ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не допустили? – вскинула бровь Лея. – Как можно вас куда-то не допустить?

– Назначив на то же самое время разрешение более неотложных вопросов, требующих моего участия, – помрачнел Тепплер. – После гибели Эйдель и брата, учитывая, что я так и не дал себе труда организовать кружок верных и надёжных товарищей-заговорщиков, доверять мне больше некому. И это прекрасно известно моим политическим противникам. Я идеален в качестве подставного лица – несчастен и неуверен. А потом меня настигло послание Эйдель, и я узнал, что самый неподкупный в истории кореллианец прибывает сюда тайком и готов рискнуть своим домом и добрыми отношениями с властями, лишь бы люди сохранили жизни, а его родина – свою целостность…

Хэн почувствовал, что на его лицо медленно наползает выражение глубочайшего шока.

– Неподкупный? Это с каких пор я неподкупный?

Лея усмехнулась.

– Всё твоя гордыня, дорогой. Ну не даёт тебе согласиться на какой-никакой подкуп.

– Эй! Контрабандисту?

– Бывшему контрабандисту, – Лея снова обратила своё внимание на Тепплера, при этом разом посерьёзнев. – Вы хотите, чтобы мы шпионили для вас.

– Да. Это будет сверхсекретное военное совещание. На нём, как предполагается, будет обсуждаться разгром сил Альянса у Тралуса.

Лея нахмурилась.

– А почему вы решили, будто я утаю от альянсовского командования подслушанные нами планы?

Премьер-министр воззрился на неё с тоской.

– Потому что вы не хуже меня знаете, что никакой мирной инициативы не будет, пока Галактический Альянс не отбросят от Тралуса. Переговоры об эвакуации ни к чему не приведут, как не привели раньше. Просто отступить Альянс тоже не может, поскольку это приведёт к потере лица – и даже более некрасивой, чем если бы их отбросили с боем – ведь это будет означать, что они признали себя неправыми. А кореллианцы и не подумают о мирном урегулировании, пока Тралус не будет освобождён от оккупации.

Лицо его из тоскливого стало совсем скорбным.

– Мира не будет, пока война не выдавит Галактический Альянс из нашей системы, и вы это знаете. А если вы расскажете руководству Альянса о наших планах, его не выдавит уже ничто. Вот так всё просто.

В течение бесконечно долгого мгновения Лея молчала. Наконец она произнесла:

– Недооценила я вас, премьер-министр. Вы расчётливей, чем можно было подумать.

– Ну а как же? – жалко улыбнулся тот. – Если на то пошло, я уже прикидывал, буду ли рад тому, что со мной сделают пришедшие за мной наёмные убийцы или палачи военного трибунала, – он пожал плечами. – На данный момент я уверен только в верности четырёх ОЮВ-дроидов, которых брат запрограммировал на мою охрану. Я питаю надежду, что после совещания вы дадите мне знать о ком-то ещё, кому можно доверять. Или хотя бы подтвердите предательство тех, кого я и так уже подозреваю. Было бы познавательно.

– Посмотрим, – сказал Хэн. – Давайте понаблюдаем за вашим междусобойчиком, а там решим, что дальше делать.

– Большего я не мог и просить, – Тепплер поднялся с места, и Соло поднялись вслед за ним. – Дроиды вернутся за вами, как только выдастся удобный момент, чтобы проскользнуть незаметно. До тех пор тонировка окна и темнота не позволят увидеть вас из нижней залы.

– То есть баловаться светом нам запрещено, – бесстрастно заметил Хэн.

Тепплер замер на мгновение, а потом слегка улыбнулся.

– Именно так.

***

Стоило ей оказаться в квартире Тракена у компьютера, и за три минуты Мара взломала все защитные системы.

Сначала шла органическая идентификация. С помощью дозатора Мара выдавила одну каплю крови Тракена на сенсорную иглу, торчащую из консоли. Кровь, сданная им на обычном осмотре у доктора, позже была перекуплена – тайно и за непомерную цену – разведслужбой Галактического Альянса. Далее шла проверка отпечатков. Прозрачные, практически неосязаемые перчатки на руках Мары были покрыты нужным рисунком и выдерживали ещё и не такие проверки.

