ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как мне найти госпожу Марию Афродакис? – обратилась она к дежурной на ресепшен. – У меня для нее каталог и пакет из ювелирной фирмы «Диамант-Россия».

– Госпожа Мария Афродакис у себя в номере, – любезно отозвалась служащая. – Вчера она вернулась очень поздно и, вероятно, еще не вставала. Но вы можете подождать ее или оставить пакет здесь. Она каждое утро сама забирает почту.

Соня (это была она) как могла изобразила колебание, но в конце концов согласилась:

– Хорошо, будьте добры, передайте ей вот это и предупредите, что… – Она запнулась и произнесла, подчеркнув голосом: – Ответ нужен сегодня.

В пакете лежала пустая оправа изумруда «Немезида» (Петрович провозился полночи, чтобы аккуратно снять ее, не повредив колье) и записка, отпечатанная Пашкой на принтере: «Если Вас интересуют прочие сокровища семьи Мражинских, встретимся сегодня в ресторане гостиницы в девять вечера. Приходите Вы или Ваша рыжая знакомая». Последнюю фразу приписали по настоянию Юльки.

– Рыжая брюнетку в аэропорту встречала! Одна куклу с брюликами из окна выкинула, другая потом искала! Конечно, они повязаны, и никуда рыжая улететь не могла! – убеждала Юлька. – Не одна, так другая явится, или обе сразу, верняк! Не верю я, что рыжая улетела, для шифровки в аэропорт поехала!

Полундра была страшно раздосадована тем, что операция «Ресторан» будет проводиться без нее. Вернее, без всей ее компании, которую в ресторан никто бы не впустил. Старики забраковали даже Соню, которая, по их словам, могла быть замечена дамой пик в консерватории и, следовательно, узнана. Вот и получилось, что идти, кроме Игоря Петровича и Нино Вахтанговны, некому.

В девять вечера ко входу в гостиницу подъехала черная «БМВ» последней модели. Из нее вышел Игорь Петрович в парадной генеральской форме и открыл заднюю дверцу. Показалась сначала рука в перчатке, за ней – две ноги в туфлях на умопомрачительных шпильках, затем серебристый подол, а за ним появилась сама бабушка Нино в вечернем платье, поверх которого была наброшена меховая горжетка. Швейцар в дверях почтительно посторонился и на всякий случай взял под козырек.

– Нино Вахтанговна, вы неподражаемы! – галантно произнес Игорь Петрович, предлагая даме руку. – Никогда еще не приглашал в ресторан известную актрису.

– Ну… мне довелось однажды ужинать с полковником… – доверительно поведала ему Нино Вахтанговна, расправляя подол платья. – Но с генералом – никогда! Выходит, у нас с вами своего рода дебют. Кстати, где вы взяли такую потрясающую машину?

– Одолжил у одного из своих аспирантов. Обещал, что гонять как сумасшедший по Москве на ней не буду. Осторожнее, здесь ступенька… Всю жизнь хотел узнать, как женщины ходят на таких каблуках. Моя покойная Таня мне так и не рассказала.

– И я не расскажу. Должны же у женщин оставаться хоть какие-то тайны… Хотя после рекламы этих самых… с крылышками… я уже ни в чем не уверена.

Мило болтая, парочка дошла до главного зала. Там было темно, лишь на столах горели голубые и зеленые светильнички. Поблескивал паркет танцпола, на котором пока еще никого не было. Из-за плохой освещенности было трудно определить, сколько человек находится в ресторане.

– Вот вам и первые препоны, – огорченно сказала Нино Вахтанговна, усаживаясь за столик и бросая взгляд в зал через край меню. – Здесь настоящие потемки! Игорь Петрович, как же мы узнаем здесь нашу бандитку? Может быть, она уже сидит где-то в темном углу и мы ее не видим? А она нас не знает… Вы хотя бы очки взяли?!

– М-да… – неопределенно проворчал генерал, забывший очки в бардачке «БМВ». – Нино Вахтанговна, здесь нужны не очки, а прожектор. Или хотя бы противотуманный фонарь.

– Что ж, давайте подождем немного. Вы уже сделали заказ? Музыка здесь, надо сказать, играет вполне приличная. Вот ведь в какую авантюру я влезла на старости лет! Объясните, наконец, зачем вам понадобился вывоз наших старых костей в ресторан? Могли бы пригласить Афродакис к нам домой или – как там у вас, военных, говорится? – в нейтральное место…

– А вдруг бы спугнули? – авторитетно заметил Игорь Петрович, принимаясь за принесенный официантом салат. – Судя по тому, что разведали наши внуки, эта девица – тертый калач. По неизвестному адресу она наверняка не поехала бы. А здесь она на своей территории, бояться ей нечего. Вполне может и клюнуть.

