ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Да, я мать! Секреты активного материнства
Воскресни за 40 дней
В глубине ноября
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Плен
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Под струной
Любовь. Секреты разморозки
A
A

В конце концов, неужели ее мать права? Неужели карьера для него важнее всего?

– Я собираюсь в один прекрасный день завладеть этим городом, – продолжил Зик, окидывая взглядом открывающуюся панораму мерцающих огней Лос-Анджелеса и пятидесятифутовых букв слова ГОЛЛИВУД на горе Кагуэнга. – Или по крайней мере доброй частью его. «Дикие сердца» – лишь начало. Мне уже предложили две роли в кино – только благодаря слухам. И мой агент говорит, что после выхода «Сердец» последуют десятки предложений. Я смогу сам выбирать роли. Именно этого я всегда хотел. Еще хочу попробовать себя в режиссуре. И в качестве продюсера. Черт возьми, когда-нибудь у меня будет собственная кинокомпания!.. – Все это очень… амбициозно, – проговорила Ариэль, выискивая свое место в его грандиозной схеме.

– Я всегда хотел именно этого. Еще ребенком с пятого этажа в доме без лифта в Бронксе я хотел стать одним из красавцев на киноэкране. Ну, – он усмехнулся, – после того, как перестал хотеть стать пожарным. – Улыбка растаяла, когда он заметил отсутствие отклика со стороны Ариэль. – Ты не пьешь шампанское? Не нравится?

– Нет, все прекрасно, – ответила она и сделала маленький глоток.

Зик нарочито вздохнул.

– Даже старина «Дон Периньон» не превратит тебя в пьяницу, не так ли? Ладно, я прихватил полдюжины кока-колы. Будешь колу? – Он вручил бутылку Ариэль в обмен на стаканчик с шампанским. – Твоя очередь говорить тост.

– С кока-колой?

– Конечно. – Зик небрежно пожал плечами. – Мокрая и с пузырьками. Давай, произноси!

Ариэль поколебалась мгновение, не вполне представляя, за что поднимать бокал. Голливуд для нее – просто город, совсем не крепость, которую нужно завоевывать. А успех к ней пришел еще в том возрасте, когда она не знала, что это такое. Что касается амбиций, то это для других людей. У нее их не было. До недавних пор. Но считать ли амбицией любовь? Замужество?

– За «Дикие сердца»! – решилась она наконец, поскольку хотя бы это их связывало.

– Вот женщина моего сердца, – одобрительно произнес Зик, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. – Тебе какой сандвич?

Она выбрала с индейкой и начала без всякого энтузиазма отщипывать от него кусочки, а Зик по-волчьи набросился на свой и с набитым ртом продолжал посвящать ее в мечты:

– Я хочу дом на берегу океана в Малибу. И еще один в Нью-Йорке для мамы и сестер. Я бы перевез их в Калифорнию, чтобы жили рядом со мной, но они не хотят. Ну… – он задумался на минуту, пережевывая сандвич, – Руфи, возможно, согласится, когда закончит школу. Но мама и Сара-Джун никогда не покинут Нью-Йорк. Послушать их, цивилизация кончается за Хадсон-ривер. Мама считает, что в Калифорнии полно хиппи и наркоманов. Ариэль с усмешкой кивнула, снова задумавшись, где же ее место в его грандиозных планах. Во всей своей болтовне о будущем он ни разу не упомянул ее.

Неужели любовное приключение закончено, как только отсняты «Дикие сердца»? Неужели, как и говорила ее мать, он завел роман с ней только ради своей карьеры? Неужели он занимался с ней любовью за кадром лишь для того, чтобы любовные сцены выглядели правдоподобнее на экране? Неужели потому он так легко уступил ее требованию держать отношения в тайне?

Конечно, они не остались тайной, вскоре все на студии знали об их романе…

– В чем дело, милая? – спросил Зик, прерывая ее мысли. – Ты совсем не ешь.

– Думаю, я просто не проголодалась, – сказала Ариэль, откладывая в сторону свой сандвич.

– Ты чем-то расстроена? – Он наклонился, разглядывая в свете свечи ее лицо. – Мать снова ругала тебя за то, что встречаешься со мной?

– Не больше, чем обычно.

– Тогда что же?

– Не знаю. Такое чувство… – Она пожала плечами. – Не знаю. Немного грустно.

Зик кивнул, словно все понял.

– Это упадок сил после окончания съемок. Вполне нормальная реакция. Но у меня есть надежное средство. – Он сладострастно взглянул на нее и начал собирать остатки их ужина. – Просто доверься доктору Блэкстоуну, – проговорил он, выгибая брови и отставляя подальше свечи, – и я мгновенно заставлю тебя ощутить прилив бодрости. – Он притянул ее к себе и уложил на спальный мешок.

