ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Зачем ты купил эту глупую игрушку? — презрительно фыркнула Ванесса. — Только зря деньги потратил. Толку от нее как от козла молока.

Я пожал плечами.

— Мы ведь еще не испробовали всю программу, о которой говорится в инструкции. Вдруг что-то получится?

На следующий день я не слушал объяснения учителей, а думал только о призраках, живущих в доме Скотта. Верней, я прекрасно понимал, что их там нет. Мне было интересно, как же он выкрутится.

Мы с Ванессой подошли к его дому в половине четвертого. Он распахнул заднюю дверь, и мы вошли в кухню. Я принюхался.

— Ого, как вкусно пахнет.

— Мама жарит курицу, — сказал Скотт.

— Твои призраки любят покушать? — ехидно поинтересовалась Ванесса.

Разумеется, она пошутила. Однако Скотт принял ее слова всерьез.

— Я никогда еще не видел, как они едят. Иногда они переставляют тарелки, и мы находим их в других шкафчиках, не там, где они обычно хранятся. Но продукты никогда у нас не пропадают.

Я пристально посмотрел на Скотта. Шутит он или говорит всерьез?

Он все придумал, решил я наконец. Скотт ведь любит находиться в центре внимания.

И тут я услышал вой. Мерзкий и пронзительный.

Так могут выть только призраки. Да так близко… Так близко…

Я вздрогнул и повернулся к Ванессе. Она тоже его услышала и слегка побледнела.

Мои глаза обшарили комнату, но ничего не обнаружили. Вой послышался снова.

Пронзительный и чуть хрипловатый вой, а затем какое-то жутковатое царапанье.

Сомнений не оставалось. Так отвратительно выть способны только призраки.

Глава VII

НА ЧЕРДАКЕ

Новая порция жуткого воя ворвалась в комнату. И снова раздалось царапанье.

— Скотт, впусти кошку! — крикнула из соседней комнаты мать Скотта. — Разве ты не слышишь? Она опять царапается снаружи.

— Сейчас впущу! — ответил Скотт и побежал к двери. — Дурацкая кошка, — пробормотал он.

Я облегченно вздохнул.

Ванесса расхохоталась.

— Ты и вправду поверил, что слышишь вой призрака?

— Ты за кого меня принимаешь? Нет, конечно, — солгал я, чувствуя, что мои щеки заливает густая краска. Я всегда краснею, когда мне приходится говорить неправду.

Все-таки почему я так легко клюнул на удочку Скотта? Почему принял кошачьи вопли за вой призраков?

Вероятно, потому что мне очень хотелось в это поверить.

Мимо нас стремительно промчалась Матильда, черная кошка, и бросилась к блюдцу с водой. Из кухонной двери вышел и сам Скотт.

— Пошли. Не будем заставлять призраков ждать.

Мы прошли вслед за ним через холл к лестнице. Холл освещали тусклые бра в виде свечей. Он был длинный и сумрачный, оклеенный унылыми серыми обоями.

— Скотт, кто там с тобой? — крикнула мама Скотта.

— Спенсер и Ванесса! — крикнул он в ответ, а потом добавил с противным подвыванием: — Мы пришли на экскурсию в дом с привидениями.

— Что ты сказал? — крикнула его мать. — В какой дом?

— Она только делает вид, что ничего не понимает, — шепнул нам Скотт. — Ей не хочется, чтобы посторонние узнали про наших призраков.

— Ну да, конечно… — пробормотал я.

Деревянные ступеньки скрипели и стонали, когда мы с Ванессой поднимались вслед за Скоттом на чердак.

— Иногда я слышу поздно ночью, как по лестнице кто-то гуляет вверх и вниз, — рассказывал нам наш приятель. — А включаю свет — но никого не обнаруживаю.

Ванесса покачала головой.

— Вот это придумал, — шепнула она мне. — Здорово придумал. Он почти заставил меня поверить в его сказки! Это меня-то!

— Но не меня, — ответил я шепотом.

На верхней площадке мы остановились под люком в потолке. Скотт схватился за свисавшую вниз веревку.

— Это дверь на чердак, — объяснил он. — Думаю, именно там прячутся призраки днем, до наступления темноты.

Он потянул за веревку. Люк открылся с противным скрипом. На другой его стороне находились деревянные ступеньки.

— Осторожней, — предупредил Скотт. — Некоторые из ступенек гнилые.

