ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Представьте себе, мэр города попытался воздействовать на военкома, чтобы тот дал Арсению отсрочку от призыва — это всё из-за производства минитракторов. А директор завода точно так же попробовал «откосить» Семёна Букацинского. Без него, видите ли, некому налаживать заводскую сеть. Парни быстро разобрались в вопросе и заставили военкома отправить им повестки. Но закончилось это грустно — знаете, как переживают люди, вынужденные делать что-то против своей воли. Но сопротивляться нет никаких сил.

— Да они просто монстры! — воскликнул капитан.

— Они наши монстры, — ротмистр снова налил. — Я же говорю — всё дело в воспитании. В том, как сам человек относится к собственному могуществу. Для чего он им пользуется. Эти-то ребята и скромны и изворотливы и чувство долга у них имеется. Они вообще очень переживают за проблемы России, потому что чувствуют свою к ней принадлежность. Поэтому — выпьем за их достойных родителей.

Эпилог

Пурга, вьюга, метель — слова разные, а смысл один. Это, когда снег, вместо того, чтобы мирно лежать в сугробах, кружится в воздухе, создавая белую пелену, в которой уже через несколько шагов ничего невозможно разглядеть. Вот в такую погоду, да ещё и после наступления ночи, когда хороший хозяин даже собаку из дому не выгонит, подъехал к воротам воинской части грузовик-фургон. Он остановился, осветив фарами зелёные железные створки с красными звёздами.

С водительского места выкатился невысокий человек в толстом пушистом даже на вид комбинезоне и мохнатых унтах. Он уверенно открыл дверь в небольшом кирпичном строении рядом с въездом и оказался в коридорчике, перегороженном турникетом.

— Вызови офицера, — коротко бросила девушка, а миловидное личико в обрамлении меховой оторочки комбинезона не оставляло сомнений в половой принадлежности водителя. — Передай, что фрукты привезли.

— Какие фрукты? Откуда? — из-за двери караульного помещения в коридорчик проник прапорщик.

— Экзотические. Из тёплых стран. Вот накладная, — приезжая вытащила из рукава свёрнутую трубочкой изрядно пожамканную бумажку. — Распорядитесь открыть ворота и пошлите людей к столовой. Надо поскорее разгрузить, а то эти неженки задубеют на морозе.

— Виноград, киви, земляника садовая, апельсины, груши, черешня, — читал прапорщик. — Всего три тонны. Завьялов! Открывай ворота. И звони на кухню — пусть встречают. Вот уж никак не ждали, — разведя руки в стороны, обратился он к девушке.

Та только пожала плечами: — Моё дело привезти, а кто и почему послал, мне не докладывают.

Через минуту грузовик въехал на территорию и сразу направился в нужную сторону. Водитель уверенно развернулся и сдал задом к разгрузочному балкончику пищеблока. Солдаты в наспех наброшенных тёплых бушлатах распахнули двери кузова и принялись таскать ящики в подсобку, а водитель снова выбрался из кабины, обошел машину и защебетал:

— Осторожненько, мальчики! Не швыряйте — ставьте аккуратно, а то сделаете из фруктов кашу, — после чего стремительно направился к соседнему зданию, через несколько шагов затерявшись в снежной кутерьме. У стены он на секунду остановился, выбирая куда двинуться, как вдруг перед его носом распахнулась дверь.

— Сёмушка! — Ольга сразу попала в лапы к мужу и даже не подумала вырываться.

— Пойдем сюда, — по-медвежьи облапив, Сёма повлёк супругу в помещение с большими окнами, расположенными далеко от пола. Вдоль стены здесь лежали сложенные стопами маты. Скупой свет наружных фонарей пробивался в спортзал снаружи — его только-только хватало, чтобы не натыкаться на предметы.

* * *

— Ну, чего расшумелись? — вынырнувшая из снежной круговерти девушка в тёплом комбинезоне подошла к нервно переминающемуся у кабины военному. — Прапорщику на проходной я накладную отдала — звоните сами, а мне пора. У меня на сегодняшнюю ночь ещё два пункта доставки — сами знаете — Новый Год на носу.

