ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– До сих пор – конечно. – Зик поправил локон ее светлых волос за ухом. Но мне кажется, она не понимает, что ты переросла рекламу завтраков и глупые комедии положений.

– Эти «глупые комедии» входят, между прочим, в десятку лучших телепрограмм в последние семь лет.

– Согласен. Но это не может длиться долго. И ты сама это знаешь, милая, – заискивающе произнес он.

– Возможно, и так, но я должна оставаться в шоу хотя бы ради матери. Возникло долгое, напряженное молчание.

– Но возможно, и для меня ты что-то должна?

– И что же?

– Я тот мужчина, за которого ты только что согласилась выйти замуж. – Зик натянул джинсы и сел. – Думаю, ответ очевиден.

– Наверное, я туповата. – Ариэль сжала губы, чтобы не расплакаться. – Нельзя ли уточнить?

– Я сказал, что ты должна принимать и меня во внимание, по крайней мере наравне с матерью и людьми, с которыми работаешь.

– А для меня ты должен что-то сделать? – спокойно произнесла она. – Например, понять мою точку зрения? Цель моей карьеры? – Любить меня? – хотела продолжить она, но остановилась: за все время, пока они вместе, Зик ни разу не произнес слов признания в любви…

– Черт возьми, Ариэль, это просто смешно! Не следует говорить, что мы чем-то обязаны друг другу. – Он сжал руками ее плечи. – Двоим влюбленным не следует думать, что они что-то должны друг другу. Это не способ.

Наконец-то, подумала она, это сказано.

Так почему же она не верит?

– Я действительно люблю тебя, милая, – произнес он, словно чувствуя ее недоверие. – Ты не можешь не знать это. Думаю, вопрос в том, любишь ли ты меня.

– Ты сам знаешь, что да, – прошептала она. – Но…

Его руки сжали ее плечи.

– Что «но»?

– Не ду… – Она глубоко вздохнула и попробовала снова:

– Не думаю, что нам следует объявлять о помолвке прямо сейчас. По крайней мере… официально, – заторопилась она, заметив, что на его лицо набежали грозовые тучи. – Мы можем обручиться тайно…

– Тайно! – фыркнул Зик и оттолкнул ее от себя. – Я уже сыт по горло так называемыми тайнами. Неужели твоя мать не знает о нас? Или кто-нибудь на съемках «Диких сердец», если на то пошло? Наши отношения перестали быть тайной через два дня после их начала.

– Но никто не знает всей правды о нас, – возразила Ариэль, застегивая молнию на юбке. – Кроме того, мне нужно сохранять образ, вот и все, – произнесла она фразу, которую мать внушала ей с младенческого возраста.

– «Сохранять образ»?!

– До тех пор, пока не будет подписан новый контракт, – попыталась объяснить она. – Как только его подпишут, будет все равно, и мы сможем объявить о помолвке.

– Будет все равно… – гневно начал Зик, но внезапно остановился.

Ариэль ждала.

Он сидел, положив руки на колени и закрыв глаза. Когда он их открыл, в них читалась злость.

– Я надеялся, что мы объявим о помолвке на заключительной вечеринке в пятницу, – произнес Зик обманчиво спокойным голосом. – Но не сможем. – Он пожал плечами. – Значит, никогда.

Глава 8

Зик расхаживал по маленькой гостиной, злой на себя, злой на Ариэль.

Она снова поставила его в ложное положение, вынудив чувствовать вину за то, чего не было.

Он не занимался сексом с той женщиной. Черт возьми, в ту ночь он не способен был заняться сексом ни с кем, даже если бы Ариэль сама нырнула к нему в постель…

– Слушай, Блэкстоун, если ты планируешь в таком виде отираться здесь всю ночь, испортишь вечеринку.

– Какую вечеринку? – спросил Зик, стоя босым и небритым перед холодильником и размышляя, что быстрее – пиво или вино – отправит его в забытье. Конечно, пинта чего-нибудь покрепче справилась бы лучше, но, кроме пива и вина, ничего не было, а выходить ему не хотелось.

– Двойной праздник, – проинформировал Эрик Шаннон. – Итен получил постоянную роль в «Пока идет время», Алан Бойд сделал заявку на сценарий «Любовники и незнакомцы», над которым мы с Джеком сидели последние полгода. Вот подпишем – и мы с братом на пути к процветанию.

