ЛитМир - Электронная Библиотека

Не-Джейсен нанёс быстрый и сильный боковой удар, который Люк легко отразил рефлекторным движением. Клинок фальшивого Джейсена тут же замер в защитной позиции для отражения предполагаемого контрудара, но Люк не стал его наносить. Странно, но инерция толчка заставила его противника отплыть назад. Он дрейфовал, пока не натолкнулся на стену коридора, погасившую его движение, а затем мягко приземлился на пол.

Затем Люк услышал шум и треск сталкивающихся световых мечей. Эти приглушённые звуки доносились из его собственной квартиры.

***

Мара вскочила, откидывая одеяла так, чтобы набросить их на нападавших, и дать ей время подготовиться. Оказавшись на ногах, она потянулась в Силе и была вознаграждена успокаивающим весом меча, ударившегося о её ладонь.

Комната была расцвечена различными оттенками красного от сияния клинка светового меча. Меч держала в руке небольшая, уродливой формы, фигура, чьи ноги зависли довольно высоко от пола. Когда Мара поднималась на ноги, лица этого существа не было видно, но сейчас оно, сделав лёгкий толчок Силой, который засекла Мара, повернулось в воздухе и обратило на неё сверкающие красные глаза.

Это оказался мальчик, примерно тринадцатилетнего возраста. Он был похож на Бена, но его лицо было искажено яростью, причём такой, которая имела за собой годы плохого обращения, зависти и бешенства. Волосы мальчика, в отличие от волос Бена, были светлыми, подстриженными что-то типа "под горшок" с чёлкой, а Мара в шоке осознала, что так выглядел в юности Люк Скайуокер – она видела его голоснимки в подростковом возрасте. Что ещё хуже, так же выглядел в детстве и Энакин Скайуокер, со снимками которого она тоже знакомилась.

Мальчик мягко опустился на пол.

– Ты не моя мать, – сказал он. Его голос напоминал наполненное ненавистью змеиное шипение.

– Это хорошо, – ответила Мара. – Тогда, если я тебя убью, это не будет преступлением против семьи.

Она зажгла свой световой меч, и его голубой свет смешался с красным, уже наполнявшим помещение.

Светловолосый подросток прыгнул к ней, вытянув световой меч в колющем выпаде, однако, достигнув дистанции поражения, перевёл укол в низкий режущий удар.

Мара танцующим движением уклонилась назад и в сторону, выйдя из зоны атаки, и небрежно махнула рукой в сторону мальчишки. Его глаза расширились, когда волна Силы поймала его и бросила в стену.

В стену… и сквозь неё. Он исчез, и свет от его меча пропал вместе с ним.

Однако Мара всё ещё чувствовал его присутствие, чувствовала, что он рядом, хотя и не могла сказать, в каком направлении его следует искать. Она подняла свой меч в защитной позиции и стала ждать.

Затем она услышала треск сталкивающихся световых мечей снаружи квартиры, в коридоре.

***

Звёздная система MZX32905, рядом с Биммиэлем Нилани нанесла удар, прорезав своим жёлто-белым клинком плотные мышцы и ткани. Раздался вопль боли и тот, кто её схватил, странного вида минокк с цепкими и тонкими лапами на концах крыльев, выпустил её, а две его половинки поплыли в разных направлениях.

Вокруг Нилани летали другие минокки: они бросались на неё, тянулись своими какими-то неправильными лапами, хлестали хвостообразными придатками. Она рубила мечом всё, что приближалось к ней, отрубая конечности и используя Силу, чтобы поворачиваться в воздухе.

Она ещё и опускалась вниз, но дно этой скалистой впадины было довольно далеко внизу. В этом была проблема. Сила тяжести здесь была слаба, но если она начнёт падать с достаточно большой высоты, она всё же может набрать значительную, даже смертельно опасную скорость, к тому времени, когда ударится о камни внизу.

Почему Бен не отреагировал, когда её схватили и утащили от него? Почему он не отозвался, когда она вскрикнула?

Часть её мозга, всё ещё размышлявшая над проблемами и способами перемещения, придумала решение проблемы падения. То, что подвергало её опасности, могло также стать её спасением.

