства на Святом Лаврентии. Сложные условия плавания, небрежное судовождение и нарушение правил не раз приводили к столкновению, результатом которого являлась гибель одного из судов. Вот наиболее тяжелые случаи таких столкновений.

20 мая 1889 г. столкнулись, следуя полным ходом в тумане, английские лайнеры «Синтия» (2182 рег. т) и «Полинижиан» (3983 рег. т). Первый из них пошел ко дну через 5 минут. Имелись человеческие жертвы.

18 августа 1921 г. в результате столкновения затонул канадский грузовой пароход «Канэдиан Рекрут» (2403 рег. т).

18 октября 1927 г. такая же участь постигла итальянский пароход «Вулкано» (5398 рег. т), который шел с грузом зерна из Квебека. Это судно затонуло близ мыса Фатер, там, где лежит «Эмпресс оф Айрленд».

16 июня 1935 г. флагман фирмы «Канэдиан пасифик стимшип лайн» лайнер «Эмпресс оф Бритн» при выходе из залива Святого Лаврентия налетел в тумане на английский грузовой пароход «Кафиристан». Удар пришелся в носовую часть парохода. Было убито несколько моряков, на пароходе возник пожар. Судно с трудом удалось спасти.

Одно из тяжелых столкновений на Святом Лаврентии произошло 20 июля 1963 г. В 20 милях к востоку от Квебека, во время густого тумана столкнулись пароходы «Тритоника» (12 863 рег. т) и «Руно Хэд» (6100 рег. т). Первое судно пошло ко дну почти мгновенно.

Проходивший мимо английский пароход «Айриш Уиллон» спас с воды 10 человек и «Руно Хэд» — 6. Вместе с судном погибли 22 человека.

Дамоклов меч столкновения

Не будет ошибкой сказать, что злой рок столкновения преследует судоводителей на море, вероятно, с тех легендарных времен, как Сиракузский тиран Дионисий подвесил на конском волосе меч над головой Дамокла. Моряки, находясь в плавании, так же как и Дамокл, подвергаются постоянному риску — риску столкновения с другим судном.

Иногда можно услышать: «Как же суда могли столкнуться? Ведь в океане столько места!» Да, поистине, просторы морей и океанов необозримы, и там хватает места для расхождения огромных эскадр, но в отличие от сухопутных дорог морские пути не размечены линиями для движения в определенную сторону. Почти всегда курсы идущих в разных направлениях судов пересекаются. Поэтому кораблям нередко приходится изменять курс и уступать друг другу дорогу. И, как это ни парадоксально, человечество, занимаясь судоходством уже почти более пяти тысячелетий, впервые удосужилось придумать и узаконить единые международные правила предупреждения столкновений судов в море лишь в конце прошлого столетия. Во всяком случае, ни законы древнейших цивилизаций, ни летописи, ни морские кодексы далекого прошлого не содержат даже и намеков на существование у древних каких-либо правил, которые регламентировали бы расхождение двух судов при их сближении. И если в исторических хрониках мы можем встретить фактическое свидетельствование об ограничении осадки торговых судов и даже об их страховании, то едва ли кто-либо из историков будет утверждать, что имелись писаные правила для предупреждения столкновений судов в море.

Дошедшие до нашего времени источники по истории раннего средневековья позволяют нам сделать вывод о том, что тот сложный комплекс морских правил плавания, который мы сегодня именуем МППСС — Международные правила предупреждения столкновений судов в море, во времена расцвета Ганзы и морских итальянских республик сводился всего лишь к одной фразе — девизу: «Если столкновение неизбежно, ударяй другого первым». Этот своего рода неписаный закон сегодня нам кажется нелепым и просто жестоким. Однако, если мы задумаемся и попытаемся вникнуть в его сущность с точки зрения времени и условий, то обнаружим, что это правило было не лишено логики.

53
{"b":"25047","o":1}