ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вот теперь и выпить можно, — заявил Рыжие Баки.

С этими словами он взял бокал Сенатора, вылил содержимое в плевательницу, выполоскал, протер чистым носовым платком и вторично наполнил.

— Что это значит? — спросил удивленный Сенатор.

— Очень просто. Если бы мы расстались, не придя к соглашению, ты скончался бы на пути домой… или к Маленькому Яну.

— Ты хитрый парень! — сказал Сенатор, глядя на компаньона с неподдельным восхищением.

Они чокнулись.

В два часа ночи запыхавшийся Дак влетел в казино «Любимцы Фортуны» и принялся разыскивать Большого Дика. Он нашел его в особой, гостевой комнате, где Дик с шефом полиции играли в невинный безик, старинную игру, утеху наших прабабушек.

Увидев подручного в необычном состоянии (вытаращенные глаза, галстук на боку). Дик встал и вопросительно посмотрел на Дака.

— Он, — еле переводя дух, выпалил Дак, — он… проигрывает!

— Кто?

— Маэстро!

— Ты пьян?

— Посмотрите сами…

Маленького Яна Дырка в сыре поднял с постели. Задача была не из легких, так как босс прибыл домой «с полными трюмами», как выражаются моряки. Нашатырный спирт и сифон содовой вернули ему относительно человеческий образ. Маленький Ян и его подручный помчались в казино.

«Счастливый шанс» гудел, как растревоженное осиное гнездо. По прибытии Маэстро, как обычно, вокруг стола сразу выросла тесная толпа.

Маэстро поставил и, как всегда, выиграл.

Потом — о, ужас! — проиграл дважды кряду (стон!). Потом опять выиграл (гул одобрения), затем опять проиграл и стал проигрывать раз за разом. В течение часа он спустил 40 тысяч долларов.

Когда прибыли Ян и Дик, его уже не было. Свидетели катастрофы делились подробностями, одни удивленно, другие с негодованием, так как, пытаясь прокатиться на запятках чужого успеха, ставили вслед за Маэстро и, разумеется, пострадали.

В баре боссы столкнулись нос к носу: трезвый Дик и Ян, еле державшийся на ногах.

— Ну? — сказал Дик.

— Ну? — ответил Ян. — Это было просто чудовищное везение… я сам видел на своем веку подобные вещи… это ваш Сид заморочил нам голову со своей математикой…

— Нет! — визгливо закричал Дик. — Это — блеф, понимаете ли вы, толстый болван… А вы что тут? — напустился он на Дака и Дырку в сыре. — Почему не на своих местах? Где Маэстро, спрашиваю я вас?

— В гостинице, вероятно! — испуганно отвечали телохранители Маэстро.

— Чертовы олухи!

Дик и Ян вихрем ворвались в гостиницу.

— Мистер Ларгетни у себя?

— Мистер Ларгетни убыл час назад, — доложил портье.

— Ключ от номера! — завопил Ян.

В номере еще не убрали, здесь валялся обычный после постояльца мусор окурки сигар, пара пустых бутылок, старые газеты и… в туалете, в корзине с использованной бумагой, великолепная львиная шевелюра, черные очки с приделанной к ним аристократической горбинкой носа, искусно изготовленной из пластика телесного цвета.

— Эх, вы! — с презрением сказал Дик.

— Нет, это вы — «эх, вы!» — закричал Ян. — Это вы…

Часы показывали 3:30 ночи.

МЕЧ, НАКОНЕЦ, ОПУСКАЕТСЯ (ЭПИЛОГ)

И когда настала 1002-я ночь, Шахразада сказала:

— Дошло до меня, о великий царь, что Рыжие Баки и Сенатор, сговорившись, пустились в Оберлин. В ту же ночь они прибыли на аэровокзал…

— Куда, куда? — спросил падишах.

— В такое место, откуда отправляются пассажирские самолеты.

— А что такое «самолеты»?

— Это железные птицы, которые — велик Аллах! — переносятся с места на место с огромной скоростью. На такой птице они отправились в штат Охайо, не подозревая, что в этом же самолете находится профессор. Но он-то отлично знал, кто его попутчики.

