ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вилен Арионов

Убийство на побережье

..ибо нет ничего сокровенного, что не открылось

бы, и тайного, что не было бы узнано".

"Евангелие" от Матфея, гл.10:26
Пролог

Основным свойством характера Сомова была осторожность. Если, конечно, не говорить об отсутствующей у него совести. Но чего нет, — того нет. А осторожность — вот она. При его профессии качество первостепенное.

Тридцати лет отроду, без малого десять Сомов "работал" преступником. И ни одного состоявшегося контакта с милицией. Состоявшегося, — в том смысле, когда бы пришлось объясняться в кабинете следователя или с оперативниками.

Так, — бежать, прятаться и даже стрелять, — приходилось. Но осторожность, — сестра удачи, ни разу им не удалось опередить его.

Николай Сомов сошёл с поезда в середине потока пассажиров. Он никогда не выходил первым, — куда спешить? Никогда и не задерживался. Сошёл и, слегка помахивая явно лёгким чемоданчиком, с плащом на согнутой в локте руке, спустился с перрона в зал вокзала.

В этом городе он впервые, но схему основных помещений вокзала видел, и поэтому, не глазея по сторонам, сразу нашёл взглядом спуск в цокольный этаж, помеченный буквой "М". Также не торопясь, спустился, прошёл ко второй кабинке от дальней стены… Занято… Сомов переложил чемоданчик в другую руку, достал пачку сигарет.

Курил он редко. Но очень удобно, если нужно минут несколько промедлить, не привлекая к себе внимания… Долго ждать не пришлось и Сомов вошел в облюбованную кабинку, задвинул запор, повесил чемоданчик и плащ на крючок и осмотрелся… Да, он пришёл точно. На внутренней стороне дверцы кабины красным фломастером сделаны какие-то вычисления. 144-30+12–80=170-10. Так и есть, — сложено с ошибкой. Разница в 13 единиц, означает, что, звонить нужно в 13 часов. А телефон — первые две группы цифр, только двоечку впереди приписать, чтобы получился шестизначный номер… Всё верно, так и договаривались. Проверить контакт без всякого риска никогда не мешает.

Сомов вышел из кабинки и поднялся в помещение вокзала

Заказчик ждёт звонка с часа дня и в течение одного часа. Он взглянул на электронное табло на стене. Времени ещё достаточно. Николай вышел из здания вокзала и тем же прогулочным шагом прошёл к остановке трамвая.

Снова закурил, а, когда подошедший трамвай начал замедлять ход, он так же неспешно отошёл от остановки и начал осматривать лотки торговцев, длинными рядами выстроившихся вдоль асфальтового тротуара. Тщательно выбрав пару бананов, Сомов шагнул в сторонку, аккуратно очистил их, бросил кожуру в урну и со вкусом съел.

Никто не остался. Трамвайная остановка опустела.

Николай не стал ждать следующего трамвая и пошёл по направлению к центру города, с неподдельным интересом, рассматривая улицы, отдельные дома, многочисленные киоски и лотки, часто укрытые от переменчивой балтийской погоды всевозможными навесами Их было не счесть. Казалось, что торговцев больше, чем покупателей, что огромные массы снеди и промышленной мелочи раскупить невозможно… Но раз торгуют, значит раскупают, значит выгодно.

Сомов усмехнулся. Выгодно! Выгоду каждый понимает по- своему. Одни, — как курочка, по зёрнышку клюют. Другие, как, он, например, работают два-три раза в году и обеспечивают себе безбедную жизнь…Краем глаза Сомов заметил, что телефонных будок много и, как ни странно в наше время, трубки телефонов не обрезаны и вообще телефоны казались исправными. Да и людей звонивших он видел.

Сомов хотел взглянуть на часы, но в это время откуда-то донеслись сигналы точного времени…Пора. Не ускоряя шага, Николай прошёл мимо ещё одной будки и остановился у следующей. Он долго искал номер в записной книжке, хотя этот номер в ней отсутствовал, но прочно отпечатался в памяти Сомова. Копаясь в книжке, он внимательно осмотрелся по сторонам, никто за ним не наблюдает. И он набрал известный ему номер…

Номер отозвался сразу. Николай услышал ожидаемый ответ, повесил трубку и набрал тот же номер снова. Услышав тот же ответ, он несколько раз кашлянул, и сразу получил приглашение зайти в гостиницу "Москва" и из вестибюля позвонить в номер 213.

