ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Э, нет! Кубинский — это способ приготовления, как, например кофе по-турецки, сваренный в джезве… Или польский кофе… — чуть тёплый с размешанной гущей…бррр…один раз пробовала эту бурду…Ну ладно, заговорила я вас. Давайте пить то что есть, а есть сегодня некая растворимая переработка "арабики" — "JACOBS Kronung". Я налью, а вы расскажите нам новости, Павел Дмитриевич.

…Караваев подержал в руках свою чашку, полюбовался изящным рисунком тонкого фарфора, — Ларионова любила этот сервиз, сделанный в ГДР, — и отставил её в сторону.

— Ваш знакомый Панкратов выполнил своё обещание и помог нам задержать некого Хватова, который при ближайшем рассмотрении оказался тоже вам знакомым Квасовым…

— Я так и чувствовал, что у этого "менеджера" есть запас фамилий… Сегодня читал в газете о его аресте…

— Задержали мы его в Питере, это верно написано, а остальная часть информации придумана мною. Квасов не захотел рисковать стать соучастником убийства и многое рассказал… Сам он фигура не слишком значительная, порученец… Но из его и Панкратова рассказов можно понять, что участком Сосняка очень конкретно интересуется некто Хартс, официально не работающий в СП, но являющийся одним из его учредителей. И ваш знакомый, Э.И., с запоминающейся внешностью, тоже при деле. Он подчинённый Хартса, но относится к нему не слишком уважительно. Возможен допуск, что Эльнорд при Хартсе представляет кого-то более значительного. Юхан интересовался каким-то конкретным участком, Хватов-Квасов заявил Панкратову, что фермой Сосняка они завладеют любой ценой. Эта злая нацеленность и убедила Панкратова в причастности "Морбера" к убийству. — Караваев встал из-за стола. Провожаемый внимательным взглядом Жанетки, подошёл к окну, прошёлся по комнате и опустился в стоящее возле дивана кресло. — Хозяйка не будет возражать, если я переменю дислокацию? А ты, грозная охранница?

— Сидите, где удобно, Павел Дмитриевич. Но продолжайте, пожалуйста.

— Так вот, получается, что и межнациональная фирма "Морбер", проявляющая интерес ко многим объектам побережья, и некто ещё, ощущаемый за Эльнордом и Хартсом, особо выделяют важность владения участком погибшего фермера. Почему — мы до сих пор не знаем. Не знает и Панкратов, хотя числится одним из руководителей СП. На совещании у руководства нашего управления решили попытаться вызвать у этого "некто" желание активизировать свои попытки. Кстати, вспомним, что он же, вероятно, стоит и за самим СП, — Хартс ведь участвовал в его учреждении. Мы решили организовать для них кое-какую взбадривающую информацию. И надеемся на вашу помощь.

— Охотно поможем. Знаете, приятно чувствовать себя участниками детектива, хотя вы несколько преувеличили нашу роль.

— Уважаемые хозяева! Вы напрашиваетесь на комплименты. О значимости наших разговоров я упомянул вполне серьёзно. Но, прежде чем обсуждать дальнейшие действия, я хочу ещё немного дополнить свою информацию. Во-первых, мы изучили известные нам контакты Юхана Эльнорда в нашей области и ничего существенного не выявили. Попытка привлечь вас, Э.И., - единственное странное деяние. Всё остальное — обычные переговоры торгаша. Во-вторых, есть догадка, только догадка, о личности того самого "некто". Здесь вообще чертовщина какая-то, но я скажу. Панкратов, говоря о своём первом знакомстве с Хартсом, припомнил, что рекомендовал Хартса один ранее ему, Панкратову, известный господин — Петерс. Ну, и я вспомнил, что давно-давно какой-то Петерс работал у геологов, делавших разведочное бурение на янтарь. Это я уже в архивах города Уткина выписал. Что это, совпадение? Фамилия у прибалтов довольно частая… Мы попытались осторожно навести справки о господине Петерсе, но пока результатов нет. Как вы понимаете, для официальных запросов у нас нет уважительных причин.

