ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ж, очевидно, что наш взнос в вооружённые силы Альянса должен будет уменьшиться на сумму, эквивалентную затратам на содержание нашего флота. И этот флот в случае необходимости может привлекаться к военным операциям Альянса.

– Не приемлемо. Финансирование вооружённых сил Альянса должно быть приоритетным.

На этой стадии Хэн отвлёкся. Он предположил, что два дипломата, вероятно, обсуждают свои позиции по спорному вопросу с ошеломляющей для политических кругов скоростью – в противном случае он бы утратил интерес к дискуссии ещё раньше. Однако поток слов уже достиг критической отметки и больше концентрироваться на разговоре Хэн не мог.

Сейчас он оглядывал одного за другим присутствующих за столом, пытаясь собрать о них ту информацию, которую мог дать ему его опыт игрока в сабакк.

Наиболее интересными объектами для изучения были Саксан и Пеллеон. Каждый из них был внимателен, энергичен и очевидно непоколебим в отношении своей позиции в споре. Однако им придётся прийти к какому-либо соглашению на данной конференции, или проиграют обе стороны – война являлась неудовлетворительным результатом. Значит, за внешней твёрдостью обоих скрывалась и способность проявить гибкость в переговорах. Вопрос состоял лишь в том, когда и при каких обстоятельствах эта гибкость будет проявлена.

Лея внимательно следила за обсуждением, хотя Хэн заметил, что каждый раз, когда выдвигалось очередное провокационное заявление, она наблюдала за реакцией не Саксан или Пеллеона, а главного советника или другого политика.

Люк был безмятежен, почти в состоянии медитации. "Нет", поправил себя Хэн. Люк был спокоен, но не безмятежен. В его поведении всё-таки была видна слабая тень тревоги. Ситуация с "тем, кто не существует", очевидно, продолжала беспокоить его.

Она беспокоила и Хэна. Люк мог видеть вещи, которые не был способен видеть Хэн. Если и было то, что не мог видеть Люк, то, скорее всего, это не могло бы увидеть ни одно живое существо в галактике.

За исключением… Хэн посмотрел на своего сына. Джейсен, так же как и Лея, старательно следил за дискуссией, но также время от времени он отвлекался от неё и пристально смотрел в направлении, которое всегда казалось случайным. Хэн предположил, что Джейсен, с его опытом различных необычных аспектов Силы, заглядывал туда, куда больше никто не чувствовал необходимость смотреть.

Возможно, он мог видеть то, что не смог бы разглядеть даже Люк.

Хэн решил, что попозже нужно будет с ним поговорить.

Первое заседание с участием Пеллеона и Саксан длилось четыре часа. В итоге дипломаты договорились на сегодня прерваться и продолжить обсуждение следующим утром по времени станции.

Представители и их советники обнаружили, что их всех поселили вдоль одного перехода "Жилого модуля Нарсакк", в апартаментах, из которых открывался наилучший вид на звёзды и на луну Ронэй. Переход назывался "Путь Каллебарта". В каждом конце 275-метрового коридора, а также в местах, где он пересекался с поперечными проходами, были организованы посты безопасности.

Делегации Галактического Альянса был отведён конец коридора, обращённый в сторону вращения станции; право на эти, рассматриваемые как немного лучшие, апартаменты было отспорено для Альянса на том основании, что он оплачивает проведение конференции. Кореллианская делегация разместилась в противоположном конце коридора. Помещения джедаев находились в середине. Многие номера между апартаментами делегаций оставались незанятыми, переходы, находившиеся выше и ниже ‹Пути Каллебарта› были запечатаны, а все номера там были заперты, чтобы предотвратить нападение диверсантов на делегации с верхних или нижних уровней модуля.

Через несколько часов после перерыва первого заседания, все ещё бодрствовавший Хэн уселся на диван, установленный перед самым большим обзорным окном апартаментов Соло – огромной по площади, непрозрачной для излучения транстпаристали длиной пятнадцать метров и в высоту пять. Сейчас модуль был ориентирован в открытый космос, но вид поля звёзд был слегка испорчен присутствием всего в километре от модуля фрегата Альянса "Огненный Рог", обеспечивавшего безопасность. Фрегат не был неподвижен; он следовал за населённым ребром "Жилого модуля Нарсакк" со скоростью вращения станции, и, с точки обзора Хэна, казался зависшим в одном и том же месте за окном.

