ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне кажется… – Хэн запнулся и оглядел стол. Глаза присутствующих были устремлены на него. Он ткнул вилкой в последний кусок спайслофа на тарелке и торопливо проглотил его. – Мне кажется, я наелся. Пойду помою посуду.

– Пожалуйста, – произнесла Лея.

Хэн встал и забрал тарелку с приборами. Когда кухонная дверь за ним закрылась, Мара спросила:

– Он в порядке?

Лея пожала плечами и пригубила вина:

– Чем больше накалялись отношения между Кореллией и Галактическим Альянсом, тем труднее становилось с Хэном. С одной стороны, его страшно раздражает, что его собственный двоюродный брат является главой государства Кореллии и играет в скользкие политические игры. С другой стороны, после войны с юужан-вонгами Хэн больше не верит ни в какое межпланетное правительство. А после гибели Энакина… – она умолкла и с сожалением посмотрела на Люка.

Скайуокер откинулся на спинку стула. Несколько лет назад, в самый разгар войны с юужан-вонгами, младший сын Хэна и Леи, Энакин Соло, названный в честь деда, повёл группу джедаев на задание на планету юужан-вонгов. Тогда они уничтожили королеву воксинов и пресекли дальнейшее появление чудовищ, чувствительных к Силе и убивающих джедаев. На этом задании Энакин погиб. Люк, хоть и неохотно, с сожалением, но дал согласие на проведение этого задания.

– После гибели Энакина, – произнёс Люк, – Хэн потерял веру и в Орден джедаев. Так ведь?

– Странно это всё, – покачала головой Лея. – Он доверяет тебе, старому другу Люку, а мастеру Скайуокеру, главе Ордена джедаев – нет, – она вновь улыбнулась. – Да и не слишком-то разговоришься о джедаях, когда все в семье джедаи.

Джейсен тоже улыбнулся и поднял бокал в сторону кухонной двери.

– Выпьем за иронию, отец.

Глава 4

Джейсен, Лея и Мара отдыхали в гостиной. На кухне Хэн, загнав себя в добровольную ссылку, тиранил С-3ПО с мойкой посуды. Люк находился один в закрытой комнате связи, позаимствовав оборудование четы Соло для официальных деловых переговоров. Бен и Р2-Д2 на балконе играли в шумную, но бескровную голоигру. Джейна и Зекк тоже были на балконе, но, судя по очертаниям силуэтов, стояли у перил и наблюдали за движением в ночном небе.

– Бен стал более открытым, – заметила Мара. – Он начал доверять другим.

Её слова, обращённые к Джейсену, звучали одновременно вопросом и утверждением. Тот задумчиво кивнул и потянул вино из бокала.

– Да, похоже на то. Он начинает понимать Силу… и людей. А если он относится ко всему этому с капелькой подозрения, то для него это к лучшему. Медленно и осторожно, но он идёт вперёд. Вряд ли он поддастся искушениям тёмной стороны… даже и под действием подростковых гормональных изменений.

Во время войны с юужан-вонгами Бен был ещё ребёнком. Уже тогда он проникся страхом и подозрением в отношении Силы и избегал её, даже несмотря на все унаследованные способности. Только в качестве неофициального ученика Джейсена он начал преодолевать детские эмоциональные травмы.

Мара вздоргнула.

– Не упоминай здесь о подростковых гормональных изменениях.

– Ещё не готова стать бабушкой? – фыркнула Лея.

– Сначала брошусь на собственный световой меч.

– А я, кажется, готова, – улыбнулась Лея. – Похоже, я стану вредной бабушкой, подающей внукам дурной пример, – она обернулась к Джейсену. – Сколько мне ещё ждать?

Тот предостерегающе на неё посмотрел.

– Если пытаешься меня смутить, то ты говоришь в неработающий комлинк.

– Нет, я лишь пытаюсь узнать, что меня ждёт.

– Тогда лучше спроси Джейну.

– А она сказала спросить тебя, – Лея наигранно расстроилась.

– Тогда Зекка. Уверен, он уже всё рассчитал. Только Джейне не сказал.

– Мне нужно придумать подходящее наказание для Хэна, – Лея покачала головой, склонившись над бокалом. – За то, что у наших детей острые языки и напрочь отсутствуют манеры.

