ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Димка все знал, но гордился женушкой неимоверно.

— Так получается наоборот, они были славной парочкой, она ему карьеру, он ей свободу.

За что же убивать-то? — удивилась я.

— Было за что! — загадочно произнесла Ленора Гербовна. — Этот кроссворд только мне по зубам, а вы лучше рыбками займитесь! — и она стала подталкивать нас к выходу.

— С превеликим удовольствием, да только подозрение с нас никто не снимал. Вы уж постарайтесь, Ленора Гербовна, побыстрее решить этот кроссвордик, мы в долгу не останемся, чудный аквариум вам организуем, нервы успокаивает не то слово! — и я толкнула Аркашку в бок, чтоб и он подтвердил мое намерение расплатиться с Ленорой доступным нам методом. Но Мамонтов только топтался на месте и мычал что-то нечленораздельное.

АРКАДИЙ МАМОНТОВ

...Мое сердце усиленно билось, а в ногах я ощущал удивительную усталость.

— Букашкина, а я ведь с утра пораньше хотел звать тебя идти сдаваться! — честно признался я, с облегчением вздыхая, что у Леноры нас не повязали менты. — Не найдем мы улик против вдовы, как пить дать, вон сколько лет под нее роют, и ничего, как с гуся вода, еще резвее кувыркаться стала, да клиентура помоложе пошла, устала карьерой мужа заниматься.

— Что-то темнит Ленора Гербовна. — Подозрительную Капку не так-то легко сбить с толку. — Пойдем по парку прогуляемся, красота-то какая!

— Пойдем, — легко согласился я, красота и вправду была налицо, с такой подружкой можно всю жизнь гулять не нагуляешься, да и птички щебетали славно, плюс травка начала уже пробиваться кое-где, весна, любовь...

Мы бездумно бродили по асфальтовым дорожкам. Где в это время пребывали Капкины мысли, поди узнай...

— Стоять! — вдруг что-то острое уперлось мне в спину.

От страха я чуть не залез на близстоящую березу, спасла только Капкина невозмутимость. Кто ее предки? Никакой реакции! Полуулыбка Джоконды и медленный поворот... Я за ней. Ба! Господин Оков, собственной персоной! Этот занудный соратник Занозина по партии, который, как и Ленора, сдал нас с потрохами ментам.

— Испугались?! — веселился Оков.

— Да не особенно... — остудила его пыл Капка.

— Ребята, а ведь я обыскался вас!

— Нас многие ищут, и что же? — с сарказмом спросила Капитолина этого политического деятеля.

— У меня такие перипетии в аквариуме начались, аппетит даже пропал, целыми днями у него просиживаю, заседания в Думе пропускаю... — жаловался на жизнь «слуга народа».

— Херосы произвели икрометание? — догадалась Букашкина, с ее легкой руки наши клиенты на глазах обзаводились многочисленным потомством.

— Да-да-да! — Оков ухватил Капку за талию. — И вы должны на это зрелище взглянуть, так сказать, своим профессиональным взглядом.

Я и без господина Окова знал, что херосы принадлежат к числу одних из самых интересных рыб по той заботливости, которую они выказывают к своей икре и вышедшей из нее молоди. В этом отношении они превосходят даже значительно прославленных макроподов, так как здесь ухаживает за мальками не только отец, но и мать.

— Вы должны взглянуть и дать мне совет, естественно, я оплачу ваши услуги, как мне быть дальше с потомством? — полностью завладел он вниманием Букашкиной, увлекая ее к своему дому, который находился поблизости, на Гарибальди.

Идея с оплатой Капке понравилась, я знал, что она на мели. Букашкина бодро зашагала с Оковым, слушая его трескотню. Он расписывал ярчайшими красками все из жизни своих херосов, воспитанная Капка не стала его прерывать, хотя ей доподлинно были известны все стадии размножения.

Тут Окову пришлось замолчать, он стал лихорадочно рыться в карманах в поисках ключа.

Наконец дверь была открыта, и мы вошли внутрь, на этот раз политик не стал цыкать на нас, оберегая свой ковер и обои, а прямиком, не снимая обуви, двинулся к аквариуму. Картинка и вправду была мила!

Молодь уже заметно подросла, мальки очень доверчиво относились к своим родителям: они беспрестанно лазили у них по спине и по бокам, как бы что-то собирая между чешуйками. И на все это родители не только не сердились, а наоборот, казалось, им как бы доставляло это особенное удовольствие.

