ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужской клуб без соплей. Книга, которую мудрые жены дарят мужьям
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Безнадежные войны. Директор самой секретной спецслужбы Израиля рассказывает
Почти нормальная семья
Тренажер памяти
Спасти или уничтожить
Лекарственные средства в педиатрии. Популярный справочник
Жизнь, которую мы потеряли
Оно

– Да, я этого боюсь.

Бен почувствовал приятное возбуждение, как будто сделал шаг в сторону будущей победы.

– А Энакин не боялся. Ты – не он.

– Тихо. Я протестирую программное обеспечение этой штуки.

В голове дроида открылся проём на том месте, где у человека был бы рот. Дроид затолкал туда камеру и закрыл проём.

– Эй! Ты что делаешь?

– Использую интерфейс Силы моего компьютерного оборудования, чтобы протестировать программу камеры.

– Сила тут не при чём, дурак. Ты сам понимаешь, что сделал? Ты засунул мою камеру себе в голову!

– Ты с ума сошёл.

Ротовой проём дроида опять открылся, и голокамера вновь оказалась в его руке. Рука дёрнулась, и вдруг камера вновь полетела к Бену. Тот поймал её.

– Ну и?

– Это действительно не оружие. И в программе нет ничего, не соответствующего стандартному назначению камеры.

Бен поднял камеру, подождал, не вырвет ли дроид опять её у него из рук своими магнитными полями, и начал запись.

– Сделай одолжение, – попросил он. – Помаши ручкой. Как на каникулах. Хочешь передать что-нибудь родителям? Скажи что-нибудь.

– Хорошая мысль, – дроид неловко помахал рукой. – Дорогие мама и папа. Работа тяжёлая, но мне нравится. Надеюсь скоро вас увидеть, – он помедлил. – Ну, как?

– Неплохо.

Бен всё больше беспокоился. Слова дроида, столь подходящие для любого подростка, разлучённого с родителями, оставили в душе Бена неприятный осадок. Он остановил запись и протянул камеру дроиду.

– Теперь взгляни сам на запись.

Камера вырвалась из его пальцев и метнулась в руку дроида. Тот опять засунул её в ротовую полость. Бен ждал. Снаружи раздались голоса и зазвенело устанавливаемое оборудование. Кроме этого Бен слышал лишь своё дыхание и гул электрооборудования в комнате.

– Это ложь, – изрёк дроид.

– Ты сам осматривал камеру. Ты сам сказал, что там самая обычная программа.

– Я что-то пропустил.

– Ничего ты не пропустил, и сам это знаешь. Эта голокамера тупее мышедроида. Она ничего не может от тебя скрыть.

Дроид выпрямил верхнюю часть тела, будто опять перевёл взгляд на Бена. Мальчик мог поклясться, что он как будто поник. Слёзы брызнули у Бена из глаз, но он вытер их.

– Мне так жаль, – всхлипнул он. – Но это правда. Ты дроид, и тебя запрограммировали думать, что ты – Энакин Соло. Но если бы ты действительно был Энакином, ты бы помог мне уничтожить станцию, так как те, кто тебя создал, могут использовать её в качестве оружия и уничтожать ей целые звёзды.

– А как ты собирался меня уничтожить?

– Я пришёл не затем, чтобы тебя уничтожать. Я пришёл уничтожить станцию. Я могу послать из комнаты импульс, который разрушит станцию.

– И убьёт всех на борту.

– Нет, сначала подаётся сигнал тревоги, а потом система будет ждать десять минут.

– Десять минут? – в голосе дроида звучала обида. – Неужели ты думаешь, что на такой большой станции всем хватит десяти минут, чтобы сбежать на спасательных капсулах?

– Это не я придумал, – виновато пожал плечами Бен.

– Дай мне коды.

Бен достал из сумки карточку. Потом, спохватившись, он вынул также другие карточки, которые бы включили самоуничтожение или остановку с других центров управления станции. Дроид выхватил их у него из рук своими магнитными полями. Через секунду карточки оказались в ротовой полости.

– Анализирую, – объявил дроид упавшим голосом. – Ох, я знаю, где этот интерфейс. Но я думал, что это конфетный автомат.

– Но это… не так.

– Придётся мне на многое взглянуть другими глазами. Эти команды… нет. Я не буду просто так отнимать у других жизнь.

– Просто так? Подумай, что произойдёт, если ты этого не сделаешь!

– Ты прав. Кто-то всё равно умрёт: они или я, я или они.