— Но, Павел! Если Петерс некогда сотрудничал с Панкратовым, значит, он может быть специалистом по морским берегам! А если он тот Петерс, который когда-то работал в геологоразведке…

— Тот Петерс был сезонным рабочим…Впрочем, и я об этом подумал. Времени то много прошло. Вероятно, я не очень был готов к разговору со старым водителем из геологоразведки месяц назад. Извините, я позвоню. — Караваев, сопровождаемый бесцеремонной Жанеткой, вышел в коридор к телефону.

Через несколько минут он вернулся в гостиную.

— Ваша служба охраны дело своё знает, пока я говорил, с меня глаз не сводила. Один из моих Александров на месте. Он сейчас по другому делу работает, но я ему поручил пригласить на повторную беседу шофера геологов Телегина.

— Так какие задачи вы ставите перед нами?

— Не знаю, Э.И., насколько это удобно, но не могли бы вы написать такой, знаете, наивный запрос в организацию "Воссоединение"? Такая организация существует, мы проверяли, и числится она одним из подразделений политического союза "Феникс", союза националистического. Письмо, повторяю, наивненькое. Дескать, я встречалась с господином Юханом Карловичем, — фамилию не называйте, он ведь вам не представился полностью, так?

— Так.

— А дальше, не может ли господин Юхан сообщить что-нибудь о родственниках вашего отца, ведь он знакомился с архивами… Или что-нибудь другое… Наша цель попытаться завести с ним переписку. Понимаю, что это не очень приятно и удобно, поэтому не настаиваю. Но подумайте, пожалуйста. А вам, Вилен Николаевич, желательно выступить в печати с интервью по проекту Курортного района…

В этот вечер они разговаривали ещё долго. Не раз заваривала Э.И. теперь чай, открыла новую банку варенья. Выпили по стаканчику наливки. Потом сделали перерыв на прогулку собак. Потом снова уточняли акценты будущей публикации…

35

"…главное подземное богатство нашей области — это янтарь. Огромные всемирно известные янтарные глины в одном месте, и мизерные, как говорят геологи, "следы" янтаря во многих других. Почему так? Нет ли на побережье ещё одного-двух крупных месторождений? — естественный вопрос? Возникал он не раз. Специальная разведка на наличие солнечного камня велась лет тридцать назад и не дала результатов. Однако, нашлись энтузиасты в местных научных кругах, верящие в удачу и настоявшие на новых поисках. Нашли они и возможных спонсоров этой дорогой затеи. Как стало известно вашему корреспонденту, в будущем году начнётся новая программа разведочного бурения, рассчитанная на несколько лет. По понятным соображениям, конкретные места первоочередных проходок не называются…".

Эта заметка, разумеется, не прошла мимо внимания господина Петерса. Где начнут поиски? Корреспондента нужно найти и умно, очень умно пощупать его. Это очевидно. Как очевидно и то, что нужно торопиться. Вполне можно опоздать и тогда находка Отто Петерса попадёт в руки государства или более удачливого… Он не смог подобрать подходящего слова… Не проходимца же, в самом деле. В бескорыстных спонсоров он не верил.

Кого послать? Хватов выбыл из строя, да и не его ума это дело. Хартса? Он только что вернулся из "командировки". Петерс мысленно обругал себя: испугался призрачной опасности и отправил этого олуха на увеселительную прогулку… Вот обрадовался, наверно, этот бабник… Чёрт с ним… Разговор с корреспондентом нужно вести о янтаре, не выдавая своего особого к янтарю отношения, своей личной заинтересованности. Хартсу настолько довериться нельзя… Да, остаётся только Эльнорд. Однажды они с Юханом говорили о янтаре. Давно. Как это было?.. Как было?.. Ещё при советской власти, когда не приходилось и думать о получении прав на своё богатство… Юхан заговорил о виденной им где-то чудесной коллекции янтаря и тогда он, поддавшись не понятно какому чувству, показал ему куски янтаря, найденные Отто. И проговорился, почти проговорился о том, что знает кое-что… М-да…Можно ли надеяться на Юхана? А на кого ещё? Эльнорд зависит от него, он уже доказывал свою верность и…не претендует на большее. Или будет претендовать, если узнает? О, как стали ненадёжны люди! Нужно самому предложить ему долю в доходах, если получится…

37
{"b":"250498","o":1}