ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На первый взгляд казалось, что она перерисовывает на миллиметровку мозаики для последующего изучения. На второй взгляд, среди прочего можно было разобрать пути следования патрулей.

«Ни слова», – предупреждает Бев. И я не уверена, намекает ли она на сенсорную сеть[5], или на степень доверия мне, пока отойдя на несколько шагов, она не указывает жестом следовать за ней.

Но я всё ещё молчу. Стою и наблюдаю, как она сжимает челюсти и поджимает губы. Несколько мгновений, и она внезапно заговорила: «Слушай, мы всё ещё активны, ясно? Оракул [6]– это ещё не всё. Только потому, что ты не хочешь знать…»

«Я всё ещё молчу».

«Возможно, ты заметила, что пассивное сопротивление – не мой конёк». Я кивнула на планшет. «За такое тебя убьют, а ты ещё и остальных за собой потянешь».

«Слушай», – прошипела Бев – «тебя здесь не было, когда они пришли. У тебя были где-то приключения, но тебя не было здесь[7]. У нас не было и малейшего шанса. Они действовали слишком быстро, а мы были абсолютно не готовы. Нам даже не удалось дать им бой».

Резкие слова рвались наружу, но я терпела. «Так вот чего ты добиваешься? Боя?»

«Да, мать его, боя. Хочу задать им настоящую трёпку и выяснить из какого теста эти супер-уверенные в себе ублюдки сделаны». Бев поворачивается вокруг своей оси, указывая на здания и окружающие сады. «Сама Коллекция способна предоставить нам так необходимое преимущество. Они не имеют представления и о половине того, что здесь хранится. Древнее оружие, современное оружие, оружие будущего, рыбы».

«Рыбы?»

«Два карпа в том фонтане. Выделяемые ими нейротоксины, действуют практически на всех млекопитающих. Бракс попросил меня как-то забрать их с Халзарра. Если бы нам удалось синтезировать часть этих токсинов…».

К нам приближался часовой, поэтому, подхватив под локоть Бев, жестикулируя (надеюсь в достаточной мере академично), я повела её по направлению к саду. Как бы продолжая разговор, я сказала: «В качестве первого шага к победе, нам необходимо их перехитрить. А для этого нам нужен Бракс».

Бев выразительно кивала на мои жестикуляции: «И?»

«И Бракс что-то скрывает».

На это Бев мотает головой. «Он никогда не станет с ними сотрудничать».

«Нет», – соглашаюсь я. – «не станет. Но что же это настолько опасное, о чём он не хочет мне говорить?»

***

Мне позволили его снова увидеть через несколько дней. На этот раз чая не было. Телохранители Ансона вновь обыскивали его апартаменты.

Очевидно, что Браксу было не до разговоров.

Вокруг него кружили десятки голограмм: опера, мыльная опера, классический любовный роман, парочка трагедий разных эпох и бой-бенд. Впрочем, последнее также может относиться к трагедии своей эпохи. Между голограммами плавали зрительные экраны, каждый из которых показывал схематики боёв. Тикали зелёного цвета часы рядом с красного цвета колонками цифр, обозначающих военные потери.

И в центре всей этой какофонии цвета и звука, медленно поворачиваясь на месте, находился Браксиатель.

Проходит охранник; Бракс резким движением хватает книгу, и открывает на середине. Потратив на чтение не более полсекунды, он швыряет фолиант на пол и продолжает поворачиваться.

«Бракс, » – говорю я – «чем это ты занимаешься?»

«Маршал Ансон предложил мне пересмотреть своё мнение в отношении Пятой Оси».

Я смотрю на зрительные экраны. Итаксия, Белзас, Халзарр Прайм, Солнечные колонии. Внезапное распространение влияния Пятой Оси в этой части галактики.

Неожиданно в меня врезается охранник и церемониальный жезл, который он нёс, выскальзывает из его рук. Я успеваю подхватить предмет до того, как он приземляется на пол. Охранник одаривает меня долгим взглядом и быстро исчезает в соседней комнате.

Стоящий передо мной Бракс закрывает глаза и не громче шёпота что-то говорит. Из-за того, что женщина с оперной голограммы начинает петь сопрано, мне ничего не удаётся расслышать.

«Что?» – переспрашиваю я.

«Ты замечаешь?» – повторяет он. «Принцип, по которому всё работает?»

