ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это ты к чему? — скосила на него глаз Аня.

— Ну-у, так. Прикольно.

— А я думала, намекаешь, что немцы-то не ленились учить язык своих клиентов, а товарищ твой только, когда прижало, об этом вспомнил.

— Не, он больше всего радовался такому родному выражению лица этой немки. Говорит — точь-в-точь как у них на Псковщине. И не подзуживай — я уже вполне освоился с местной речью.

Так за разговорами допили то, что принёс бармен и попросили ещё. Но сами напитки выбрали другие.

— А что?! — ответил Филипп на укоризненный взгляд Анны. — Мне же велено не больше, чем по одной кружке. Так я и не больше, чем по одной каждого сорта. Это вот Угэйрское, а то Кострашковское было.

Тем временем народу в зале прибавилось — подтянулись местные жители обоего пола, многие заказывали и полный ужин, а не только выпивку. Чуть погодя появились и люди в форме — и свободных мест почти не осталось.

— Вы позволите к вам присоединиться, — один из военных с палочкой в левой руке спросил разрешения занять четвёртый стул рядом с их столиком.

— Да, пожалуйста, — кивнул Сёма.

Подошедшая официантка сноровисто поставила перед незнакомцем глубокую тарелку с чем-то похожим на плов, бутылку вина и фужер.

— А вы не из нашего корпуса, — заметил этот мужчина и принялся за еду.

— Э-э… Да. Наверное, — кивнул Фил. — Мы вообще не из корпуса. Отдельная рота.

— Простите, я имел в виду лечебный корпус реабилитационного центра.

— Так вы что, сбежали из больницы после отбоя? — сообразила Аня.

— Ну да. В это заведение ходят, в основном, местные работники сферы обслуживания, а персонал больницы сюда не заглядывает. Они предпочитают кафе поближе к госпиталю. Ну а нам, истомлённым бесконечными процедурами и лечебной диетой, приходится оттягиваться тут. Вы разве не такие же?

— Мы не на излечении. Служим Его Величеству и пребываем в добром здравии, — Сёма решил сразу внести полную ясность.

— Ха! Поговаривали, будто здесь, на Лазурной Лагуне восстановлена монархия, — воскликнул незнакомец. — Вы, сударыня, — обратился он к Ане, — тоже причастны к этому?

— Причастна, — созналась девушка и наморщила носик — тема явно показалась ей неудачной. — А вас где ранили?

— Под Ментиной. Наши позиции накрыли ракетным ударом. Знаете, это было чистым безумием надеяться остановить напичканные боевой техникой войска, сидя в окопах с одним только стрелковым оружием.

В этот момент Аня вздрогнула и непроизвольно схватила мужчину за руку.

«Проникла к нему в сознание и уловила воспоминание о том бое» — понял Сёма.

— Знаете, — положил он руку на плечо мужчины, — идите-ка, потанцуйте с девушкой.

— Боюсь, моя нога не позволит мне сделать это.

— Чепуха, у вас всё давным-давно прошло, — Анька уже всё сообразила, встала и потянула хромого в сторону пятачка, где под музыку выплясывали несколько молодых людей. — Филя, отними у него палку.

* * *

Уже через несколько минут по заведению распространилось «знание» — эта девчонка в форме со знаками различия рядового — настоящая принцесса. И не стало отбою от самых галантных кавалеров, желающих… ну, в одно касание, как Натка, Аня лечить не могла. Но за минутку-другую справлялась с последствиями даже самых серьёзных боевых ранений. И ещё, она наполняла души своих партнёров мягким уверенным оптимизмом — уж ментальными-то техниками лучше неё никто не владел.

Почти полсотни людей, посетивших в этот вечер чистенькую непритязательную пивную, вышли из неё вполне себе монархистами. Причем, здоровыми монархистами. Даже женщины стали стремиться подсесть, хоть ненадолго за столик, где оставались Сёма с Филиппом, и обязательно увлечь одного из них на танцпол. В общем, рубашка у Семёна оказалась вся вымазана в помаде, а Фил обзавёлся фингалом. Впрочем, следы «загула» были бесследно удалены ещё до прибытия пред ясные оченьки благоверных — никому не нужно было скандала.