Прошло около получаса. Назначенное время давно наступило, народу в ресторане стало больше, на паркетной площадке уже танцевали, смеясь, несколько пар, а дама пик все не появлялась. По крайней мере, ни на танцполе, ни за освещенными столиками ее не было.

– Надо что-то делать, – решил генерал, откидываясь на спинку стула. – Время идет, она может сорваться с крючка… Надо как-то осмотреть зал.

– Я могу уронить кольцо и ползать у всех под ногами до тех пор, пока не найду нужные, – предложила Нино Вахтанговна.

– Ноги?

– Хм… Ну, так предложите что-нибудь другое! Кто здесь генерал, наконец?!

Игорь Петрович сердито сдвинул седые брови, побарабанил пальцами по столу… и вдруг спросил:

– Мадам, вы танцуете танго?

– Конечно, – тут же отозвалась старая актриса. – Только с поправкой на остеохондроз.

– Учту. Позвольте вашу руку…

– Что вы придумали?

– Увидите. – Игорь Петрович встал, протянул руку даме и под звуки начинающегося танго увлек ее на танцпол.

– О, да вы молодец! – одобрительно отозвалась Нино Вахтанговна после нескольких па. – Кто бы мог подумать, что в свои годы я буду танцевать танго с генералом!

– Над Нино Мтварадзе годы не властны! – отвесил комплимент ее партнер. – Осторожно, поворот… Великолепно!

– Игорь Петрович, не подумайте, что я не в восторге, но… для чего мы это делаем? – осведомилась бабушка Нино, страстно припадая в танце к своему кавалеру. – Мне все-таки не шестнадцать лет… Ах, это движение называется «отказ от поцелуя»… Сейчас уже никто так не танцует… Так зачем же?

– Я веду вас по залу, вы смотрите за столики, – четко изложил задачу Петрович. – Сейчас пройдем по всему периметру, и вы…

– Браво! Вот что значит – военный человек! Осторожней, не наступите на платье, все-таки подарок сына… Пожалуйста, разворот к правой стороне, там сидит какая-то подозрительная парочка… Нет, гости столицы и с ними… явно не наша клиентка. Пожалуйста, дальше.

Танго уже заканчивалось, когда Нино Вахтанговна сжала плечо своего кавалера.

– Променад с разворотом?[1] – осведомился тот.

– Ах, нет же… Во-он за тем столом какая-то рыжая девица пьет минералку и нервничает. Ужасно вульгарно накрашены губы… и темные очки… Как будто здесь пляж! Нет, что-то я не понимаю в нынешних барышнях… И стало быть, у черной и рыжей все-таки альянс, они вдвоем в этом деле… Боже, как интересно!

Игорь Петрович развернул даму спиной к залу и посмотрел сам. Нино Вахтанговна была права: у самой стены сидела рыжая женщина в черном вечернем платье. Оркестр доигрывал последние такты танго, и старики поспешили оттанцевать к своему столику. Их провожали аплодисментами: Игорь Петрович и Нино Мтварадзе оказались лучшими танцорами в зале.

– Ну что ж… Работаем план «Старые жулики»? – деловито спросила актриса.

– Все, как договорились, – подтвердил генерал. – Вы хорошо себя чувствуете?

– Как огурец! Сто лет так не веселилась! Обязательно впишу эту историю в свои мемуары!

Игорь Петрович встал и предложил спутнице руку. Пара пересекла зал, подошли к рыжей девушке, и он вежливо осведомился:

– Позволите присесть?

– Простите, но я жду знакомых, – отрывисто бросила рыжая. В ее речи не было акцента, и старики обменялись многозначительными взглядами.

– Вы ждете нас, – бросила Нино Вахтанговна, непринужденно усаживаясь за стол напротив дамы червей. – Это мы прислали вам письмо касательно драгоценностей Мражинских. Вернее, не вам, а некой Марии Афродакис.

– Она моя подруга.

– А как обращаться к вам?

– Как хотите. Это не имеет значения. – Темные очки скрывали половину лица рыжей, но было понятно, что она во все глаза разглядывает старого генерала и его даму. – Так что же вы хотите сказать мне?

вернуться

1

Одно из па танго. – Прим. автора.

22
{"b":"250513","o":1}