ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Обработал специальным составом собственного производства! — с гордостью воскликнул Моисей Маркович.

— Что ж вы мозги-то людям пудрите? — наивно недоумевал Мамонтов.

— Этот товар выставлен для снобов, ничего не смыслящих в настоящих вещах, но имеющих стойкое желание обзавестись модной сейчас «стариной». Разве на всех хватит по-настоящему антикварных вещей? Правильно, все истинно художественные вещи давно уже перешли в надежные руки. И тем не менее публика неустанно предъявляет спрос на древности, старинные коллекции пополняются новыми предметами, цены растут, а вместе с тем растет и мастерство подделывающих! В музеях еще есть действительно ценные вещи, хотя и оттуда стали тащить по-тихому, заменяя вот такими искусными подделками. Да-да, молодые люди, не обольщайтесь! Пойдемте, я лучше вас чаем угощу.

Резвый старичок поскакал вверх по винтовой лестнице, оставив вместо себя на посту своего племянника Марика, с увлечением читающего ветхую книгу, тоже наверняка искусную подделку.

Мы оказались в святая святых этого удивительного мастера, в его огромной квартире, заваленной всяким хламом. Чего тут только не было! И венские стулья, числом не меньше дюжины, и столы на гнутых ножках, за которые и не усядешься чайку попить, опасаясь перевернуть их, и совершенно немыслимые диваны, обитые парчой. Ну, а про библиотеку можно написать отдельный роман, сразу было видно, что здесь-то и есть все настоящее, а бутафория осталась в гостиной.

— Вот тут и проходит моя жизнь. Отсюда, — — старик любовно провел рукой по потрепанным переплетам старинных книг, — я и черпаю вдохновение на свое, не совсем законное творчество.

— Хватит тебе, Маркыч, под святошу косить, неси чай! — скомандовал Найденов, видимо, знал привычку «антиквара» поговорить.

— Уже бегу-у! — ответил Моисей Маркович, засеменив на кухню.

— Любит дед басни свои рассказывать, да слушателей не найти ему никак, Марика от книг не оторвешь, да и наслушался он дедовых сказок, — пояснил Найденов.

— Марик, это который на смену заступил?

— спросила я.

— Да, живет с дедом, родители в Израиль укатили еще в середине восьмидесятых, а эта парочка здесь прижилась, и ни в какую ехать не хотят!

— А что, Моисей Маркович и вправду сам мастерит вещички?

— Да, хобби у него такое, — выдал нам всю подноготную «антиквара» Найденов.

— Да-да, молодые люди, — подтвердил дед, неся на подносе чай, при этом руки его старчески не дрожали, а ведь дедуле почти восемьдесят.

— Обманывать народ — хобби? — ну никакого такта у Аркашки, ей-богу!

— Почему же обманывать? Я их тщеславие лелею, их значимость среди людей повышаю!

Человек ведь в жизни своей стремится к чему? — задал вопрос Маркыч и сам же принялся на него отвечать:

— Быть значительным.

Превыше всего ставить себя и свои успехи.

Рассказать о том, чего он добился в жизни, мало, зато показать — совсем другое дело! Имея дома старинную мебель, можно ведь и наплести окружающим, что он-де является потомком дворян. Мол, противные большевики разорили родовое гнездо, пришлось по крупицам собирать остатки былой роскоши. А легковерные граждане будут с почтением относиться к этому «потомку»: какое уважение к предкам — разыскал семейный гарнитур, который украшал гостиную дедушки, действительного Георгиевского кавалера! Но это годится для человека с фантазией... — говорил, прихлебывая ароматный чай, Маркыч, — а вот для «новых русских» с амбициями важна цена на антикварные вещи, он не запомнит имя мастера, трудившегося над созданием шедевра, он просто скажет: «А вот за этот письменный стол из особняка графа Орлова я выложил сорок тысяч зеленых!» С таким клиентом неинтересно, но можно хорошо заработать! Во всем своя прелесть! Ну, не буду вам мешать, у вас ведь какой-то разговор имеется! — видимо, молнии, вылетающие из глаз Найденова, попали в цель, и Маркыч, собрав пустые чашки времен «первой мировой», потопал на кухню.