– Без дураков? – спросил Зик, стараясь придать голосу немного радости за удачу приятелей. – Грандиозно.

– Ага. Только старайся не перевозбуждаться.

– Брось. Это прекрасная новость. Я действительно рад за вас, ребята.

– Рад за кого? – спросил Итен, заходя на тесную кухню.

– Эрик только что сказал мне, что ты получил постоянную роль в «Пока идет время». Поздравляю.

– Всего лишь на два года, – пожал плечами Итен и потянулся к холодильнику за пивом. – Ты присоединишься к вечеринке? Или у тебя снова тайная встреча с любимицей Америки?

Зик равнодушно покачал головой и тоже взял пиво.

– У нас с Ариэль все кончено.

– С каких пор?

– С тех, как она появилась вчера на вечеринке по поводу окончания съемок без обручального кольца, которое я ей подарил.

– Ты подарил кольцо? – воскликнул Эрик. – Гроза женщин Блэкстоун и малышка Крисси Фортьюн обручены?

– Нет, не обручены, – проговорил Зик.

После некоторого молчания Итен спросил:

– Значит, она снова на рынке невест?

Зик бросил на него убийственный взгляд и побрел с кухни, не удостоив ответом.

– Слушай, Роберте, – услышал он слова Эрика. – Ты что, не можешь хотя бы подождать, пока тело остынет?

Зик допивал вторую бутылку пива, когда услышал разрывающие барабанные перепонки раскаты музыки. Ему тут же захотелось заглушить их следующей бутылкой. Допивая четвертую, он услышал спор Джека и Эрика в соседней спальне. Что-то насчет условий, выдвинутых Аланом Бойдом. Зик почти не слышал слов, но по тону было совершенно ясно: братья не слишком довольны друг другом. Он собирался было постучать в стену, но они внезапно остановились сами. Зик слышал, как хлопнула дверь и спор продолжился в коридоре.

Где-то на шестой бутылке он решил, что от музыки у него разболелась голова. Он поднялся и побрел в ванную в поисках таблетки аспирина. Но каким-то образом свернул не туда и попал на кухню.

– Эй, Зик, ты что-то погано выглядишь, – сказал Итен.

– И чувствую себя погано. Проклятая музыка! Дай аспирин.

– Может, лучше затяжку? Снимет как рукой.

– Нет, спасибо, – отмахнулся Зик. – Я уже отключился.

Но и отключение не помогало – его мысли все время уносились к Ариэль. Конечно, она неблагоразумна. Однако и он, черт возьми, достаточно неблагоразумен! Возможно, если бы он как следует подумал, то нашел бы способ исправить ситуацию. Ага, ему нужно поспать, решил наконец Зик. Хорошо выспаться ночью и утром, на Свежую голову, попытаться справиться с проблемой…

– Пойду спать, – пробормотал он и направился в свою спальню.

Но сначала зашел в ванную – за аспирином. Принял лекарство, запил водой. Придя к себе, разделся догола, забрался в постель, выключил свет и уснул мертвым сном.

Зик едва разлепил глаза, когда кто-то начал трясти его изо всех сил. Рядом с ним лежала женщина. На краткий миг он обрадовался, решив, что это Ариэль, но тут же понял: это не она. Вспыхнувший свет практически ослепил его. А когда зрение вернулось, прояснились и другие подробности.

С ним в постели была не Ариэль – он понятия не имел, кто эта голая женщина! – а Ариэль стоит рядом и смотрит на него как на привидение. За долю секунды он сообразил, что она может понять все превратно. Ему нужно это исправить. Немедленно.

Он выскочил из постели.

– Это совсем не то, о чем ты подумала, – заговорил он, хватая с пола штаны. – Только надену джинсы и…

Но у Ариэль не было настроения выслушивать объяснения. Она была уже за дверью, когда он попал ногой в штанину.

– Проклятие, Ариэль, подожди минутку! Не, убегай, я…

Но она уже убежала.

Прыгая на одной ноге и кляня все на свете, Зик натянул джинсы и, наполовину застегнув, помчался за ней. Проклиная больную голову, проклиная женщину в постели, проклиная собственную глупость и попытку заглушить горе пивом, он мчался через холл и дальше, в ночь. Она бежала проворно, как лань, и была далеко впереди.

16
{"b":"25051","o":1}