Заглушив голограммы, я фокусирую своё внимание на зрительных экранах. Я, конечно, не военный стратег, но кое-что понимаю. Хотя, видимо, этих знаний не достаточно.

«Нет,» – отвечаю я. «Я не вижу. За спинами агрессоров не так уж и много гражданских».

Бракс резко открывает глаза. «Именно. Из-за отсутствия исторического контекста всё это не имеет никакого смысла».

Он выхватывает у меня из рук жезл, разворачивается и обрушивает его на один из зрительных экранов. Бьётся стекло, разгромленная электроника взрывается фонтаном искр. «Бракс!» – кричу я, и в попытке остановить его, приближаюсь. Но он уворачивается.

«Нет», – размах, грохот. «Никакого», – удар, взрыв. «Контекста», – разворот, удар.

Он слетел с катушек. Вихрь ярости, хлопающий пиджак, растрепавшаяся причёска, невидящий взгляд, пожирающее намерение крушить всё вокруг. Зрительные экраны разбиты; жезл, пройдя сквозь голограммы, настигает трансмиттеры, уничтожая и их на своём пути.

Но вот его ярость начинает угасать, он опускает руки, насильственные желания пропадают. Последней под раздачу попадает оперная певица. Бракс сбивает висящий в воздухе трансмиттер, который катится, перед тем как остановиться у моих ног. Музыки и пения давно уже не слышно, однако певица с фиолетовой кожей всё ещё продолжает мерцать рядом со мной.

Телохранители продолжают обыск, обходя нас стороной. Им было велено игнорировать все его действия. Бракс опускается на колени, и только жезл удерживает его от того, чтобы полностью не сползти на пол. Я пытаюсь помочь ему встать, но его взгляд замораживает меня на месте. «Уходи, Бенни. Сейчас».

К своему стыду я так и делаю. Хватаю трансмиттер и бегу.

***

Во время нашей следующей встречи Браксиатель готовит. И на этот раз он само спокойствие. Со сковородок поднимается пар, лежит нарезанный лимон и натёртая кожура. Сам Бракс тихонько напевает себе под нос.

На этот раз меня пускают к нему с целью убедиться, что с ним всё в порядке. «Надеюсь, ты не возражаешь,» – говорю я, – «что я позаимствовала тот трансмиттер. И заодно просмотрела файлы, которые тебя тогда заинтересовали».

Бракс отмахивается от моих слов. «Мне не следовало реагировать таким образом. Отчаяние, Бернис, отравляет живой ум. Я выискивал принципы там, где их нет». Печальная пауза, после которой он шепчет: «Как двумерно с моей стороны».

Он пробует соус, и просит передать ему соль.

«Всё дело в том,» – отвечаю я ему – «что возможно там есть общий принцип. Ось и её кампании. У них действительно не очень много простых граждан. Но пойми меня, думаю, что здесь есть что-то общее».

Бракс поднимает бровь и продолжает помешивать.

«Я довольно долго размышляла над этим. И мне стало казаться, что у всего этого есть что-то… знакомое. Что-то такое, о чём ты или я могли поразмыслить».

Он позволяет себе ироничный смешок.

«Их стратегии основываются не на собственных доктринах, а на доктринах их оппонентов. Их историях, их культурах, их слабостях. Пятая Ось не подавляет тактику своих оппонентов, она её обходит».

Бракс продолжает хранить молчание, а я оглядываюсь в поисках початой бутылки вина, быстро теряя уверенность в собственной теории, в надежде, что алкоголь поспособствует возвращению былой убеждённости. Единственное, что удаётся найти – шерри для готовки. Ну уж, у всего есть свои пределы. «Очень умно и психологически просчитано. Совсем не тот блицкриг, на который все рассчитывали».

Только теперь я начала понимать, как сильно моя политика молчания по отношению к Бев действует на нервы. Как раз нечто подобное Бракс сейчас вытворяет в отношении меня.

«Однако всё вместе выглядит несколько…»

Бракс мне улыбнулся.

«…Странно».

«Очень интересная теория» – ответил он. «Но у тебя нет возможности её проверить». Покачав головой, он вновь сосредотачивает своё внимание на плите. «Ты похожа на меня больше, чем тебе кажется, Бенни. Двумерное мышление. К тому же здесь ситуация может значительно ухудшиться. И чтобы справиться с ней, тебе необходимо добиться куда большего».

2
{"b":"250542","o":1}