ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Панкратову не помогло. Пнуть ногой пуфик явно было не достаточно. Только ногу ушиб, а в голове свербила злость на самого себя, на всех близких и далёких, а особенно на этого недоумка Хартса. Чёрт подтолкнул связаться с ним, понадеялся на рекомендацию давнего знакомого Петерса.

Тоже мне, божий одуванчик! Сам мухи не обидит, от дел, — говорит, — отошёл, какую-то фирму учредил чисто формально, — имя, мол его незапятнанное, согласился для хорошего дела предоставить, а реально руководит молодой и очень перспективный человек — Хартс, Эвальд Хартс…И я, сдуру, его принял сердечно…Теперь вот…

Кряхтя и бормоча сквозь зубы ругательства, Панкратов собрал с пола газеты и тяжело опустился в кресло…Усилие ерундовое, а задохнулся, сердце заколотилось, кровь к голове прилила…Старею? Чёрта с два, просто от злости дыхание сорвалось…Сукин сын этот Эвальд Хендри…тьфу, имя на трезвую голову не произнести! Это идея, глоток старки не помешает…

Панкратов с усилием вытащил себя из кресла и пошёл к шкафчику, где они с сестрой держат спиртное.

Нет, каков прохвост. Нам, — говорит, — нужен не только ваш научный авторитет, но и ваш труд специалиста высшего уровня. Мы ставим перед собой очень серьёзные задачи и намерены привлечь очень крупные капиталы…Ваш кооператив и наша фирма…и т. д. и т. п.

Панкратов вылил в стакан всё содержимое бутылки и выпил залпом.

"Научный авторитет"! Серьёзный учёный! — соблазнили как мальчишку… Поверил Петерсу, что Хартс — предприниматель нового типа, умеющий сочетать бизнес и серьёзный научный подход к делу, потому и ищет контакты с зарекомендовавшими себя специалистами, с настоящей наукой, так как понимает колоссальные перспективы дела и не хочет ничего упустить. Ни-че-го!.. Александр Степанович пошарил на полках в поисках ещё какой-никакой бутылки… Есть. Он взял бутылку водки и перенёс её к креслу.

…Хартс…Мерзавец! Крыша ему нужна для обделывания своих делишек.

Александр Степанович тяжело вздохнул. Научный авторитет… Где он? Был, был когда-то. Да не так уж давно. Но если пять лет не заниматься серьёзным делом… Пять лет большой срок, а в науке остановка равносильна отставанию… М-да…Особенно в прикладной науке. А он всю жизнь занимается прикладной наукой, — укрепление морских берегов, строительство портов…Короче, практической наукой…

Злость снова закипела. Он старательно разгладил смятую газету. Усилием воли подавил переполнявший его гнев и внимательно перечитал заметку в областной газете, которую привёз ему Хватов.

Областная газета в рубрике криминальных новостей поместила заметку "Увы, без перемен", в которой напомнила читателям, что всколыхнувшее общественное мнение несколько месяцев назад убийство семьи фермера на побережье, до сих пор не раскрыто. Не жалея сарказма в адрес следственных органов, газета писала, что поиск преступников фактически свёрнут и что только один подполковник "К" продолжает получать зарплату за неуёмную деятельность по созданию версий и гипотез, почерпнутых, вероятно, из детективных романов и должностных инструкций застойных времён.

"Сейчас — бойко писал корреспондент газеты, — у энергичного подполковника осталась одна версия, зато какая! Заграничная рука протянулась к нашим золотым пескам, безжалостная мафия расчищает путь к захвату побережья, которое в воспалённом воображении некоторых деятелей скоро станет новой Ривьерой. Впрочем, — продолжает борзописец, — у самого "К" взять интервью не удалось. Но для настоящего газетчика нет преград, и нам удалось узнать, что "К" недавно побывал в городке Кейла аж за тремя границами, неловко маскируя свои истинные цели, якобы, очередным отпуском".

Для несведущего читателя заметка пустая, очередная имитация свободы печати.

Но Панкратов был сведущим человеком.