Вдоволь налюбовавшись на чудесных рыбок, я чуть не разрыдался, где-то мои совсем ручные питомцы? Не слишком ли холодная у них вода, хороший ли уход за ними, кто их новые хозяева? Меня ужасно тяготила мысль, что мне не суждено больше увидеть моих рыб.

Я бы без труда в любом аквариуме узнал своего черно-бархатного хероса по кличке Сэм и его верную светло-желтую с ярко-черными поперечными полосами подружку Матильду!..

— Четырнадцать градусов, слишком низкая температура, — звонкий голосок Капки спас меня от потока тоскливых слез, — нужно довести до восемнадцати, мальки лучше начнут расти. И аквариум мал для такой семейки!

— Ах, как удачно, что я встретил вас! — радовался Оков.

— Закупите более просторный аквариум, и...

Но хозяин перебил Капку, всучив ей сто долларов:

— Милая Капитолина, вы должны своей опытной рукой проделать все сами!

— Хорошо, через пару дней организуем! — вид стодолларовой банкноты воодушевил Капку, и она потеряла бдительность.

— Ага, мы приезжаем с аквариумом, а здесь уже раскинуты сети для поимки особо опасных преступников! — озвучил я свои опасения.

— Да, что вы, Аркадий, вы же не убивали Дмитрия! — возмутился Оков.

— Откуда такая уверенность? — поинтересовался я.

— Но вы же ничего не знали о деньгах?!

— О каких деньгах? — спросила Капка.

— У Дмитрия был дома партийный «общак», так вот, он пропал сразу после убийства! — ответил соратник Занозина.

О-о-о! Только не это! Наверняка нам еще инкриминируют и кражу «общака»!

— Убил тот, кто знал о деньгах и о том, что Дмитрий собирался сдавать их на хранение другому члену нашей партии.

— Что за «совковая» привычка хранить деньги дома? Вам он должен был передать этот бандитский «общак»?

— Ну, во-первых, не бандитский, а партийный... — поднял нравоучительно вверх палец господин Оков. — А, во-вторых, я не занимаюсь кассой!

— И кого подозревают? — с надеждой в голосе спросил я.

— Ну, — задумался Оков — вас не снимают со счетов, потом жену Дмитрия и преемника проверяют...

— Вот видите, нас не снимают со счетов!

Фамилия преемника?! — спросила Капка.

— Сироткин, Владимир Владимирович!

Послушайте, я вам верю и не буду впутывать в наши дела милицию. Мои рыбки важнее, чем какое-то убийство!

Мы с Капкой вытаращили глаза.

— Нет, сами разбирайтесь с молодняком, мы не сможем вам помочь до тех пор, пока с нас не снимут все подозрения! — ответила Капитолина. Хватило все же ей ума отказаться от общения с Оковым, и мы быстренько ретировались.

На улице я все же выговорил Капке:

— Букашкина, ведь говорил тебе, давай Цветову херосов в аквариуме организуем, так ты — нет, ни в какую! Придумала «собак» этих:

«Доберманы к доберманам!» — шутила ты. Дошутилась! Сейчас Вован был бы на седьмом небе от счастья, наблюдая за такой оравой мальков, и радовался бы их семейному счастью!

— Мамонтов, не ворчи, ты ничего не понимаешь, это «карма» такая у него!

— Ага, а у этого прохиндея «хорошенькая карма», врет людям с утра до вечера, ему-то за что такое счастье?!

— Его рождение молодняка изменило! — не отступала Капка.

— Ничего себе перемена! Да его даже не волнует, будут ли найдены убийцы его партийного друга! А у нас с тобой, тоже «карма» такая — от милиции прятаться?

— И у нас с тобой своя «карма»!

— На зоне горбатиться?

— Ты ничего не понимаешь в «карме», — остудила мой пыл Букашкина.

— Куда мне, — обиделся я не только за себя, но и за Вована, мечтающего о потомстве своих рыб, и замолчал.

КАПИТОЛИНА БУКАШКИНА

Надулся малышом! Ну надо же...

Однако я и не думала отставать от него и поэтому спросила:

— Слышь, Мамонтов, так вот какие деньги требовал Герман Штольц у вдовы, он просил ее поделиться, как думаешь?

10
{"b":"25054","o":1}