Однако впервые вид наклонившегося над ней Зика и жар в его горящих, голодных глазах не зажгли в ней ответную искру.

– Послушай, ты действительно загрустила. – Он отпустил ее, перевернулся на спину и, вытянувшись во всю длину, сунул руку в карман узких джинсов. – Вот. Может быть, это тебя развеселит. – Он взял ее за руку и вложил что-то в ее ладонь.

Это была маленькая бархатная коробочка. Сердце Ариэль забилось. Очень медленно и осторожно, держа руки так, чтобы свет падал на коробочку, она открыла ее. Это было кольцо с небольшим, но чистой воды сапфиром в окружении крошечных бриллиантов. Она переводила взгляд то на кольцо, то на Зика. Неужели это обручальное кольцо? Или что-то совершенно другое?

– Я знаю, оно не слишком, – смущенно проговорил он, явно неправильно поняв ее недоверчивый взгляд. – Но это пока все, что я могу предложить. Попозже мы заменим его на большее, если ты…

Ариэль облизнула губы.

– Ты делаешь мне предложение? – осторожно спросила она, вставая.

Зик сердито посмотрел на нее.

– Что же еще, черт возьми, я делаю, когда дарю кольцо?! Конечно. – Он забрал у нее коробочку и двумя пальцами извлек из нее кольцо. – Ты согласна или нет?

– О, Зик!..

– Это «да»? – О, Зик!.. – Воспринимаю как «да», – решил он и надел кольцо на ее палец.

– О, Зик!.. – снова повторила она и бросилась в его объятия, едва не опрокинув его.

Он уложил ее на спальный мешок и целовал до бесчувствия.

На этот раз она зажглась мгновенно.

– Займись со мной любовью, – потребовала она, расстегивая металлические пуговицы на его джинсах. – Займись со мной любовью прямо сейчас!

Зик подчинился ее приказу, приспустив джинсы настолько, чтобы освободить плоть. Она раздвинула ноги, и он вонзился в нее по самый эфес, без всяких предосторожностей и ограничений. И гонка началась. Дикая. Безостановочная. Жаркая. И очень-очень короткая. Ариэль быстро достигла оргазма, Зик догнал ее через долю секунды, и его вопль удовлетворения слился с ее, словно вылетел из одного горла.

Возвращение в себя заняло у них гораздо больше времени. Они лежали по-прежнему вместе, слушая дыхание друг друга, словно не желая возвращаться к реальности.

– Думаю, нужно делать предложение чаще, – весело проговорил Зик.

– Не знаю, что на меня нашло, – прошептала она, немного смущенная своей страстью.

– Что бы ни нашло, надеюсь, найдет снова. И снова. – Зик приподнял голову и поцеловал ее. – И снова. Возможно, это убьет меня, но я умру счастливым. – Он перевернулся на спину и положил ее на себя. – Черт возьми, из нас выйдет великолепная команда. Мы возьмем этот город штурмом.

– Команда?

– Да, как, например, Трэйси и Хепберн, Гейбл и Ломбард… Имена Блэкстоун и Кэмерон на афишах заставят зрителей охотиться за билетами. Мы сами будем выбирать себе лучшие сценарии, лучших режиссеров, все лучшее…

Ариэль приподнялась на руках и посмотрела на него.

– Ты хочешь, чтобы мы снова играли вместе? – осторожно спросила она.

– Ты слышала, что сказал Ханс? Мы станем магами кассовых сборов. Ариэль оттолкнулась и села, поджав под себя ноги. Значит, его предложение – уловка, чтобы заставить ее снова работать вместе? Не хотелось думать об этом, но…

– Я могу сниматься в кино только во время летнего перерыва в съемках «Семейства Фортьюн», – произнесла она, желая проверить его. – И на телевидении подыскивают для меня новые роли…

– Твой контракт заканчивается в следующем сезоне, – напомнил он. – Так что телевизионные шишки не могут ничего планировать на будущее.

– Если не продлим контракт. Мама сейчас ведет переговоры. Она – мой агент, ты знаешь.

– Ей незачем стараться, – с легкостью проговорил он. – Уверен, мой агент будет с удовольствием представлять и тебя.

– Моя мать управляла моей карьерой с самых первых съемок рекламы хлопьев для завтрака. Мне было всего четыре года, – произнесла Ариэль, разглядывая обручальное кольцо. Сейчас она раздумывала и даже… сожалела. Такое красивое кольцо. – Она много для меня сделала.

15
{"b":"25051","o":1}