Рано утром они уже были в Оберлине. Добравшись до университетского городка. Рыжие Баки и Сенатор потратили немало времени на разведку. Городок пустовал, студенты и преподаватели разъехались на каникулы. И здесь они выяснили две существенные вещи. Первое: корпус и номер квартиры, где живет Моррисон. Второе: профессор прибыл раньше их и через два с небольшим часа отбыл в неизвестном направлении. Им оставалось только почесать в затылках.

— Все же, я думаю, что складывать оружие не следует, — после долгого раздумья заявил Сенатор. — У него же должна оставаться дома эта самая, как ее… документация, какие-то данные о его секрете, записи.

— А что тебе в этих записях, если бы они и были? — ехидно заметил Рыжие Баки. — Ты ведь и простых дробей не знаешь.

— Для этого есть сведущие люди, — сказал Сенатор. — В общем, мы должны нынче ночью нанести визит. Какие-нибудь следы да обнаружатся. Университетский городок почти пуст, риск невелик…

В ту же ночь они без приглашения проникли в квартиру профессора, где не было ничего ценного, кроме книг. В комнате, где находилась личная библиотека профессора, они обнаружили десятка полтора небольших ящиков, на иных из которых было написано: «Механический конструктор», а на других «Радиотехнический конструктор для юношества».

Ящики были сложены в аккуратную пирамиду, а наверху лежала записка:

«Джентльмены удачи! Если вам требуется техническая документация, вы найдете ее на стеллаже у окна, полка 12. Это толстая книга в зеленом переплете под названием «Теория вероятностей». Там сказано все, нужно только пошевелить мозгами.

В ящиках находится то, что еще вчера было электронным мозгом…»

— Подожди! — снова прервал падишах. — А это что еще за чертовщина?

— Это, о великий государь, механический джинн, который считает со сверхъестественной быстротой. Итак: «то, что еще вчера было электронным мозгом, помогавшим мне осуществить операцию «Стипендии». Сейчас это куча мертвых деталей вместо почти мыслящего устройства, носившего красивое женское имя «Джоана». Если сможете — соберите вновь.

Искать меня — такое же бесполезное занятие, как решать задачу о квадратуре круга.

Маэстро грандиозо».

В этот самый момент Рыжие Баки и Сенатора накрыли детективы, предупрежденные о визите профессором Моррисоном.

И вот, о мой прекрасный повелитель, история о тугоухом игроке, столь удивительная, что достойна быть записана для назидания иголками в уголках глаз.

Нам остается добавить к этой истории совсем немного.

Незадолго до начала нового учебного года в газете «Оклахома геральд», а также в студенческой многотиражке появилась следующая информация:

«Лицо, пожелавшее остаться неизвестным, внесло на текущий счет Оберлинского университета весьма крупную сумму, выражающуюся шестизначной цифрой, с тем, чтобы указанная сумма была обращена на стипендии студентам. Единственное, условие, чтобы деньги были распределены под контролем комитета студентов.

Как известно, в этом году ввиду сокращения в федеральном бюджете расходов на высшее образование большое число студентов лишилось стипендий. Теперь, благодаря щедрому дару неизвестного мецената, более 200 студентов последнего курса Оберлинского университета получат возможность завершить высшее образование».

А дальше? Мы когда-нибудь расскажем об этом: как в силу не совсем обычных обстоятельств открытие профессора Моррисона стало достоянием гласности и какие чрезвычайные последствия это имело. Как нашли свою естественную кончину азартные игры (уцелела только интеллектуальная игра в бридж) и профессиональные игроки и шулеры были вынуждены переключиться на политическую деятельность. Как человечество вынуждено было довольствоваться игрой, в которую играли еще в каменном веке («Угадай, кто ударил?»), пока на основе «метода Монте-Карло» не были изобретены принципиально новые игры, в которых сперва объявляется результат, а потом уже начинается сама игра («Поросенок, вперед!», «Кувырк слева», «Курочка-ряба» и другие).

Но это, впрочем, относится уже к области чистой фантастики…

43
{"b":"250472","o":1}