— Короче, появился новый объект для исследования — Сироткин Владимир Владимирович, вот его фото. — Колян достал из внутреннего кармана фотографию маленького худого человека, — я знаю, вы и сами пытаетесь копаться в этом деле, так что может пригодиться и эта деталь. Но самое важное, почему органы заинтересовались этой личностью...

— Занозин должен передать ему «общак» на хранение, — похвастался своей информацией Аркашка.

— Не только, за полчаса до убийства этот тип ошивался в окрестностях Димкиной виллы. Имеется несколько свидетелей, видевших его крадущимся к дому, да, именно крадущимся.

— Уж не Ленора ли Гербовна его заприметила? — Аркашка был зол на Ленору за то, что она дала наше подробное описание ищейкам.

— Нет, Леноры в данный отрезок времени не было ни в доме, ни около него!

— Да-да, припоминаю, она посещала церковь. Алиби у бабули было стопроцентное, — сказал Аркаша.

— Только довольно странное алиби у партийной леди, — озвучила я свои мысли.

— В отношении экономки все проверено, на старости та действительно увлеклась посещением церкви, прихожане часто видели ее, — разбил Найденов мою надежду заподозрить Ленору Гербовну в убийстве любимого ученика.

— Ну и к чему нам Сироткин, каким боком к нему подлезть? — недоуменно спросила я у Коляна, возвратясь к личности на фотографии.

— Вы же за вдовой следите, — Найденов, оказывается, был осведомлен о наших делах, — так вот, этот субчик ее просто обожает, готов выполнить ее любую прихоть, изредка наведывается к ней. Мало ли что удастся вам заприметить...

— Пустой номер, она предпочитает герра Штольца! — вспомнил Аркашка ночные бдения вдовы в Немчиновке.

— У Штольца денег курам на смех, а этот подкидывал изрядно вдовушке! Но самое главное, деньги ему самому позарез нужны были.

Азартным игроком стал Владимир Владимирович, да фортуна отвернулась в последнее время от него!

— Тогда это в корне меняет дело! — ухватился Аркадий за новую версию. , — Ну, дерзайте, а мне пора, — засобирался Найденов. — Я убегаю, Маркыч, а этим ты можешь еще что-нибудь поведать, да смотри не очень-то, а то совсем, гляжу, на старости лет бдительность потерял! — поучал «детектив» словоохотливого дедулю.

— Беги, беги, мы тут сами разберемся, что можно говорить, а чего нельзя, ученые-с! — Маркыч вытолкал Найденова. — Я прошу прощения, молодые люди, но, кажется, я знаю, как вам помочь организовать встречу с Сироткиным.

— Вы подслушивали? — возмутился Аркашка.

— Да, на ваше счастье! — ничуть не смутился старик. — Так вот, к делу. Есть у меня ларчик, о котором мечтает господин Сироткин уже полгода, да я его другому профану всучил.

Если хотите, можете для знакомства воспользоваться вот этим, — он достал древнейший ларец с затейливой резьбой, — только, чур, про меня ни слова! Этот ларчик — близнец того, что понравился Сироткину.

— У вас серийное производство? — не удержался от сарказма Аркадий.

Ну ни лох ли, счастье само плывет ему в руки, а он ехидничает!

— Можно сказать и так! — ничуть не обиделся Моисей Маркович.

— . Я наступила Аркашке на ногу, дико вращая глазами, но мою уловку заметил Моисей Маркович, и я покраснела.

— Право, не краснейте, девушка! У вас отличный парень, таких поискать и то не найдешь! Берите и идите на встречу, скажете, что ваш батюшка купил эту вещь втридорога у меня, Моисея Марковича Гершензона, вы в курсе, что эту вещицу якобы ваш батюшка увел из-под его носа, войдя в сговор с этим прощелыгой, то есть со мной. Денег у семьи нет, и вы решили вернуть покупку настоящему ценителю древностей! Как вам моя идея? По-моему, стоит попробовать, других вариантов у вас нет, в казино вам к нему не подобраться, он опасается всяких сомнительных знакомств... — довольно потирал сухонькие ручки Моисей Маркович.

— Отличная идея, но сколько мы должны получить за этот ларчик с господина Сироткина? — быстро согласилась я, пока сомнения не полезли в бескомпромиссную голову Аркадия.

— Он из любителей, поэтому планку завышать не стоит, Пусть будет двадцать две тысячи, да, это хорошая цена! — немного подумав, заключил антикварий.

17
{"b":"25054","o":1}