Я стал медленно и осторожно подниматься наверх. Лестница оказалась очень крутая, перил на ней не было.

Добравшись до середины, я обернулся к Скотту.

— Так ты говоришь, что мы увидим там призраков?

Он мрачно и торжественно кивнул.

— Они не пугливые. Нас не испугаются. Им наплевать, видим мы их или нет.

Одолев остальные ступеньки, я подождал Ванессу и Скотта. Чердак оказался длинным, с низким потолком. Одно большое помещение, загибавшееся вправо под прямым углом.

Единственное окно покрывал толстый слой пыли. Сквозь него проникали оранжевые солнечные лучи, но они освещали лишь малую часть чердака. Все остальное скрывалось в тени.

Я несколько раз моргнул, чтобы мои глаза приспособились к странному освещению. Чердак был завален картонками, стопками журналов и книг, сломанной мебелью. Стулья и кресла были закутаны в простыни, словно карнавальные привидения.

С потолка свисали сети паутины. У стены стояли чьи-то фотографические портреты в рамках. Бумага на них пожелтела и потрескалась.

С одной из фотографий на нас смотрел странного вида мальчик в черной шапочке. Под его печальными глазами лежали темные круги. Лицо сморщилось, будто увядшая слива. Он больше напоминал больную обезьянку, чем мальчика.

— Это ты в детстве? — в шутку спросила Ванесса.

Скотт поднес палец к губам.

— Тише. Вы хотите увидеть призрак или нет?

Мы уже прошли освещенный участок и теперь нас окружал полумрак. Под ногами лежал толстый слой пыли. Я споткнулся о маленький столик, но успел его поймать, прежде чем он опрокинулся.

Мы повернули за угол. Я щурился и с трудом различал, что меня окружает. В этой части чердака оказалось совсем темно.

Скотт дернул за шнур. Под потолком зажглась слабая лампочка.

В ее тусклом свете я увидел старое кресло-качалку со сломанными подлокотниками. Возле кресла лежали часы в деревянном футляре и какие-то тарелки.

Потом…

Потом…

Мы с Ванессой увидели ее одновременно. Возле задней стенки, занавешенной какой-то тканью, стояла старуха — ужасно бледная, как настоящий призрак. Ее старинная одежда давным-давно выцвела. Сделалась бесцветной. Совершенно бесцветной.

У меня отвисла челюсть. Из горла неожиданно вырвался какой-то жалкий писк.

Ванесса испуганно схватила меня за руку.

— Оказывается, Скотт не шутил! — прошептала она.

Глава VIII

СТАРУХА-МАНЕКЕН

Я судорожно сглотнул. Неужели передо мной и в самом деле призрак? Старуха смотрела на нас остекленелыми глазами. Впрочем, не на нас, а куда-то дальше. Словно видела что-то интересное за нашими спинами.

Она стояла неподвижно, пряча свои руки в складках длинной старомодной юбки. Выцветшая блузка была покрыта пятнами и разорвана в нескольких местах. Голову украшала ветхая шляпа, которая когда-то была бежевой.

— Я… я все равно не верю, — пробормотал я и тут же понял, что весь дрожу.

— Нет, подождите, — внезапно заявила Ванесса и приблизилась к старухе на несколько шагов.

— Не надо! Стой! — Скотт схватил ее за руку. — Не подходи близко. Вдруг она разозлится!

Ванесса вырвалась и подошла еще ближе.

— Стой! — воскликнул Скотт.

Слишком поздно. Ванесса подошла вплотную к старухе-призраку — и сняла с нее голову.

— Ой! — вырвалось у меня.

— Это… это манекен?

Девочка расхохоталась.

— Долго же ты соображаешь, Спенсер! — заявила она с насмешкой. — Я с первого взгляда догадалась, что Скотт нас разыгрывает.

Скотт тоже ржал, довольный своим розыгрышем.

— Ты такой впечатлительный, приятель! Видел бы ты свое лицо, сам бы обхохотался!

Взяв из рук Ванессы деревянную голову, он снова водрузил ее на туловище.

— Вообще-то, этот старый манекен, точней, его туловище, мои родители обнаружили тут на чердаке, когда мы переехали в этот дом. Раньше на таких манекенах портнихи примеряли платья и все такое прочее. Пару лет назад, перед Хеллоуином, мой отец приладил к нему голову.

4
{"b":"250485","o":1}