– Думаю, у нас номер в самом центре, – прокомментировал Хэн. – Случай или план?

– План, – ответила Лея. Она сидела в кресле, расположенном двумя шагами ближе к окну. – Хотя Гранд-мастером ордена является Люк, самыми нейтральными из всех присутствующих, не считая охраны станции "Ториаз", считаемся мы двое, из-за наших… хм… исключительных обстоятельств. Поэтому нас впихнули в самую середину.

Хэн пожал плечами.

– Тем не менее, вид отличный, – он обернулся к Джейсену, сидевшему в другом конце дивана. – Итак?

Сын выглядел задумчивым.

– Мне не нравится вся эта чепуха о "враге, который не существует".

– Мне тоже, – сказал Хэн. – И твоей матери.

– Может и так, но я подозреваю, что у нас различные причины для этого.

– Джейсен виновато посмотрел на Лею. – С тех пор, как об этом начал говорить папа, я смотрел. Ощущал. Всматривался в будущее и прошлое до предела своих возможностей.

Лея кивнула.

– И?

– И ничего. Я не вижу и не чувствую ничего подобного, – он нахмурился. – Есть очень слабое присутствие женщины, которое чувствуется как враждебное, злое. В нём есть определённый привкус Силы. Но оно настолько слабое, что не должно относиться к тому, что находится здесь и сейчас. Это может быть остаток присутствия, имевшего место годы или десятилетия назад. Это могло вообще относиться к доимперским временам.

– А не может ли это быть адепт Силы, которая находится здесь и сейчас, и использует свои способности, чтобы скрыть своё присутствие? – спросила Лея.

Джейсен кивнул.

– Может.

– Тогда почему эта женщина не может быть "врагом, который не существует", которого видел Люк, и использовать свои способности, чтобы изменить представление о её половой принадлежности и тем самым, возможно, обмануть Люка?

Джейсен улыбнулся.

– Мама, это не имеет смысла. Во-первых, если бы я мог засечь то присутствие, которое ощущает дядя Люк, тогда наши ощущения должны были быть похожи, по крайней мере, вначале. Если этот враг для него ощущается мужчиной, так же он должен ощущаться и мной. Во-вторых, и я думаю, это самое важное: почему дядя Люк не упомянул то присутствие женщины, которое заметил я? Он вообще его не ощутил, или же пропустил, поскольку оно не является таким сильным или назойливым, как его ‹враг, который не существует? – он сделал глубокий вдох.

– Мама, я думаю, дядя Люк пропускает много информации и предчувствий, которые, возможно, получает, просто потому, что они не соответствуют тому, во что он верит. Он не оценил моё предположение, что кореллианцы не сдадутся так быстро, как считал Альянс, и посмотри, что получилось. А сейчас он носится с этой своей теорией о туманном враге, и ничем другим, похоже, его не пробрать.

– Я знаю, что он не изучал все те скрытые дисциплины Силы, которыми занимался ты, – сказал Лея, – но это не значит, что он ошибается. Не стоит игнорировать его мнение.

– И моё – тоже, – тон Джейсена был резче, чем ему бы хотелось. Следующие слова он произнёс более мягко, – Я не хотел говорить так сердито…

– Но ты сердишься, – сказала мать.

– Возможно. Но мою точку зрения все же стоит выслушать. Дяде Люку пришлось в одиночку заботиться о выживании всего ордена джедаев в течение долгих лет. Он подвергался испытаниям, которые не приходилось выдерживать ни одному джедаю в истории. После сорока лет, наполненных такими событиями, он, возможно, просто устал.

– Я в этом сомневаюсь, – сказала Лея. – Джейсен, то, как он прожил жизнь и изучал Силу – это один путь к знанию. Твой путь – другой. Неужели ты правда думаешь, что твой путь лучше?

47
{"b":"250493","o":1}