Где расположена гостиница со столь "оригинальным" названием, Сомов знал — он хорошо изучил план города во время пути из столицы.

Немного подумав, он сориентировался и уверенно зашагал на встречу с клиентом, или, точнее, с заказчиком.

Лёгкий ветерок, солнышко делали дорогу приятной и через полчаса Сомов оказался возле массивного здания из тёмного красного кирпича довоенной постройки…

Николай уверенно открыл тяжёлую дверь…

* * *

Разговор прошёл как обычно в таких случаях. Осторожное прощупывание друг друга, уточнение ранее достигнутых с другими людьми договоренностей. Даже скучно. Как будто бы речь идёт не о жизни людей, как будто бы цена дела не многотысячная… Впрочем, что такое тысячи или даже миллионы, если считают не "зеленые"? Но Сомов других купюр в деловых расчётах не признавал.

Получив от заказчика подробную информацию о месте предстоявшей "работы", сведения о "клиенте", оговорив возможные сроки исполнения, Сомов вежливо попрощался с новым знакомцем и вышел. В принципе они никогда больше не увидятся. Об исполнении заказа докладывать не придётся, — молва сама сообщит. Расчёты — аванс получен, остальное не здесь, не в этом городе, где Сомов — случайный проезжий. В случае нужды, связь оговорена. Но не будет этой нужды, не должно быть.

В вестибюле гостиницы Сомов чуть задержался у расписания пригородных поездов, с удовлетворением убедился, что добраться до места предполагаемого базирования сложности не составит.

…Вечером этого же дня Сомов уже спокойно отдыхал в отдельном номере (или, может быть, палате?) санатория. Приобрести путёвку, как ему и говорили в Москве, оказалось просто: санаторий почти пустовал, — стоимость путёвок большинству граждан не давала никаких шансов. Среди отдыхающих преобладали пенсионеры, которым предприятия или профсоюзы предоставляли льготы, — не так уж и много их было, — и люд торговый, не наживший денег для поездки на Канары, но не считающий ежедневно свои миллионы.

Разумеется, курортной карты у него никто не спросил. Наличие болезней уже давно не являлось обязательным для пребывания в санатории… Обязательным было наличие денег. Оформление путевок производилось тут же и заняло не более двадцати минут.

База Сомову понравилась. Достаточно комфортно, до места действия — не более десяти километров. Молодой отдыхающий гуляет по окрестностям, что может быть естественнее? Здоровый отдых, любознательный молодой человек… И после исполнения, нет нужды торопиться куда-то. Срок отбытия в путёвке указан. Удобно. Не создаёт дополнительных вопросов. Очень удобно.

Сомов не строил конкретных планов до детального ознакомления с местом, с условиями. Всё это — завтра и Сомов быстро и спокойно заснул.

* * *

Разбудили его солнечные лучи. Окно его номера не выходило на море, что, впрочем, не огорчало Сомова, зато утренние лучи солнца, едва поднявшись над сосновым лесом, падали прямо на изголовье его кровати, щекотали нос, просвечивали через сомкнутые веки.

Сомов чихнул и резким движением выбросил себя из постели. Необходимости в этом не было, но он привык всегда и везде тренировать свое тело. И этот упругий кошачий прыжок, бесполезный в тихом комфорте отдельного номера, в другой обстановке мог бы спасти жизнь. Так что, — тренировка не бывает лишней…Николай развёл плечи, хрустнул суставами, упруго наклонился, и — снова тренировка, — оттолкнувшись одной рукой от пола, опустился на только что оставленное ложе…Снова встал, зашёл в туалет, открыл душ — работает! Не всё ещё в запустении, и этот санаторий — свидетельство тому.

1
{"b":"250498","o":1}