ЛитМир - Электронная Библиотека

Фрэнк обошел дом. Безлунное ночное небо было усыпано звездами. Гладкое, как зеркало, перед ним простиралось море, а на фоне мостков и темной листвы деревьев резко выделялась светящаяся белая гоночная лодка.

Фрэнк остановился, чтобы полюбоваться удивительным зрелищем, какое всегда являет собой итальянская ночь. «Все-таки надо попробовать себя в живописи», — подумал он и направился дальше. Фрэнка радовало, что он был так чувствителен к поэтическим настроениям.

Салон был ярко освещен. Мелфи ждала его, как она это всегда делала и как она это всегда будет делать! Быстро взбежав по ступеням, он увидел теперь обеих женщин, сидящих в креслах.

Говорила Тесс, а Мелфи, спрятав руку в карман халата, слушала ее. Она курила. Выйдя из темноты, Фрэнк приблизился к стеклянной двери. Прикрывая обеими руками глаза от яркого света, он заглянул внутрь. Ни одна из женщин не увидела его. Несколько мгновений он, улыбаясь, смотрел на них, а потом решился постучать в стекло, поскольку дверь нельзя было открыть снаружи.

Обе одновременно обернулись к нему, и Тесс поднялась, чтобы пойти ему навстречу. Но Фрэнк не смотрел на нее, его взгляд был прикован к Мелфи. То, что он увидел, заставило его вздрогнуть. Он не мог в это поверить. Он хотел закричать, предостеречь ее, позвать ее... но для этого у него не осталось времени. Прозвучал выстрел, его угасающий взор был устремлен на ту, которая это сделала...

10

Выстрел произвел в салоне оглушающий шум. Все произошло одновременно: вылетело дверное стекло, Фрэнк упал на террасу, а Тесс истошно закричала, прижимая обе руки ко рту.

А потом установилась почти осязаемая тишина, по салону разливался сильный запах пороха. Под настойчивыми ударами Тесс дверь распахнулась, и она упала на колени перед телом Фрэнка. Она прижимала его к себе, бормоча бессвязные слова. Внезапно она оттолкнула его и, обращаясь к неподвижной Мелфи, страшно закричала:

— Это же был Фрэнк!

— Он мертв? — бесцветным голосом спросила Мелфи.

— Что же вы наделали! Это же был Фрэнк, слышите, это был Фрэнк!

Как громом пораженная, смотрела она на револьвер, лежавший на коленях Мелфи, — черное, блестящее пятно на алом шелке.

— Я хочу знать, мертв ли он, — монотонно повторила Мелфи.

— Да, он мертв, и это вы его убили! — закричала Тесс, близкая к истерическому припадку.

— Это был бродяга. Я думала, он хочет украсть что-нибудь, и действовала в пределах допустимой самообороны.

Внезапно Тесс перестала кричать. Ее пронзила мысль, не сошла ли Мелфи с ума. Медленно и четко произнося слова, она обратилась к ней, как к глухой:

— Мне кажется, вы не поняли, что я сказала: Фрэнк мертв!

Теперь, казалось, Мелфи вышла из состояния заторможенности. Скорчившись на диване, она произнесла своим обычным голосом:

— Я знаю. Это я, я убила его.

Тесс прижала обе руки ко рту, подавляя хрип.

— Закройте стеклянную дверь, Тесс, и войдите сюда.

Тесс механически подчинилась, не отрывая пристального взгляда от Мелфи. Та знаком пригласила ее сесть, и Тесс упала в кресло не потому, что Мелфи потребовала этого, а потому, что после невероятных слов, произнесенных Мелфи столь равнодушным тоном, у Тесс отказали ноги. Мелфи дала Тесс время прийти в себя и начала говорить тихим голосом. Может быть, она и была возбуждена, но странным образом держала себя в руках.

— Мы находились одни в доме, об этом я и хочу вам напомнить. Мой муж должен был провести ночь в Милане. Вы и я, мы обе слышали, как кто-то пытался разбить дверь, тогда мы поспешили вниз — я с револьвером моего мужа — и увидели незнакомца по другую сторону двери, пытавшегося взломать замок. Я испугалась, потеряла голову и выстрелила.

И после паузы добавила то, что должно было зафиксироваться в памяти Тесс:

— Произошло страшное недоразумение.

Тесс, не веря, смотрела на нее. По ней было заметно, что она не может этого понять.

— Вы что, сошли с ума? Что за бессмысленная выдумка? — воскликнула Тесс.

— Это то, что мы расскажем полиции, когда они придут, — невозмутимо ответила Мелфи.