Глава 24

Нынче здесь, завтра там

— В общем, такие дела, ребятки, — Арсений вывел на стену карту бывшей республики, а теперь — провинции Анторин. — Как вы видите, под управление империи попала территория, разместившаяся по берегам одного из внутренних морей. Размером оно примерно с земное Эгейское и точно так же напичкано островами. Яркое солнце, шелковистый песок и лазурное море — главные богатства. Соответственно и вся жизнь этой страны подчинена приёму отдыхающих. Тому, чтобы создать комфорт, накормить, напоить и снабдить красивыми сувенирами. Естественно, трудности последних месяцев не обошли стороной и наших новых подданных. Единственный плюс — они, всё-таки, не голодали и не мёрзли.

Мелты тоже отмечались в этих краях и не вызвали у людей ни малейших симпатий — имели место грабежи и насильственное выселение из некоторых зданий. Это, разумеется, привело к отдельным проявлениям протеста — были убитые и раненые с обеих сторон. Хотя именно здесь большого кровопролития или глобальных разрушений не произошло. А вот в других будущих провинциях нашей Империи потери более существенные.

Так, примерно, выглядит общая картинка. А теперь о ближайших задачах. Нам нужна самая широкая поддержка всех слоёв населения и стремительные успехи в восстановлении деловой активности на подчинённой территории. Для это необходимо привлечь отдыхающих в огромных количествах. Особым бонусом является то, что курортно-восстановительное лечение — сильная сторона Анторинской медицины. Тут есть целебные грязи, минеральные источники, лечебная нефть. Кроме того к услугам страждущих огромное количество самых разных физиотерапевтических процедур. Провизия зреет на ветках, мычит на пастбищах и плавает в море. А вчера ко мне заглянул… как бы это сказать… выборный посол от нескольких банков, оперирующих в Анторине. Словом — кредиты будут.

Теперь — по персоналиям. Сёма, понадобится несколько тонн платины в монетах. Эскизы новой валюты — империала — наш новый партнёр подгонит к вечеру.

Наташа! Ты как, в силах заняться посещением выздоравливающих?

Натка погладила свой довольно заметный уже животик и кивнула: — Я в хорошей форме, Сеня.

— Тогда уже послезавтра подгонят яхту с вышколенной прислугой. Филя подготовит подразделение для твоего эскортирования, и в путь — реабилитационные центры есть не только на нашем острове.

Аня! А ты можешь хоть что-то исцелять?

— Если у кого мозги переклинило, то справляюсь. Ну и последствия большинства травм.

— Ладно. Будет две яхты. Филя, хватит нам людей на вторую группу сопровождения?

— Наберу ещё восьмерых — четыре парных наряда.

— А ты, Оля, как я понял, пока ещё не очень здорово волшебничаешь?

— Ну, не дотягиваю, конечно, до ваших кондиций. Я собираюсь полазить по новостям со здешнего политического Олимпа, позаглядывать в души к лидерам разных стран, разобраться, кто чем дышит.

— Как раз об этом я и хотел тебя попросить. Но с утра на приём записался человек, отрекомендовавшийся бывшим работникам министерства двора — он из числа тех, кого тут зовут Хранителями. Пообщаешься с ним?

— Ой! Тут же может потребоваться принимать решения, — неуверенно протянула девушка.

— Так принимай. Ты не глупее любого из нас и не хуже обо всём осведомлена. Говори от имени империи, и ничего не бойся. Ну, и Сёма подскажет, если что. Он же никуда не уезжает.

— Он подскажет даже если уедет, — улыбнулась Оля. — И ты подскажешь. Связью-то я неплохо овладела, даже в пределах всей звёздной системы. Ладно, Сень, задачу поняла. Приму гостя в малой гостиной.

* * *

— Вот ведь как всё непросто! — ворчал Арсений, просмотрев очередную подборку новостей. — Чёртова пропаганда! Как же она, всё-таки поставлена в этих гадких республиках! Ведь все факты указывают на то, что в Анторине население живёт лучше, чем в других местах. Твёрдая валюта, обеспеченная драгметаллами, работа есть у всех, цены устойчивые — никакой инфляции. А отовсюду слышатся вопли о злобной деспотии самодура-императора. О дикости нравов, царящей под рукой жестокого тирана. Представляете? Даже среди наших подданных не редки подобные высказывания, ведь невозможно же отсечь нашу единственную провинцию от остальной планеты по всем каналам связи.

36
{"b":"250543","o":1}