– Ты не умрёшь. Ты же дроид. Ты не можешь умереть.

Дроид вдруг угрожающе склонился над ним.

– Если я это сделаю, моё существование прекратится и больше никогда не восстановится. Скажи мне, что это не смерть. Давай, скажи это снова.

– Мне жаль, – Бен пристыженно отвернулся от дроида.

Тот опять принял первоначальное положение.

– Анализирую программу, – сказал он отрешённым почти механическим голосом. – Обход системы безопасности. Коды доступа. Эй, а это просто замечательно!

– Над этим работали наши лучшие шпионы, – рассеянно заметил Бен.

Стук и голоса снаружи уже были громче. Он услышал жужжание, и дверь поднялась на сантиметр над полом.

– Я вижу места, где никогда не был, подключаюсь к камерам, ранее недоступным, – дроид поднял голову и указал на потолок. – Смотри, вот я, – его голос стал мечтательным. – Есть места, где ещё сохранилась старые системы. Такие старые. Прекрасная инженерная работа. Я почти могу… туда проникнуть… – он разочарованно вздохнул. – Не пускают.

– Времени почти не остаётся, – напомнил Бен. – Что будешь делать, Энакин?

– Я же не Энакин, так?

– Ты… Энакин, но не Энакин Соло.

– Энакин Сал-Соло, – дроид засмеялся, но без юмора. – Отпрыск Тракена. Вот я кто!

Бен вдруг почувствовал, что падает. Он упал на пол и с опаской поднял взгляд на дроида.

– Я не буду уничтожать эту станцию, – сказал дроид. – Если бы ты чувствовал её так же, как и я, чувствовал её жизнь и скрытые в ней знания. Но я не дам отцу и его друзьям её использовать. Видимо, это означает, что мне придётся умереть.

– Мне жаль, – ответил Бен.

Так оно и было. Он не мог воспринимать дроида, как своего двоюродного брата, но вдруг понял, что относится к нему, как к живому: и уважительно.

– Вот оно, прямо на интерфейсе программы человеческой сущности, – сказал дроид. – Код, замыкающий управление станцией на Энакине Соло. Устанавливаю процедуру, меняющую представление станции об Энакине Соло. И ещё одна программа, которая сотрёт мою память со всеми запасными копиями. Без этих… файлов… вряд ли они исправят то, что я сделал.

Дверь вдруг поднялась на метр над полом. Не поворачиваясь, дроид махнул рукой, и она опять захлопнулась с такой силой, что вся перекосилась. До Бена донеслись тревожные и гневные крики снаружи.

– А вот и мой код, моя программа, – продолжал дроид. – Все защиты и барьеры на месте. Избавимся от них, – он с большим облегчением вздохнул. – Вот и всё. Смерть больше не страшна. Сделай три шага вправо.

Бен не сразу сообразил, что дроид обращается к нему. Он повиновался. Световой меч вылетел к нему из руки дроида. Бен поймал оружие в воздухе.

– Прямо под тобой находится неохраняемая комната, – сообщил дроид. – Она ведёт в коридор, идущий параллельно внешнему. Тебе пора отсюда.

– Спасибо.

У Бена онемело всё тело. Он включил световой меч и вонзил его в пол. Пошёл дым. Бен медленно вырезал в полу круг.

– Я всё равно включу сигнал эвакуации, – сказал дроид. – И знаешь почему?

– Почему?

– Потому что смешно смотреть, как люди бегают в разные стороны, – дроид опять засмеялся, теперь уже с юмором. – Разве это будет плохая смерть: без боли, а люди будут совершать глупости, как в голокомедии?

– Да, неплохо.

Бен почти дорезал круг. Лезвие меча зашипело ещё громче, когда на него упали слёзы, отчего к дыму примешались маленькие облачка пара.

***

Джейсен догнал Тракена на перекрёстке коридоров. Возле длинной стены располагались два блестящих серебристых диска более метра в диаметре, утопленные в пол. В двадцати сантиметрах над ними из потолка выходили прозрачные трубки, которые были похожи на аварийные выходы, но никаких лестниц к ним не было. Тракен как раз подбирался к панели управления, когда Джейсен отбросил его к стене, ударив Силой. Мужчина отлетел прочь, и, сильно ударившись, рухнул на колени на один из серебристых дисков. Джейсен приставил к его подбородку сияющее остриё светового меча. От жара кончик бороды Тракена почернел.

– Похоже, твоя взяла, – замерев на месте, тяжело дыша, сказал Тракен.

37
{"b":"250493","o":1}