– Если отбросить все шутки, я тебе очень благодарна, Джейсен, – заметила Мара. – Бен изменился к лучшему. Я несколько лет боялась, что он не сможет совладать с собой, с наследием джедая, со всем тем, от чего ему никогда не убежать. Ты наглядно показал, что я могу не беспокоиться.

– Без проблем. Хотя, как говорит мама, мне нужно придумать для тебя подходящее наказание.

– Ты о чём? – удивилась Мара.

– Ну, если, как говорит мама, острый язык и отсутствие манер у детей Соло досталось им от отца, это означает, что эти способности явно не от семьи Скайуокеров. Правильно? Тогда язык и манеры Бена явно достались ему от тебя. Придётся мне придумать подходящий способ мести.

Мара ухмыльнулась. К ней вернулось хорошее настроение. Она погладила световой меч на поясе.

– У тебя есть любимый протезист? Могу заказать тебе протез заранее.

– Джейсен, – Люк вошёл в гостиную из коридора, ведущего к комнате связи. – Мы могли бы поговорить?

– Конечно, – Джейсен встал.

Всем было хорошо известно, что простая просьба "Мы могли бы поговорить?" при этих обстоятельствах означает "Пора поговорить о делах".

Они вышли в дверь, которую Хэн и Лея не так давно намеревались прикрывать бластерным огнём. Через полутёмный коридор они прошли к огромной двери, которая временами вибрировала. Из-за неё доносился приглушённый гул и рёв корускантского ночного движения. При их приближении дверь поднялась, и снаружи предстал водоворот цветов: бегущие огни проносящихся мимо кораблей – от двухместных спидеров до небольших неуклюжих фрахтовиков. В нескольких метрах от подвесного тротуара за дверью пролегала колея воздушного сообщения.

Когда дверь за ними закрылась, они на мгновение остановились у перил и глянули с высоты двухсотого этажа на землю Корусканта. В ночное время, хотя окна всех этажей между ними и землёй горели, равно как и рекламные щиты, поверхность планеты казалась слишком далёкой, чтобы её можно было рассмотреть.

Ребёнком Джейсен однажды заблудился на нижнем уровне Корусканта вместе с Джейной. Он не боялся глубины. Даже сейчас, через почти двадцать лет, это место казалось ему таинственным и притягательным.

Но это был уже не Корускант его детства. Вонговская формовка преобразила в юужан-вонговском духе многое. Сейчас, по прошествии многих лет, огромные магистрали, которые раньше простирались от полюса до полюса, оставались ночью тёмными, кишащими фауной, а на земле и под землёй водились ползающие и скользящие твари, завезённые юужан-вонгами. Многие из таких существ были смертельно опасны.

И всё же с этой высоты трудно было разглядеть напоминания о поражении Корусканта и Новой Республики. Отсюда планета казалась такой, какая она была в те дни – с неутихающим воздушным движением, с высокими жилыми домами, сверкающими миллионами окон.

Этот тротуар проходил вдоль здания над пространством, похожим на каньон. Мосты, некоторые с куполом, другие – открытые небу или нависающим сверху небоскрёбам, заполняли пустоты между зданиями. Эти подвешенные пешеходные пути меняли облик, текстуру поверхности и способ освещения через каждые несколько сот метров, пересекаясь с другими переходами. Если тебе не нужно работать, если у тебя неограниченный кредит, а ноги тверды, как дюрабетон, можешь обойти весь Корускант по таким высотным мостам.

У большинства мужчин, женщин и других существ, проходящих по этим тротуарам – Джейсен насчитал около тридцати с обеих сторон – видимо, были не столь важные дела. Джейсен замечал прогуливающихся состоятельных бизнес-существ, многих в сопровождении явных и замаскированных телохранителей; молодых влюблённых и семьи с высоким уровнем дохода, ходящих без охраны. Многие из них не задумывались об опасностях, с которыми можно столкнуться, гуляя вдали от защищённых мест. А некоторые, наверное, были защищены лучше, чем казалось.

Люк указал налево, где тротуар переходил в последовательность коротких пятиметровых лестничных пролётов, поднимавшихся на пятьдесят метров вверх, и они пошли туда.

8
{"b":"250493","o":1}