— Но вы же мелете вздор, Мелфи! Ведь вы ясно отдавали себе отчет, что стреляете во Фрэнка!

— Это так, но только вы и я знаем это, и я рассчитываю на вашу помощь, что вы мне не будете противоречить.

Постепенно в голове Тесс начало проясняться.

— Так, значит, вы его ждали, чтобы убить? И эта беседа, что вы хотели провести со мной, не имела другой цели, кроме как помочь вам осуществить преступление?

— Я вижу, вы начинаете понимать.

Голос Тесс прерывался от волнения. С глазами, полными ненависти, она закричала Мелфи:

— Вы ненормальная, вас нужно арестовать! И не рассчитывайте на меня, что я вас покрою. Я люблю Фрэнка, если уж вы хотите знать, и я сделаю все, чтобы отомстить за него.

— Ну прямо вылитая Джин Хэчет! Садитесь и не пронзайте меня ненавидящим взглядом. Да, я убила своего мужа, но вас эта трагедия не касается. Выражаясь юридическим языком, вы не состоите с обвиняемым ни в каких родственных отношениях. При подобных обстоятельствах было бы дурным тоном, если бы вы стали демонстрировать скорбь большую, чем моя.

— Я ни слова не понимаю из того, что вы говорите, Мелфи. Как мы можем сидеть здесь и болтать, когда Фрэнк, мертвый, лежит снаружи на полу. Прежде всего нам надо позвать врача.

— Чтобы он дал согласие на погребение? — холодно поинтересовалась Мелфи. — Мне кажется, это не самое важное.

— Тогда что же важное? Объясните мне! Вы чудовище, если можете так спокойно сидеть и разговаривать, как будто ничего не случилось! Что вы за женщина, скажите мне, скажите мне это!

И Тесс посмотрела на Мелфи глазами, полными ненависти.

— Я позвоню в полицию, слышите? Я сделаю это, я позвоню им и расскажу все, как было! — продолжала выкрикивать Тесс.

Она встала и направилась к телефону. Но прежде чем поднять трубку, Тесс бросила еще свирепый взгляд на Мелфи и язвительно произнесла:

— Честно говоря, я не без удовольствия поприсутствую при вашем падении и даже поспособствую этому.

Поскольку Мелфи не отвечала, Тесс подняла трубку и стала ждать связи с почтой.

— Прежде чем я застрелила Фрэнка, вы собирались убить меня и заполучить моего мужа, не так ли, дорогая?

Как завороженная, смотрела Тесс на Мелфи, отказываясь что-либо понимать. Медленно опустила она руку, и голос телефонистки напрасно взывал в пустоту. Полное бессилие охватило Тесс. Она была уничтожена и напоминала сейчас обвисшую куклу, набитую опилками.

— Почему вы так говорите, Мелфи?

— Потому что это правда. Вы желали моей смерти и даже склонили к этой мысли моего мужа. Если бы я не убила его, он бы стал вашим сообщником в убийстве. Так что я поступила в пределах допустимой самообороны. Вы видите теперь, как полезен был этот дружеский разговор, во время которого все было расставлено по своим местам?

— Но откуда вы знаете?..

Мелфи улыбнулась и прикурила сигарету, не предложив Тесс.

— Я стара, моя милая, как вы часто и верно подмечали, но далеко не глупа. Поэтому я и убила Фрэнка. Мне пришлось окончательно потерять его из-за той охоты, что вы вместе с ним развернули на меня. Уж лучше я останусь вдовой, чем покинутой женой...

Мелфи хрипло рассмеялась и жестом приказала Тесс сесть рядом с ней на диване.

— Но еще больше я хочу остаться вдовой, чем мертвой! Мое преступление имеет смысл, и я сейчас попытаюсь доказать вам, что это также «совершенное преступление».

— Чем больше я смотрю на вас, Мелфи, тем больше ужаса вы внушаете мне. Это же просто невозможно, чтобы после того, что произошло, вы остались такой хладнокровной. Или вы сумасшедшая, или...

— Нет, я не сумасшедшая, но после того, как я тщательно подготовила этот «несчастный случай», мой план должен был удасться. Ну, а что касается сферы чувств... то я могу считать себя правой, зная все. Итак, это разумное преступление, ибо уж лучше я убью, чем меня убьют. Другими словами, это совершенное убийство, поскольку никому и в голову не придет, что это что-то другое, а не досадная ошибка. Тем более что вы присутствовали здесь, дорогая Тесс, и можете подтвердить мои показания.

25
{"b":"250494","o":1}