Хватов или Квасов, как он официально представлялся, наезжая в Приморскую область от фирмы "Морбер", не случайно привёз ему эту газету, неосторожно отчеркнув карандашом заголовок заметки, произведшей на Панкратова такое впечатление. Кейла — малоприметный городок. Но именно туда едет "отдыхать" сыщик. В городок, где расположена фирма "Ига аси". Фирма совместно с придатком которой, он, Панкратов, ввязался в деловые отношения после встречи с Хартсом.

Значит, Хартс докатился до убийства! Не своими руками, конечно, этот респектабельный хлыст не пойдёт на рискованное дело. За него деньги работают. Где же он эти деньги добывает? Тьфу, о чём я думаю? Разве сейчас в этом дело? Какая разница, кто стоит за фирмой из захудалого городишки? Понимал же он, что не эту "Ига аси" имел в виду Хартс, когда они говорили о колоссальных планах и неограниченных средствах, обсуждая планы создания фирмы "Морбер", в которой его респектабельный "Морпорт" станет техническим мозгом. Вопросы же финансирования научных и проектных работ возьмёт на себя "Ига аси". Как и дальнейшую реализацию планов…Очевидно одно: уважаемая, но находящаяся в стеснённых обстоятельствах фирма "Морпорт", приняв в компаньоны "большие деньги", и превратившись в "Морбер", вплотную связалась с криминальной силой.

Панкратов открыл бутылку, налил полстакана и выпил.

Хватов прав, отметив заметку об убийстве фермера и его семьи. Нечего самого себя дурить, предполагая иное. Разве не говорил Хартс, что его организация решит вопросы приобретения необходимых для их планов земельных участков в л ю б о м с л у ч а е?

Панкратов отхлебнул глоток водки прямо из горлышка.

… А как перспективно начиналось. Сделав ещё один большой глоток, Александр Степанович, прикрыл глаза и почти лёг в кресло… Кажется водка помогла. Появилось расслабление, мысли текли как в тумане, но вспоминалось всё достаточно чётко…

…Зал техсоветов Ленинградского, — тогда ещё Ленинградского, — института "Гипрогор". Творческий отчёт одного из старейших архитекторов Мензеля. Среди многих работ, представленных на развешанных в зале планшетах, — эскизный проект преобразования южного берега Балтики в огромный курортный комплекс. Сейчас здесь лишь отдельные оазисы благоустройства — Юрмала, Паланга… Пожалуй, и всё. А потенциал огромный, если в деньгах оценивать, многие миллиарды долларов…Колоссальные затраты, но и колоссальные прибыли…

Панкратов открыл глаза. Мензель рублями оперировал в своём докладе, но что делать, если рубль сегодня стал величиной переменчивой и мерилом всего стали зелёныё дензнаки… Ещё глоток "из горла"…

Из-за этого проекта и пришёл Панкратов на вечер Мензеля. Илью Семёновича он знал давно, приходилось и работать вместе — над Дальневосточными проблемами, по некоторым местам Чёрного моря…Защита берегов, экологические вопросы…

Панкратов только что создал собственную научно-проектную фирму — кооператив "Морпорт" и он надеялся среди работ Мензеля найти возможный заказ для себя. Увы, интересный проект был пока в эскизах, очередь инженерных проработок пока маячила вдали.

Панкратов хорошо понимал сложности реализации подобных планов, хотя Мензель и упомянул о надеждах привлечения "зарубежных инвестиций", ибо такая возможность появилась, но Александр Степанович, прикинув размеры затрат и возможные сроки отдачи от них, грустно усмехнулся — альтруисты среди иностранных денежных мешков не наблюдаются.

На отчёте Мензеля он и встретил Петерса, которого Панкратов знал лет двадцать назад, но давно потерял из виду.

Петерс производил впечатление человека отошедшего от дел. Да он так и сказал, что живёт тихой жизнью пенсионера, хотя и интересуется политической жизнью и участвует в некоторых общественных делах. — "Скромно, очень скромно" — сказал он. Морские же берега, — моя давняя страсть, вот и зашёл из любопытства — послушать, что новое мыслители прогнозируют, благо случайно оказался в Ленинграде…

Продолжение последовало неожиданно.

Примерно через полтора года, нет, почти через два.

27
{"b":"250498","o":1}