Когда к ней снова подплыл минокк и попытался вцепиться когтями, она схватила его мясистую конечность и дёрнула, что позволило ей переместиться вверх, на спину твари. Та резко дёрнулась вбок, пытаясь стряхнуть её, но Нилани оттолкнулась от неё вверх, направляясь ещё выше от дна.

Теперь она могла двигаться туда, куда хотела. Она отлетела к другому минокку, миновала его отвратительную пасть в центре туловища, и оттолкнулась ногой от его нижней части, полетев почти горизонтально. Следующую тварь, с которой она столкнулась, она использовала для того, чтобы направиться вниз, на спину другой, находившейся в нескольких дюжинах метрах ниже. Каждая тварь, к которой Нилани приближалась, пыталась её схватить, хлестнуть хвостом, или вцепиться в неё, но ей каждый раз удавалось быть проворней.

Снизившись в очередной раз, она увидела внизу дно впадины. Нилани прикинула, что сейчас её скорость была достаточно низкой, чтобы безопасно опуститься. Вместо того чтобы оттолкнуться от следующего минокка, она перекатилась по его спине и просто продолжила движение вниз. Она коснулась поверхности подошвами и села на корточки, чтобы погасить толчок, и её унесло на шесть метров вверх только из-за сгибания мышц. Но она снова опустилась вниз и на этот раз минокки кружили над головой, не нападая.

– Молодец, – раздался позади неё спокойный мужской голос.

Нилани резко повернулась, так что её опять подбросило на метр вверх.

Позади стоял мужчина, по виду человек, с величавой осанкой, с коротко подстриженной элегантной тёмной бородкой. Он был высок и слегка полноват, однако его просторная чёрная одежда позволяла предположить, что кроме жира у него есть и мускулы. С его ремня свисала серебристая рукоять светового меча, инкрустированная полированными чёрными камнями ромбовидной формы.

Нилани снова опустилась на землю лицом к нему и подняла перед собой активированный световой меч.

– Кто ты?

Он пожал плечами.

– Я сомневаюсь, что тебе что-то скажет имя, данное мне при рождении, но, возможно, ты знаешь моё другое имя. Я – Дарт Вективус.

Нилани описала рукой круг, указывая на окружавшие их пещеры, и ухмыльнулась.

– Владелец всего этого.

– Когда-то – может быть. Сейчас я всего лишь призрак. Или даже меньше.

– Что может быть меньше?

– Остаток. Осколок призрака, – он выглядел слегка неуверенным. – Даже когда я говорю, я не знаю о себе ничего. О том, что я думаю, о том, какие решения принимаю. Может быть, фактически, я уже не существую?

– Нет, я тебя чувствую. Мерцание в Силе. Отражение её тёмной стороны.

Он покачал головой.

– Это не я. Это тот, с кем я связан.

– Связан?

Сейчас он, в свою очередь, обвёл рукой вокруг.

– Каждый фантом, которого ты здесь видишь, каждый, с кем ты столкнулась, связан с кем-то, кто реален, кто действительно жив – хотя, возможно, находится очень далеко. Каждый раз, когда ты разрубала минокка, находившееся где-то живое существо ощущало боль и рану, нанесённую тобой.

С этим заявлением в животе Нилани появился холодный ком.

– Ты лжёшь.

– Нет, не лгу. Ты наносила удар, и где-то, какое-нибудь существо, возможно, маленькая банта, кричало от боли и умирало прямо перед неверящими глазами матери:

– Прекрати.

– Почему? Это правда. Знаешь, маленькие банты очень милые. Ужасно было бы увидеть одну из них, разрубленную пополам.

– Ты больной.

– А, возможно, это случилось не с милым маленьким бантенком. Возможно, это был жук-пиранья. Ты же не будешь возражать, если напополам разрубят жука-пиранью, правда? Или ковакскую обезьяну-ящерицу, – он покачал головой. – Говорят, что любое существо, пока маленькое, очень милое. Природный механизм для того, чтобы помочь им дожить до того возраста, когда они будут способны продолжать род. Впрочем, это относится не ко всем существам. Ты когда-нибудь видела маленькую обезьяну-ящерицу? Самые отвратительные младенцы в галактике, – он содрогнулся.

87
{"b":"250493","o":1}