Забравшись в кабину, она завела мотор и плавно покатила обратно. Грузовик без задержки миновал ворота и скрылся среди мельтешения пурги. Впрочем, буквально через несколько минут вьюга улеглась. Снег лежал, искрясь в свете фонарей, и аппетитно поскрипывал под ногами. Только слабая позёмка напоминала о недавней метели, но и она вскоре стихла.

* * *

Заходите, Андрей Ильич! — командир части призывно махнул рукой показавшемуся в дверях кабинета заместителю по воспитательной работе. — Садитесь поудобней, а ты, Букацинский, повтори то, что сказал мне. Сидеть! — не слишком громко, но подчеркнуто командным тоном, одернул он попытавшегося встать рядового.

— Прошу не наказывать прапорщика Диденко, — так же негромко, но чётко «доложил» Сёма. — Он пропустил машину без пропуска и не доложил дежурному по части, потому что подвергся непреодолимому ментальному воздействию.

— Гипноз, что ли? — уточнил замполит (он, хоть и по воспитательной, но в обиходе сохранился устаревший термин).

— Ну, да. Это, пожалуй, самая подходящая модель для объяснения.

Офицеры переглянулись — ситуация обоим показалась комичной. Тем не менее, быстро вернули лицам серьёзное выражение:

— То есть, для того, чтобы доставить к новогоднему столу партию неизвестно откуда взявшихся фруктов, была проведена целая шпионская операция с привлечением специалиста по воздействию на человеческое сознание? — с ехидством в голосе спросил командир части.

— На самом деле это, то есть фрукты, было отвлекающим маневром. Жена ко мне приезжала в самоволку.

Замполит взял со стола папку с личным делом, перевернул листок, другой…

— Она владелица торговой точки, то есть дама состоятельная. И, как я понимаю, не скупая. Выложила неслабую сумму ради нескольких минут свидания с тобой. А не проще было попросить отпустить тебя в увольнительную? Мы, чай, не звери, тем более, сын у вас.

— Так, товарищи офицеры! Вы же, наверное, не первый год женаты. Знаете — если бабе что в голову втемяшилось, то никакой оглоблей не перешибить. Ну и времени у неё было очень мало.

— Нет, ты нам зубы не заговаривай. Кто прапорщика гипнотизировал?

Сёма на пару секунд расслабился, словно сдулся, уйдя в себя. Даже чуть со стула не упал. Но быстро очнулся и… вошла миловидная женщина в форме, поставила на стол стакан чая:

— Это что, тоже ментальное воздействие? — сообразил командир части. — Тогда об этом надо доложить, кому положено, — офицеры переглянулись. — Тебе с такими способностями нужно не инженерных войсках служить, а в специальных.

— Они в курсе. Я действительно числюсь в чине ротмистра, но не в Российской армии, а на далёкой-далёкой планете. Сейчас там у меня отпуск, потому что дед, если я не отслужу, как положено, разговаривать со мной не будет. Так что — вошли в положение, — Сёма махнул рукой с колечком и создал прямо над столом объёмное изображение — он, Филя и поручик Вода (тогда ещё поручик) в снаряжении, словно из фильма «Звёздный десант», рядом с входом в отделение реабилитации на Лазурной лагуне. — Это мы после штурма правительственного комплекса на столичном острове.

А это, — кадр сменился, — мой куратор от ФСБ капитан Михеев.

Изображение ожило и заговорило: — Товарищ полковник, товарищ подполковник! Прошу дать подписку о неразглашении тайны, ставшей вам известной в силу сложившихся обстоятельств. Инопланетянин Букацинский является гражданином России и служит в вашей части на общих основаниях, поэтому наказывать его вы имеете право в пределах, предусмотренных уставами. Но саму его принадлежность к иной цивилизации следует сохранять в секрете.

— Простите, товарищ капитан, — взъерепенился командир части, — если это действительно настолько секретно, то не вполне понятна причина, по которой нас ввели в курс дела?

— Такие вот особенности… нравственные принципы, если хотите, этих самых пришельцев. Собственно, загвоздка в том, чтобы не допустить наказания ни в чём не повинного прапорщика и, в то же время, не дурачить командование. Ребята иногда на удивление щепетильны, а у нас с ними некоторая дипломатия.

50
{"b":"250543","o":1}