Третьим пунктом шло визуальное подтверждение. Компьютер ещё не успел перейти к этой стадии проверки, а Мара уже запустила компактный сканер-проектор, который считал её черты, обработал, и навесил поверх её лица трёхмерное изображение Тракена Сал-Соло. Живой глаз такой уловкой не обмануть – лицо Тракена светилось, что в тёмной комнате было особенно заметно. Но датчик компьютера признал изображение.

После всего этого оставалось только ввести правильный пароль. Что и удалось Маре с третьей попытки.

Через плечо заглянула Таю и поинтересовалась:

– И что это было?

– Имя одной из его любовниц, – тряхнула головой Мара, поражаясь очевидности выбора кодового слова. – Ну что, поехали.

И они поехали, попутно сгружая всё, что попадалось на пути, на свой инфопланшет. Впрочем, собрать удалось немного.

– Он явно переправляет все файлы и отчёты в системные хранилища правительства, – пожаловалась Мара. – Какой аккуратный. А нам тут мучиться.

– Значит, всё напрасно? – маска джедайской сдержанности на мгновение подвела Таю. – Все эти дни, когда мне приходилось есть ужасную острую кореллианскую еду?

Мара хмыкнула.

– Ну, так уж и напрасно. Нужно же оглядеться на местности.

Она раскрыла защитные протоколы и коды, которые впоследствии помогут ей беспрепятственно входить и выходить в это здание – до тех пор, пока не будут сменены, конечно же. Нашла плохо зашифрованную персональную информацию, главным образом содержащую компромат на своих же товарищей-агентов, на граждан и на мелких правительственных чиновников, помещённую в местную сеть оперативниками службы безопасности.

А затем нашлось и то, зачем она сюда пришла: входящее сообщение, полученное несколько дней назад.

– "Главе государства Тракену Сал-Соло, Кореллия, со всем подобающим уважением", – прочитала Мара. – "Позвольте начать наше сотрудничество с принесения даров. Даров познания: предстоящая встреча между делегациями Галактического Альянса и Кореллии будет проведена на станции Ториаз в системе Куата". Ну что ж, здесь они не ошиблись.

– Кто это был? – спросила Таю.

– "К сожалению, подарок этот мало полезен, поскольку охрана станции будет усилена. Но, к счастью, на этот счёт у меня тоже есть сведения. Я могу предоставить детальное описание передвижения делегатов в каждый момент времени, а также меры предосторожности, предпринятые для их охраны на протяжении всего их пребывания здесь".

– Здесь, – проговорила Таю. – Значит, этот некто к тому моменту был на станции.

– Не обязательно. Оборот может быть надуманным, как раз для того, чтобы убедить в этом Тракена. "Если вас интересует эта информация, свяжитесь со мной через Голонет на частоте, приведённой ниже, в указанные там часы. Уровень шифрования – стандартный, в качестве ключа к шифру примените содержание следующего за этим сообщения". Далее следует время и частота.

– И никакой подписи?

– Никакой подписи, – Мара просмотрела список файлов, пытаясь отыскать в нём сообщение с сопоставимыми характеристиками. – Не вижу здесь никакого сообщения с ключом шифрования. Наверно, его передали другим способом.

– Я не чувствую враждебности к отправителю.

– Совсем? – удивлённо вскинула глаза Мара.

– Совсем. Так что могу со спокойной совестью убить его, да?

Мара усмехнулась.

– Самообман никого не доводил до добра, Таю.

– Кроме случаев, когда он по-доброму смешил мастера-джедая.

– Да… что правда, то правда.

Таю успокоилась.

– Но тот факт, что Тракен получил послание, не означает, что он выкупил предложенную информацию. Из этого не следует с необходимостью, что он повинен в нападении.

– Нет, следует. Вне зависимости от того, получил ли он второе сообщение, и посылал ли убийц. Утаивание первого сообщения от СБК и премьер-министра Саксан – само по себе преступление, измена. Так что, нанял ли он убийц, или просто умолчал об известной ему информации – всё равно он частично виноват в смерти Саксан и в той неразберихе, которая обрушилась на нас.

61
{"b":"250493","o":1}